Игорь Макаревич. СОН ЖИВОПИСИ ПОРОЖДАЕТ ЧУДОВИЩ. 1990. Инсталляция.

188        0        FB 0      VK 0
26.02.11    ТЕКСТ: 
1

Этот материал посвящен одному из произведений Игоря Макаревича – инсталляции «Сон живописи порождает чудовищ». Нередко, чтобы подчеркнуть значение работы, начинают со стандартной фразы: произведение занимает центральное место в экспозиции музея, и под «центральным» подразумевается «важное». В данном случае эту фразу следует понимать буквально. Инсталляция «Сон живописи…» расположена в реальном центре экспозиции Отдела новейших течений в Третьяковке на Крымском Валу, обозначая границу между двумя большими анфиладами. Более того, именно это произведение видит зритель в перспективе нескольких залов (подобно тому, как в экспозиции «старой» Третьяковки большую анфиладу завершает «Водоем» Борисова-Мусатова – художественный символ начала ХХ века ).

2

Один из первых разделов экспозиции назван «От картины — к объекту». Далее в залах (как, собственно, и в истории российского искусства, которую музей должен представлять) после многочисленных и разных объектов появляются инсталляции, подтверждая последовательное удаление от картины. Работу Игоря Макаревича в некотором смысле можно воспринимать как реплику в споре о судьбе Живописи в ХХ веке. Автор инсталляции выбирает менее радикальный вариант отсутствия (неактивности) Живописи – «Сон». А чудовищем, порождаемым этим сном, вполне можно считать Инсталляцию. Поскольку инсталляция в определенном смысле есть химера, подчас содержащая в своем «теле» крайне разнородные элементы, вплоть до самой живописи (например, картины в инсталляциях Ильи Кабакова).

3

Так и в произведении Макаревич, в целое объединены самые разные предметы – от изготовленной и найденной автором мебели до блестящих калош фабричного происхождения. Целостность этого странного мира обозначена ровным зеленым цветом.

Игорь Макаревич:

- Сон живописи… для меня это работа на рубеже, который отделяет довольно значительный период с конца 70-х годов от периода с начала 90-х. Предыдущие работы — до этого рубежа – можно охарактеризовать как работы пространства нонконформизма, пространства сопротивления и такого «истязательного начала». 

- «Футляр ощущений», «Изменения» в некотором роде — пыточная камера. Все это пронизано пафосом модернистического героизма. А вот работа «Сон живописи» пронизана ОТСУТСТВИЕМ пафоса. Название заимствовано у Гойи, из знаменитой серии «Сон разума порождает чудовищ», которую также можно охарактеризовать как символ Нового времени. Ведь Гойя – это яркий модернист XIX века. Он олицетворял искусство романтизма, экспрессии по отношению к классическому искусству. Название его графической серии можно определить вообще как название целой эпохи в искусстве. То же самое и здесь… В дискурсе московской концептуальной школы – это поворот к более ироническому прочтению творческого акта. Естественно использование уже готовых стереотипов в новом контексте.
… Если разбираться, то в инсталляции «Сон живописи» присутствуют многие влияния… Влияние сюрреализма. Поскольку вот это канапе – это магриттовский мотив.
Первооснова это ампирная мебель… От Мадам Рекамье к Магритту. И мягкая палитра – тоже отсылает к сюрреалистическим мотивам.

16

Слева: Ж-Л Давид. Портрет мадам Рекамье. 1800
В центре: Р.Магритт. Перспектива мадам Рекамье. 1951

И до известной степени некоторые детали инсталляции корреспондируются с творчеством вновь возникших групп и течений, в частности – Медицинской Герменевтики. Например, ироническое прочтение маленькой кроватки, где лежат убаюканные тюбики. Здесь есть схожесть…

18

По поводу таких заимствований-посвящений Макаревича Андрей Монастырский заметил:
«… Автор наблюдает, как «боги (модернисты) уходят в свою даль», окруженные ангелами (постмодернистами), разумеется чаще всего падшими.» (Монументальный Макаревич. В каталоге выставки «И.Макаревич/Е.Елагина. В пределах прекрасного. Объекты и инсталляции». ГТГ. Москва. 2005.)

Почему зеленый?

Зеленое – это как раз продолжение предыдущего периода в моем творчестве – «зеленого». Поскольку это было время Перестройки – в моих работах доминировал зеленый как альтернатива красному. И как цвет, олицетворяющий свободу, и как цвет денежных отношений. Потому что зеленый – это доллар. И зеленый как зеленая трава, то есть, действительно свобода. Потом я отказался от этого явного колористического преимущества каких-то цветов.
А калоши?
— Это грубое вторжение действительности ( советской ) в мир искусства. Как и бывает в истории искусства. Зеленый – это еще и защитный цвет. Я в первый раз, первый и последний увидел такие зеленые калоши.

20

Канапе — найденная вещь?

- Это сделано мною специально, собственноручно. Да-да-да.

Елена Елагина:
- И на канапе отдыхает палитра…

У вас (Игоря Макаревича и Елены Елагиной) особые отношения со шкафами. Они нередко появляются в ваших произведениях.

20

- Просто мы продолжаем традицию в русском искусстве, которая идет от Хармса. «Искусство – это шкаф» — таково выражение Хармса. Мы вполне подписываемся под этим.

С Игорем Макаревичем и Еленой Елагиной беседовали сотрудники Отдела новейших течений ГТГ.
Материал подготовила Наталья Сидорова.

Добавить комментарий

Новости

+
+
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19
02.04.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.