#Молодые художники

«Мне кажется это вполне политическое действие делать газету»

32        0        FB 0      VK 0

Интервью с молодым художником Владиславом Кручинским и его дебютном проекте на площадке «Старт»

22.03.11    ТЕКСТ: 

17 марта на площадке молодого искусства СТАРТ на Винзаводе открылась выставка Владислава Кручинского «Цветовые квадраты ментально порабощают классового врага». Большие стенды, имитирующие газеты, с иллюстрациями-карикатурами и абсурдными текстами задуманы как интервенция на территорию периодических изданий. Владиславу нравится творчество Юрия Альберта, который в своих работах одновременно представал и не представал Роем Лихтенштейном, был Джаспером Джонсом и не был им. Также и полосы «Токсичного комсомольца», издания Владислава Кручинского, посвящены искусству и политике, но это не искусство и не политика. Впрочем, материалы, которые в настоящих журналах и газетах размещаются в разделах «Искусство» и «Политика», также постоянно подвергаются критике: разные люди с разных позиций заявляют, что содержание не соответствует названию раздела. Считается, что способы говорить о политике и искусстве устаревают, но не исчезают сразу, они могут долгое время существовать по инерции, тогда как мир подвижен и изменчив. Кручинский использует это бла-бла-бла из языковых клише и стандартных ходов критики или апологетики. «Ни один человек в здравом уме не будет это читать», – резонно замечает художник (хотя все же читали). Таким не-чтением пропитана культура: студенты пишут/скачивают рефераты, которые никто не проверяет, издаются книги, которые никто не читает. Куратор выставки Арсений Жиляев в пресс-релизе указывает на связь концепции выставки-газеты с социальными сетями, хотя момент интерактивности, на котором последние держатся, на выставке отсутствует, и «щебетание в микроблогах», справедливо рассматриваемое куратором как знак современности, тут может быть реализовано разве что воздушно-капельным путем. Выставляется не газета, а оригинал-макет издания. Впрочем, как стало понятно из комментария куратора, в этом есть полемический кивок в сторону современного технобесия. Критика арт-сцены занимает в «Токсичном комсомольце» особое место – большой материал «Наиболее устаревшие тенденции текущего момента», составленный из карикатур и с минимальным добавлением текста. Здесь соседствуют критика авторитетов и критика критики.

Художник и куратор ответили на вопросы для AroundArt.

Владислав Кручинский:

Как сложился твой роман с карикатурой?
Такая была история. Мы – я думаю, в 2008 на экономике, у нас был семинар – что-то отвечали. У меня был лэптоп с собой, и я потерял интерес к тому, как дальше будет продолжаться этот урок, открыл лэптоп, поймался wi-fi внезапно, и мой товарищ показал мне картинки Джонатана Шапиро, Запиро, южно-африканского карикатуриста. Это была очень странная вещь. Непередаваемое ощущение: ничего себе, что этот парень делает с этими политиками! Потом я понял, что, черт возьми, к тому времени я должен был ожидать такого, имея определенное представление о политической ситуации. Так нещадно высмеиваются все эти большие, серьезные люди. Это было какое-то открытие. Мне было 20 лет и это для меня становится просто откровением. Но потом я понял, что у нас такого просто нет, у нас вымерла эта история, вымерла карикатура. Потом я решил писать диплом о политической карикатуре, поехал в Южную Африку, поглубже во всем разобрался. Подумал: это так круто, этим имеет смысл заниматься. И потом как-то все апроприировалось, утащилось на территорию искусства.

Какое-то влияние оказала продукция студии Трома, мультсериалы? 

Студия Трома фигурирует тут единственно в том смысле, что она должна всплывать – хорошо, что она всплывает, – в сознании человека, который смотрит на название. Студия Трома мерцает на периферии сознания и какой-то отблеск дает странного, уродливого героя, который выступает за добро. А про мультсериалы ничего не могу сказать, мультсериалы здесь ни при чем, пожалуй.

Расскажи об Арнольде Колпакове и «Токсичном комсомольце»?

Арнольд Колпаков не единственный персонаж из этого художественного товарищества, там есть еще Карл Шустерлинг, Дзига Гарин, Владислав Куличик, Боркн Шлипгенцойг, Виталия Григорьева и так далее. Плавающий состав, постоянно появляются новые имена. Когда ты смотришь на эти имена и видишь, что их много и что все они настолько фантастические, что ты понимаешь, действительных людей за ними нет, но при этом ты не должен догадываться, кто это делает и сколько людей за этим стоит. Они формируют такое художественное товарищество с неопределенным составом. Все это задумывалось в 2009 году, как ситуационистская группа, которая должна была принимать участие в прямом политическом действии, но у меня не достаточно быстрый для этого гормональный обмен, чтобы что-то делать на улице, и поэтому делаю такой кабинетный активизм.

Если я правильно понял, на выставке на Винзаводе к комиксным стрипам был добавлены тексты, получились такие стенгазеты. Чья это была идея со стенгазетами и добавлением текста – твоя или куратора?

Никаких комиксных стрипов там не было. Комиксные стрипы присутствуют в производстве «Токсичного комсомольца», но на выставке они не фигурировали ни разу. Ты имеешь в виду добавление текстов к картинкам?

Я так понял, что картинки были первоначально. 
Картинки – да. Картинки всегда первоначальны. И это не стенгазета, а газета новой формации после смерти газеты в виде физического носителя. Выброс газеты из традиционного отмирающего физического состояния. То же самое физическое состояние, но по-другому. Газета-галерея, которая не может соревноваться с другими медиа, и поэтому занимает надвременное положение. Она хочет быть газетой, но понимает, что не может быть такой, какой привыкла быть и ищет для себя какое-то новое физическое воплощение. Это Жиляев придумал идею с газетой. Мы долго и достаточно травматично мучились с концепцией. Те идеи, которые были у меня, были совершенно безобразные. У меня была основная заморочка: всего так много и я должен показать все, что у меня есть, что просто лезло из ушей. И кураторская ограничивающая рука, мне кажется, сработала здесь в хорошем ключе.

Предыдущие вопросы вызваны тем, что многим посетителям, по моим наблюдениям, понравились иллюстрации, но тексты либо не смотрели, либо очень критично к ним отнеслись – они вызывали отторжение или даже раздражение. Критиковали за язык, за гипертрофированную пародийность, то есть с позиций хорошего вкуса и меры, что ли. Понятно, что от любого ценностного мнения можно с легкостью отмахнуться, но мне вот тоже показалось, что текст оторван от иллюстраций. 

Иллюстрации – с двойным дном: если ты вырываешь их из газеты, они продолжают существовать как совершенно автономные произведения, какими они изначально и являются, как универсальный уставной элемент. Что касается истории, что они находятся в некоторой рассинхронизированности с текстом, я держал это в уме, это умышленный ход. Получается, картинка смещена в смысловом плане относительно текста, и при этом картинка несет в себе еще один текст, который дает ещё одно смещение. Несколько смещений. Так задумывалось, чтобы история со смещенным взглядом реализовывалась не только в прямом содержании текстов, но и на формальном уровне. Ну и понятно же, сколько там тысяч знаков, ни один человек в здравом уме не будет это читать, ни от кого это не ожидалось.

Речь не о том, чтобы все прочитывать, но какие-то куски текста все же читались. И слышались, например, мнения, что текст слишком манерный. Понятно, например, почему в тексте нет мата, но какой-то слишком дипломатичный текст. 

Ну да, это же газета. Я, наоборот, слышал комментарии, что недостаточно газетный текст, недостаточно формальный. Пожалуй, слабая сторона в том, что не считывается, что это газета. Сразу начинает кокетничать с тобой немножко, и ты сразу обволакиваешься этим кокетством. Получается, ты сразу в этом состоянии находишься, и нет такой истории, как если бы это был какой-то газетный текст, вдруг что-то в нем происходило, это был бы такой удар, удар по твоему сознанию, а тут это было все такое размазанное по пространству.

Ты не думал, а, может, и пробовал уже перенести какие-то из твоих работ – с учетом специфики, естественно – на улицу? Вообще возможен тактический союз «Токсичного комсомольца» со стрит-артом? 

Стрит-арт даже немножко критиковался на этой выставке. Не то чтобы критиковался, на него обращалось внимание. Помнишь там работа про Бэнкси, про то, что крыса оказывается в галерее, стрит-арт заползает в галерею. Недавно в Италии показывали Obey, Шепарда Фейри. Все эти люди из стрит-арта стали суперзвездами, это достойно того, чтобы над этим посмеятся. А тактический союз – это правильное дело. Я даже задумывал в прошлом году сделать серию работ, уличный концептуализм, объявления, рекламные щиты, перемолотые в парадоксальном ключе, – как делают ребята из группы Овощам.нет, достойные вещи, но опять же в более шизо-ключе. То есть примерно о том же, но более обтекаемым языком. Я верю в стрит-арт и считаю, что этим стоит заниматься. Но меня снова удерживает чертов медленный гормональный обмен, который удерживает и от какого-то прямого политического выступления. Удержал пока, не знаю, что будет дальше. В следующем году надо будет особенно по этой линии зарубиться, когда у нас будут эти сумасшедшие выборы, мне кажется, все будет сумасшедшим. Мне кажется, случится волна внезапного пробуждения нашего нового стрит-арта. Во всяком случае, это было бы здорово. Это могло бы быть довольно продуктивно.

Ты будешь продолжать художественные занятия? Или собираешься делать карьеру в академической сфере, может, в политику уйдешь? 

Насчет политики, я не очень верю в представительную демократию. Мне кажется это вполне политическое действие делать газету. Про рисование и академическую карьеру – я делаю это параллельно. Одно не мешает другому. Пока еще работаю в более-менее расслабленном режиме по академической линии, мне хватает времени и на то и на то. Неплохо сочетается. На мой взгляд, наука проще всего срастается с искусством. Тем более, когда ты занимаешься такой специальной областью, они еще ближе: стык научной и исследовательской работы и искусства. Я буду продолжать рисовать, я никогда собственно не прекращал с пяти лет этим заниматься.

Арсений Жиляев, куратор проекта СТАРТ:

Что повлияло на выбор работ Владислава Кручинского для выставочного проекта на Старте?
Странный вопрос. Я полагаю, что это достойный внимания начинающий художник! У вас есть другие предположения?

Выбор газетного формата, насколько мне известно, кураторское решение. Почему важна форма выставки-газеты? Сегодняшние СМИ предполагают возможность комментировать новости и обмениваться мнениями на форуме издания, но эта опция отсутствовала на выставке, почему?
Это наше совместное решение. У Влада были отдельно рисунки и отдельно был проект зина «Токсичный комсомолец». В процессе подготовки проекта две идеи соединились в одну. Сегодняшние СМИ? В свое время арт-критики вместе с художниками всерьез полагали, что диалог художника и зрителя всерьез можно организовать, введя элементы веселой и ненавязчивой интерактивности. Увидел одуванчик, нажал на него пальцем, полетели парашютики. Диалог мог считаться состоявшимся. Граница между искусством и реальностью преодолена… Но вы вправду верите в это? Интерактив в современной России, это когда за комментарий в ЖЖ дают тюремный срок. Выставка получилась скорее о смерти бумажной журналистики, превращения ее по большей части в абсурд. Но с чем я могу согласиться, так это, что будущее все одно за электронными СМИ, бумага как формат постепенно вытесняется. Но для искусства – это нормально. Сейчас много DIY-приемов, критикующих ослепленность технологиями. Художники печатают на старых принтерах, записывают музыку на аудио кассеты и так далее. Художник проговаривает истину, которую порой не могут проговорить те, в чьи непосредственные обязанности это должно входить.

Реакция посетителей на открытии оказалась той, на которую рассчитывали? Или, может, приятно или неприятно удивила?
Я не рассчитываю зрительские реакции. Они, как правило, непредсказуемы. Из наблюдений – новое и непонятное часто вызывает настороженность и холодок. Если что-то красивое и большое, то восторг. Ну и так далее. Хотя всегда есть исключения. В случае со Стартом мы каждый раз идем на риск. Мне думается, что Влада приняли тепло. Мне понравилось, что люди стояли почти до закрытия галереи и читали. Это классно!

Выставка продлится до 17 апреля на площадке СТАРТ в ЦСИ Винзавод.
Токсичный комсомолец
Старт

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.