Гид по Парижу 1

118        0        FB 0      VK 0
12.01.11    ТЕКСТ: 

В Посольстве Франции — новый атташе по культуре Игорь Сокологоркий. Он пришел как раз под конец года России-Франции и обнаружил нетронутый бюджет этой программы. Обзвонив пока еще незнакомых ему молодых художников, Санта Игорь подарил откликнувшимся Новый год в Париже.
И вот компания собралась и понеслась осваивать столицу в режиме нон-стопа за 6 дней. Были и Музеи, и галереи, и сквоты. Здесь собраны впечатления молодых художниц в путеводитель по Парижу. Если вы собираетесь отправиться туда в путешествие и не равнодушны к современному искусству и своеобразному взгляду художников на туризм, милости прошу — изучайте!
Ксения Сорокина / рис. 1–4 (из переписки с другом, художником Иваном Р.)
«Ваня, поздравляю тебя с новыми 12 месяцами.
я в париже, только что вернулась с вечеринки кати к., твоей подруги, если не путаю ничего искусство пока все скучное, что смотрела но природа и город
черные парни, вьетнамские девочки, все кричит: «бон ане!»
Так начались наши пятидневные каникулы в Париже, открыли мы их посещением Палас де Токио, потом были народные гуляния на Елисеевских полях, по которым неслась ватага ряженых в красные рожки, вооруженных трезубцами представителей международного клана подростков. на дороге валялись твердые блестящие битые бутылки, потные мятые бумажки с объедками фастфуда, пустые хлопушечки и бумажные спиральки, наверное конфетти. Это был русский праздник, Новый год по московскому времени, над которым сияло, смеялось знаменитое чертово колесо обозрения.«Бон ане!»-ай-на-не. В доме русских эмигрантов дикие танцы и мирно спящий выводок детей, шоколадные пирожные с мятным холодком. грузинские гости, политые острым национальным соусом фотографии связанных нагих красавиц и лобио, вкуснее которого в жизни ничего не пробовала.
Улица Святого Михаила с мужчинами, охраняющими фондю у входов в кафе, греческий ресторан под названием «Мутно», гордящийся своими знаменитыми клиентами-актером Машковым и художником Никасом Сафроновым, букинистическая лавка, где я украла DIPLOM de prix de l education phisique, пустой бланк, в который я впишу свои имена и обрету, наконец, европейское образование (…) Ни о чем не волнуйся, здесь Nicolas Pussin, Watteau, Jacqes-Louis David; Corot передает привет! В Лувре я собирала свою коллекцию Иуд, присутствовавших на изображенных разными художниками тайных вечерях, это оказалось совсем нелегким делом, до сих пор думаю, что мы с неизвестным мне французом совершенно зря обозначили, как врага какого-то невинного апостола, ну мы же не специалисты.
Да, еще несколько слов о Баския. Я всегда была к нему несправедлива, я чувствую вину, а теперь и нехватку; то ли репродукции нивелируют его невероятные живописные качества,то ли я была слепа, принимая его за заурядного графиттиста, теперь, когда пелена спала, я могу сказать, что Баския безусловно великий художник, объединяющий уличный дискурс и личную мифологию, родоплеменную идентичность и религиозную традицию, прикоснувшись к этим элементам, он заставляет их нестись на бешеной, почти как в мечтах футуристов, скорости, они остаются в виде следов, пятен и надписей на его холстах, частично отслаиваясь, переливаются , словно частицы живой, пульсирующей и неведомой материи…».

Алина Гуткина / рис.11–13:
«Я бы написала быть может и книгу впечатлений о Ларри Кларке и Баскии(выставка идет в Музее современного искусства) но это до боли предсказуемо, поэтому пропущу их и обращусь к кино и моде.
В Синематеке сейчас идет отличная выставка Brute/Blonde. никакой надежды на что-либо вменяемое название не оставляет, но тем не менее вполне неплохая выставка о женских волосах. Здесь фильмы, клипы, редкие телевизионные архивы, фотографии, картины и инсталляции. Все о противостоянии и мифологии, о фетишизации и фашизме. Здесь и Абрамович, и Нешат среди огромной коллекции режиссеров. Целая серия работ об эволюции блондинки — жена до 30-х годов и роковая соблазнительница после. Изобилие образов в движении, поставщиц икон и моды, рождение стилей. короткие волосы 20-х от Луиз Брукс, платиновые в 30-е от Джин Харлоу, пламенный красный 40-х от Риты Хейворт, Бриджит Бардо в 50-х, андрогинный образ 60-х и тд.
В музее декоративного искусства — выставка Идеальная история современной моды: 90-е и нулевые. Представлены все! 150 моделей от 29 модельеров. Наряды за стеклом и видео с показов. Некоторые в традиции прет-а-порте, некоторые — за гранью. Спортивные танцы от Маккуина, перформансы от Чалаяна. У каждого стенда — плеер для глубокого атмосферного погружения.
Rave 90-х и минимализм, классика и рок-н-ролл, дети с приставками на подиуме между моделями, люди без лица и радикальные перевоплощения нулевых.
Да, и насчет Ecole de Beaux Artes, куда я поступала. «Мертвое» место. Выяснила, ушли оттуда Мессаже и Болтански. Зато у кубинской художницы-перформансистки Tania Bruguera я бы не отказалась поучиться. Там сложно — обучение платное, без гранта или поручительства из России вряд ли возьмут.»

Анастасия Рябова / рис. 5–10:
«Основной ценностью, которую я привезла из Парижа домой для меня являются идеи, пришедшие мне в голову во время прогулок по невообразимой красоты улицам, паркам, музеям, а также зеленым зонам Парижа, да и просто в то время, когда я сидела у себя в номере.
Отметая хронологический порядок появления этих замыслов, логикой своего повествования изберу условия, в которых данные идеи появлялись.

Как ни крути, в Париже мы оказались в первую очередь в качестве туристов. Основным атрибутом профессионального туриста является фотокамера, которая была и у меня. Фотографирование меня жутко раздражало, но камера была у меня всегда с собой, причем довольно увесистая и раз уж мне приходилось ее с собой таскать, то я промежутке между достопримечательностями достала ее и «набаловала» 2 интересные идеи.
Итак, замысел номер 1:
Фотографировать надо, поставив фотоаппарат себе на голову, повернув его вниз головой и в сторону того, что происходит у фотографа за спиной. Так как по Парижу мы гуляли разными по размеру компаниями, то формат блуждания по улицам предполагал, что люди ходят неравномерно. Я (то есть фотограф) периодически оказывалась перед толпой, в таких случаях этот метод очень удобен, так как представляет фотографируемых самим себе, я не пугаю их своим внимательным прищуром, и у моделей, и у фотографа появляется эффект снятия ответственности и за снимок, и за самих себя.

Фотозамысел 2:
Прогуливаясь по Булонскому лесу я наоборот плелась позади от основной компании и здесь мне пришла в голову мысль фотографировать свою слюну, особенно удачным был тот факт, что куртки моих товарищей шедших передо мной были черного цвета, от чего белая комета слюны явно выделялась на общем фоне осеннего леса. Как это делается: нужно повесить фотоаппарат на шею, в зависимости от длины ремешка он висит на уровне живота плюс-минус, поставить режим раскадровки и просто плевать перед собой (перед объективом) не отпуская затвор все время пока плевок летит. Камеру следует плотно зафиксировать в руках. А как позже мне объяснил профессор Мухин, неплохо было бы использовать объектив с как можно более широким углом и вспышку. Мне казалось, что это не я, а мой фотоаппарат плюется и сам свои слюни фоткает.

На этом мои фотоприключения практически закончились. Было еще пара-тройка прозрений, но в основном фактофиксирующего характера.

Видеозамысел 3:
В новогоднюю ночь парижское метро до самого утра работало бесплатно. Нам довелось прокатиться в нем часа в три ночи. Там было огромное количество самых разных людей, все веселились на самых разных языках, было классно. Сиденья в парижском метро расположены не как в русском вдоль вагона друг напротив друга, а наоборот поперек, так что пассажиры сидят подвое. Вот я и подумала, что было бы классно, если бы в те моменты, когда поезд ускоряется, пассажиры бы визжали как на американских горках, при въезде кабинки в очередное смертное кольцо. Да, это было бы здорово.

И наконец, совместно с Ксенией Сорокиной и для нее же мы придумали перформанс, который застывает в серии фотографий под названием «Бескультурье».
Как известно Наполеон привез в Париж из Англии моду на остриженные кусты. Таких в Париже много, они повсюду. В Люксембургском парке, неподалеку, от нашего отеля их также было много в самом широком разнообразии: круглые кусты, квадратные, прямоугольные и пр. Так вот мы решили, что Ксения Сорокина должна раздеться догола и ложиться на эти кустики в точности своим телом повторяя формы остриженных кустов. На прямоугольный куст Ксюша легла бы как на кровать. На конусообразный — завалилась в точности повторяя диагональ остриженного кустика. Круглый куст нужно как бы обнять своим телом, лечь на него сверху. Ну а на куст неостриженный, которых также было очень много в Париже, следует упасть и вот какую форму тело примет, такую и примет, в этом и будет основной пластикий смысл проекта. Ну, еще обсудим.

Мысли летали молниеносно, замыслов Париж породил целую кучу, здесь вы прочитали лишь про некоторые из нескольких.».

Ольга Майрова:
«Париж в новый год – это особое впечатление! Очень-очень много людей идущих по улице, целенаправленно, но не понятно куда на самом деле. Поражало то, что всем окружающим вокруг было кажется очень жарко. Девушки обуты исключительно в балетки и туфли… Такой красивый и теплый новый год.
Больше всего запомнилась конечно выставка Ларри Кларка и Баскии. Я не ожидала, в живую эти работы – совсем иные – я не помню наверное даже когда испытывала такие ощущение от выставок – так вот – это было НЕВЕРОЯТНО!
А дальше – Дефанс – обязательно – чтобы знать, что такое бывает, а потом наверное блошиный рынок в Porte de Clignancourt – но там действительно страшновато), и в дополнение Булонский лес — невероятно прекрасный даже в такое время.
Для меня вообще во Франции есть одна главная страсть – это готические соборы! Самый любимый находится в Шартре — «Cathédrale Notre-Dame de Chartres» — одно из величайших творений готической архитектуры, по словам интернета. На мой взгляд – это действительно невероятное сооружение – описывать его бесполезно – надо видеть… Высоченное здание, а своды словно натянутые мышцы…
Чтобы почувствовать сам Париж надо конечно пройтись по улочкам, самое интересное развлечение – это идти без карты – ну видишь симпатичная улица – туда сворачиваешь. Дело в том, что в Париже улицы располагаются не параллельно, а расходятся лучами… Так что часто можно конечно оказаться там же, откуда пришел… Ну и вещи выбрасываемые на помойки рядом так же очень даже хороши)
Каждый день независимо ни от чего мы ходили по гостям — абсолютно разным… Поражало разнообразие квартиропланировок, и даже лифтопланировок, двух уровневые квартиры, сквот в здании банка, опять какие-то квартиры, опять сквот…
Главное в Париже — много ходить».

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.