Леонид Тишков об Арктике, экологии и дизайне, выдающем себя за искусство.

269        0        FB 0      VK 0
06.04.11    ТЕКСТ: 

Новый проект Леонида Тишкова в Крокин_галерее посвящен хрупкой красоте Арктики. Край мира, удаленный от нас, выключенный из каждодневного опыта и кажущийся от того чем-то неизменным и статичным, показан в динамике. И эта динамика не может не настораживать. Там, где раньше требовался ледокол, теперь может пройти небольшой фрегат. В одной из видеоработ художник предоставил возможность услышать звуки надвигающейся беды – журчание воды от таящего ледника. Его, конечно, можно воспринимать как музыку для релаксации из серии «звуки природы», как предпочитает делать большинство людей, но общая тональность выставки противоположна такому взгляду. Тишков демонстрирует не просто красоту, но красоту на грани вымирания. Наглядной иллюстрацией этому является фотография световой проекции фразы «я еще жив» на голубую стену ледника. Художник расположился в той зоне, где искусство и экологический активизм накладываются друг на друга. Отсюда и флаг Свободной Арктики и симпатии к запрещенному Фронту освобождению земли.
Тишков не был бы Тишковым, если бы на выставке не была раскрыта тема частной луны. Вот она у полуразвалившейся хижины шведских геодезистов освещает художника с ружьем. Вот – на вышке для хранения мяса, чтобы медведи не достали. Вот – у фьорда, рядом с кладбищем китобоев. Мы можем ее увидеть на здоровом куске льда и на берегу, соперничающей с маяком. Серия из пяти фотографий возвращает нас в пространство сказочного реализма, по которому узнается Тишков. Данная деталь способствует тому, чтобы зритель ощутил не превосходящее всякое понимание величие Арктики от эдакого Каспара Давида Фридриха, вооруженного фото- и видеотехникой, а приближенное, представленное в нашей повседневной реальности, вполне осязаемое чувство опасности и желание разумно обустроить свое будущее.

tishkov4

Леонид Тишков ответил на вопросы AroundArt:

Первоначально в анонсах название выставки было заявлено как «За снегом», но позже было изменено на «Арктический дневник». Что повлияло на такое решение? Изменилось только название или была пересмотрена концепция проекта?
Все переменилось! Я не смог рассказывать о снеге без оглядки на катастрофическое изменения климата, которое ощутимо напомнило нам в прошлом году «горящим» летом и обледенением и гибелью деревьев зимой. Сначала я собирался рассказать о снеге как о поэтическом веществе, о снежинках и об Уилсоне Бентли, странном фотографе, коллекционере ледяных кристаллов, о том, что для меня, родившегося на Урале, значит снег,
все это казалось мне очень «художественным» и грело мне душу. Но действительность опрокинула мои планы, мне были явлены знаки гибели природы, все кричало вокруг: надо что-то делать, мир на краю катастрофы. Это я видел в каждой сломанной ветке, в каждом высохшем от жары дереве, я читал знаки беды на тающих ледниках Арктики. Поэтому я поменял название, и не только название.

Как родилась идея совершить путешествие в Арктику?

В путешествие в Арктику меня пригласил лондонский фонд Cape Farewell, возглавляемый художником и режиссером Дэвидом Баклэндом. Эта организация привлекает внимание общественности к проблемам изменения климата, Арктика – их приоритетное направление. Сам я и не думал ехать так далеко – вокруг Шпицбергена и Северо-Восточной Земли, да еще на маленькой парусной шхуне, но компания подобралась хорошая: кроме ученых, были музыканты, поэты, драматурги, писатели и, конечно, художники. Подобные экспедиции уже предпринимались, эта была уже девятая. Из художников в них участвовали Энтони Гормли, Гэри Хьюм, Рейчел Уайтрид, Софи Каль и многие другие. Постоянно идут выставки по следам экспедиции, вот только что открылась U-n-f-o-l-d в Чикаго.

Расскажите о трудностях, связанных с транспортировкой светящейся луны, и о том, как прошла экспедиция.

Организаторы экспедиции попросили взять с собой мою искусственную луну, ни много ни мало! А она очень большая для самолетов, – чтобы долететь до Лонгира, маленького городка на Шпицбергене надо было поменять четыре рейса. Я разделил луну на четыре части, взял с собой ее внутренности: диоды, провода, шурупы, диммеры и прочие детали. В течение трех дней собрал конструкцию прямо на шхуне, а потом подыскивал подходящую натуру для съемок, хотя выбирать особой возможности не было – многие берега архипелага неприступны, ночью вода покрывалась льдом и лодка не могла пристать к берегу, потом, обязательно меня охранял человек с ружьем, – вокруг бродили белые медведи. Об экспедиции можно подробно день за днем прочитать на сайте Cape Farewell, а летом выйдет книга писателя Марины Москвиной, моего товарища по экспедиции, об этом путешествии, которая называется «Гуд бай, Арктика!»

Арктика завораживает?

Действительно, там все так удивительно, даже как-то сказочно. Ледяные торосы, ледники, голубые айсберги, белые чайки и медведи, прозрачный воздух, тишина, даже не тишина – а полное безмолвие. Мы здесь живем в постоянном шуме, воздух насыщен посторонними газами, вокруг сплошная грязь и мусор, и огромное количество людей. Людей вокруг много-много, рябит в глазах. Олег Григорьев гениально написал когда-то об этом:

Надо было спасаться.
Собрал сухарей я в дорогу,
И посох взял, опираться.
– Когда вернешься? – спросила мама.
– Когда людей станет мало. 

Поэтому для меня Арктика – это рай. Пока, если мы сами не погубим ее.

Вам близки идеи радикальных экологов? Как Вы относитесь к проектам возвращения к природе, отказа от технологий? Чего больше, по Вашему мнению, в словах «зеленых» – наивности или горькой правды? 

Зеленая революция необходима, и эта революция должна произойти внутри каждого землянина, иначе люди обречены на вымирание. Дико, что большинство не понимает этого! Люди похожи на прожорливых червей на куске падали, алчность их безгранична, они скоро сожрут Землю, и что тогда они будут делать? Есть самих себя? Под видом религиозных войн возникнут войны за пресную воду и плодородные земли. А потом люди будут убивать друг друга из-за глотка чистого воздуха. Человек производит тонны токсичного мусора, который вытесняет почву, чистый воздух заполняется отработанными газами. Растет бессмысленное производство ненужных и некачественных вещей, ничто уже не ремонтируется, а просто выбрасывается, потому что производятся новые и новые модели и мы должны их покупать, иначе нарушится общественный договор – остановятся заводы и фабрики. Все больше и больше требуется энергии – сжигается огромное количество углеводородов, из Земли уже высосали всю нефть, а надо еще и еще. Люди – вампиры, пьющие кровь Земли… Климат меняется – за последние десять лет земные температуры увеличили свои зубцы, т.е. летние месяцы стали жарче, а зимы – холоднее. Арктика тает стремительно, это значит, что вода в океане нагревается сверх меры, ее уровень поднимается. О каких технологиях можно говорить, когда человек может получить под зад и в одночасье половина планеты погибнет от цунами или землетрясений, от адской жары или похолодания? Нас ничего не спасет, и тому пример – бедная Япония, самая высокотехнологичная страна в мире накрыта тьмой хаоса… И Земля это сделает и вздохнет спокойно без человеческой цивилизации, отдохнет миллион лет и снова даст шанс новым разумным существам, может, они будут более разумны, чем мы с вами. Поэтому децивилизация – единственный выход из сложившегося кризиса. Это не горькая правда, это луч надежды спасения человечества, наших детей и внуков.

Каковы перспективы взаимодействия экологии и искусства?

Думаю, что искусству пора бросить заниматься искусством, художники должны перестать копаться внутри своих комплексов, выряжаться клоунами, упражняться в плоском остроумии, «оригинальничать», выражаться, пародировать и множить дизайнерские «штучки». Практически все современное искусство – это дизайн, подло выдающий себя за искусство. И художники стали рабочими на фабрике «штучек», обслуживающие потребителей. Им не хватает идей и прямых высказываний, даже те
художники, использующие риторику левых идей, безнадежно отстали от реальности. Когда случается цунами, одинаково тонут коммунист и буржуй, мусульманин и христианин, черный и белый… Реальность стучится к нам в окно обледенелой веткой мертвого дерева, дышит зараженной почвой у нас под ногами, отравляет гнилой водой. Художники должны присоединиться к борьбе здравомыслящих людей за чистую Землю, за живую природу, за будущее человечества. Я уверен, что у каждого художника есть талант, он может им воспользоваться, чтобы визуализировать проблемы общества. Искусство сейчас в первую очередь должно поднимать онтологические вопросы, говорить о самом важном, а это сейчас – выживание человека. И экология – это важнейший вопрос в современном мире.

Как Вы относитесь к тому, что Вас воспринимают как сказочника? Может, Вам хотелось бы, чтобы какие-то иные ассоциации возникали при упоминании Вашего имени?

Хорошо отношусь, пусть так и будет. Будем дальше рассказывать сказки. Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок…

Ваши работы оставляют у зрителя оптимистическое послевкусие, даже если Вы говорите с ним о чем-то печальном или трагичном. Это сознательная позиция?

Я стараюсь быть предельно искренним, когда рассказываю истории, сочиняю инсталляции, рисую картинки, создаю объекты или снимаю фотографии. И часто делаю это бессознательно, какой-то поток выливается из моего нутра. В этом потоке плывет маленькая веточка надежды, за которую я хватаюсь, чтобы не захлебнуться и выплыть. Я не умею плавать и мне всегда надо
ухватиться за что-то, чтобы не утонуть.

Выставка продлится до 10 апреля в Крокин_галерее. блоги Леонида Тишкова (на русском, на английском), Крокин_галерея

Автор интервью: Сергей Гуськов

Фото: Копирайт — Крокин галерея, фото А.Градобоев

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.