Юрий Альберт. Ретроспектива анекдотов

21        1        FB 0      VK 0
11.12.13    ТЕКСТ: 
Экспозция выставки "Что этим хотел сказать художник?" // Фото: Анна Быкова

Экспозция выставки «Что этим хотел сказать художник?» // Фото: Анна Быкова

В Московском музее современного искусства на Гоголевском бульваре, 10 открылась ретроспектива концептуалиста Юрия Альберта «Что этим хотел сказать художник?» под кураторством Екатерины Деготь. На открытии зрителя не встретило ни одно произведение искусства — только тексты о нем. Выставка будет «жить», меняться и в какой-то момент действительно станет похожа на привычную выставку с произведениями искусства. Об этих метаморфозах и о том, что же все-таки этим хотел сказать художник, поразмышляла Анна Быкова.

Экспозция выставки «Что этим хотел сказать художник?» // Фото: Ольга Данилкина

Если верить написанному Юрием Альбертом, ему часто снился Анатолий Осмоловский, — художник, который «не хочет иметь с ним ничего общего». А Альберт хочет. И общее есть.

Альберт — лауреат, как и Осмоловский, «Премии Кандинского» — открывает на Гоголевском бульваре выставку куратора Екатерины Деготь «Что этим хотел сказать художник?» Белые стены пустых залов обклеены текстами критиков и художников, не всегда читаемыми, публика в некотором недоумении — «произведения искусства» должны появляться в течение работы экспозиции в непредсказуемом режиме. И здесь Альберт, скептик и релятивист, такой простой «переменой мест слагаемых» вдруг насилует собственного зрителя, оскопляя самого себя — не показывая в ретроспективе всего и сразу. И здесь сближается с Осмоловским периода романтического радикализма 1990-х, загоняющего зрителя в галерейные клетки с леопардами.

Искусство для Альберта — работа, работа зрителя в том числе, «Kunst macht frei» выводил он неоном в 2004-м и переписывал от руки письма Ван Гога брату Тео. И здесь зрителю предлагается читать и запоминать (каталог, кажется, к открытию не издали нарочно) — ведь появившаяся в зале работа «уничтожает» текст, а монтаж выставки растягивается, обеспечивая «трудодни» монтажникам.

Тексты к работам «пламенного антикоммуниста» Альберта по большей части написаны куратором-соавтором художника — Екатериной Деготь. Деготь, придерживающаяся левых взглядов, пишет на стене о том, что «капитализм и концептуальное искусство обуславливают друг друга», — и сегодня в Москве это кажется правдой. Концептуализм действительно становится «официальной» и удобной общественной самокритикой, он легализован в музеях, представлен на международных биеннале, спонсирован частными фондами, сырьевыми компаниями и меценатами-филантропами, обладающими удивительными и незаменимыми качествами — «бескорыстием в паре с авангардным мышлением» (П. Бурдье).

И если акционизм часто есть реакция на власть и события, то концептуализм, заняв место соц-арта, становится скорее рефлексией «на тему», предлагающей зрителю «модели для сборки», логические задачки, риторические фигуры и парадоксальные образы. И здесь проблема Альберта оказывается в его собственном остроумии, — ведь его все время подозреваешь в шутке и издевке, цитате и плагиате, — когда серьезное высказывание, могущее стать откровением и открытием, вдруг становится анекдотом. Работы и проекты Альберта легко поддаются пересказу в пяти словах: пришли на выставку, а там ничего; закатали воздух из Третьяковской галереи в банку; все вырабатываемое им тепло художник отдает людям; балетный класс с кривыми зеркалами; автопортрет с завязанными глазами; Лувр открывается на одну минуту раньше; книга отзывов в пустом зале; премия на собственные похороны… И тогда пустота, слепота, белый холст, черные буквы оказываются не бездной и адом, а банальными риторическими вопросами и игрой слов.

Сегодня художники концептуального круга расходятся: Никита Алексеев уходит в медитацию, Вадим Захаров — в эстетский маньеризм, Монастырский — в локальную инсталляцию, а Альберт остается леттристом по преимуществу, он остается в зоне социального, в зоне эксперимента в области отношений: между искусством, людьми и властью.

Экспозция выставки «Что этим хотел сказать художник?» // Фото: Анна Быкова

Добавить комментарий

  • Макс:

    Альберт — это трюкач или фокусник, но уже очень старый и никто уже их не воспринимает его трюки как ранее, но чтобы не обидеть дедушку по-прежнему умиляются и аплодируют. В крупных компаниях важных, но уже не актуальных руководителей делают почетными президентами и полностью отстраняют от дел. Вот дядю Юру пора уже назначить почетным концептуалистом.

Новости

+
+
13.03.17
06.03.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.