Стадия влюбленности в проект

152        0        FB 0      VK 0

Интервью с куратором Алексеем Масляевым в двух встречах

26.08.11    ТЕКСТ: 

Интервью с куратором Алексеем Масляевым

Встреча первая.

Мне важно ощущение неожиданности, когда ты входишь в пространство. Когда получаешь нечто превосходящее или соврешенное отличное от твоих ожиданий.

С моей точки зрения, мы находимся в культурном поле, которое не совпадает с нашими представлениями о том, каким оно должно быть. Мы не можем себя идентифицировать ни с условиями, ни с протекающими в нем процессами, ни с контекстом в целом. Деятельность всех молодых российских художников, которые высказывания которых мне кажутся значимыми, связана с желанием это культурное поле переформатировать, трансформировать, задать новые границы и ту структуру, которая была бы нам идентична. В рамках Биеннале я делаю проект «Я всегда знал, что мы встретимся». Он — в значительной степени, не о том, как представить анализ определенной ситуации; он, скорее, представляет собой попытку символизировать определенное цельное переживание – конкретного явления, либо феномена, либо действительности в общем. Мне кажется излишним желание, которое свойственно очень многим представителям московского арт-коммьюнити, и тем, кто производит сообщение, и тем, кто его описывает, — высушить то или иное высказывание посредством каких-то интеллектуальных операций, лишить его эмоциональной составляющей. Конечно, стоит описывать, анализировать, интерпретировать проблемы, которые существуют в культурном поле, в тех или иных дискурсивных полях, и предлагать варианты развития и изменения культуры. Но мне хочется говорить и о чувственном переживании, обсуждать этот опыт в разговоре об искусстве, в частности, и о культуре, в целом.

am- in berlin- 2010 summer_bio

Художественные задачи сегодня неразрывно связаны с социокультурными установками. Например, популяризация искусства — это необходимость. И она определена убежденностью в том, что мы должны постоянно преодолевать горизонт нашего опыта, наших знаний о мире – в том числе посредством взаимодействия с артистическим высказыванием, символическое пространство которого транслирует что-то новое, альтернативное повседневному и узнаваемому. Я могу представить художника, который утверждает, что его высказывание принадлежит только одному человеку, пяти людям или десяти. То есть, его фантазия заключается в том, что есть ограниченная группа людей, и только она способна понять и пережить опыт, связанный с его работой. С моей точки зрения, культурный продукт, художественное высказывание в частности, должен быть максимально открыт зрителю. Не в смысле легко «перевариваемого» и усваиваемого сообщения, но возможности для зрителя быть включенным в его структуру. Идея диалога потеряла свою актуальность? Действительно, как термин, имеющий связи с определенной схемой концептуализации художественных проектов. Отсюда – моя приактическая стратегия, statement, если угодно. Тип кураторской практики, который характеризуется отношениями, выстроенными между куратором и художником, применительно к самому себе я не могу определить. Всегда по-разному, потому что способ взаимодействия, режимы коммуникации – все это зависит от идеи, над которой я работаю. Но…

Какое-то время назад появилось понятие «перформативный куратор», адресованное кураторским практикам, в основе которых лежит внимание к взаимодействию между людьми, в том числе между куратором(-ами) и/или художником(-ами). При это продукт (выставка, например) может включать в себя рефлексию и анализ отношений, которые существовали в коллаборации. Ханс Ульрих Обрист — один из представителей этого направления. Он делает проекты, которые больше, чем просто выставки, или не выставки вовсе. «Города в движении», реализованный Обристом совместно с Хау Ханру (Hou Hanru), в качестве примера. Или «Станция Утопия» на Венецианской биеннале (Utopia Station, 2003, Venice Biennale) — проект, незавершенный, процессуальный характер которого вообще отрицает идею какого-то его конечного, финального образа и представления.

Photo by Lee Sang Gil

Photo by Lee Sang Gil

Среди теоретиков и практиков этого направления: Мария Линд, чья деятельность связана с различными формами коллаборации, Николя Буррио, предложивший термин «эстетика взаимодействия», Грант Кестер и Мивон Квон, говорящие об искусстве участия, и так далее. Но… я возвращаюсь к моему «Но», сказанному немного раньше… «перформативное» кураторство возникло не как параллельная стратегия, которую ты можешь выбрать в качестве альтернативы какой-то другой. «Перформативное» кураторство, как оппозиция модели «Куратор-как-автор» (curator-as-auteur), просуществовавшей до 1990х, не предполагала выбора. Авторитаризм в отношениях между куратором и художниками, подавление артистического высказывания и присвоение власти куратором дискредитировали модель «куратор-как-автор». Представьте, что в современной западном мире кто-то всерьез будет заявлять, что его высказывание ценнее, важнее и значимее высказывания кого-то еще, тем более, в контексте профессиональных отношений.

«Перформативные» кураторские практики наиболее заметные сегодня, но и единственно возможные. И, конечно, мне импонирует этот режим взаимодействия. Но и в его границах постоянно происходят трансформации, и они могут быть очень любопытными. Я предпочитаю работать с молодыми художниками. Не потому, что они менее требовательные. Но потому, что выстраивание определенных отношений для меня возможно именно с ними. Мне интересно, что меня и этих людей объединяет? –Пространство культуры, в котором отражены и симптомы современной жизни, и атрибуты 1990х и 2000х, и индивидуальный бэкграунд. И это разговор о культуре как о символической матрице, которая содержит различные элементы: от пост-минималистских тенденций в искусстве до клубов и альтернативных художественных пространств. Или до первого топ-шопа (магазин TopShop) – воплощенного в возможности купить кардиган за небольшие деньги и прилично выглядеть в субботний вечер. Я, конечно, иронизирую. Но все это есть в структуре нашегоопыта. Есть вещи, которые кажутся совершенно незначимыми с точки зрения размышлений и разговоров о глобальных идеях, революциях и новом порядке. Мы редко проявляем к ним внимание, анализируем. И мне кажется через эти второстепенные, с нашей точки зрения, незначительные вещи мы способны понимать друг друга. И дело не в дружбе, знакомствах или способах описания некой социальной общности. Но в идентификации на более фундаментальном уровне.

«Я это чувствую, это есть в моей культуре», — вы говорите. И в этом согласии или несогласии присутствует потенциал для совместного действия. Не в утрированной, на мой взгляд, форме растиражированной «коллаборации», наиболее применимой для практических задач. Но даже в плане совместного времяпрепровождении. Что-то делать, находясь рядом. «Круто делать что-то вместе!» Этого чувства не хватает сегодня.

Встреча вторая, тематическая.ОбразованиеКогда я учился в техническом вузе, моей мотивацией к получению гуманитарного образования было ощущение, что социальное пространство, в котором я находился в тот момент, абсолютно мне не тождественно. Я был не способен интегрироваться. И, конечно, я был заинтересован в отношениях, которые могли бы сложиться во время учебы в гуманитарной области, — общие интересы, вдохновленность синонимичными вещами, возможность обсуждения и разделения опыта и знания.

Я получил первое, забрал диплом и сразу же поступил в РГГУ на культурологию (магистерский диплом на тему «Социально ориентированное искусство 1990/00Х: новые кураторские практики»). И, безусловно, чувство, с которым я входил в гуманитарный университет было принципиально иным. И это связано те только с широким дисциплинарным полем, организационными принципами и общением. Но с переживанием реализации этого ожидания идентичной мне социальной среды. И это приятное чувство.

Татуировки

Я сделал татуировку «art» под Новый год 2008/09. Не спонтанно, конечно, но я не провел слишком много времени в размышлениях. К чему здесь рациональный подход? – что это, приобретение возможности потом говорить, что татуировка — это вневременной маркер моей идентичности? Или деятельности? По прошествии 10-и лет или 20-и? Это сообщение, «art», говорит лишь о том, что в определенный момент времени я захотел сделать татуировку. И я, черт возьми, ее сделал. Как и ту, что у меня на спине: Soyez realiste, demandez l’impossible («Будьте реалистами, требуйте невозможного»), адресованная событиям 1968. Вы подумаете, что это банально? Первое, что вспоминается… Или, максимум, второе. Но банальность, я уверен, не является заведомо негативной. Так, например, индивидуальная или общественная повседневная жизнь банальна; она проходит в повторениях и пассивном ожидании неизвестно чего. Я полагаю, многие это чувствуют. Но это совершенно не так!

Именно повседневный опыт — его структура и сети взаимовлияний, механизмы и факторы, его структурирующие, — требует быть акцентированным. Именно повседневность или, точнее, горизонт нашего опыта, содержит в себе ресурсы для понимания современности.

фото: Дарья Марчик

фото: Дарья Марчик

И это фантастически интересные вещи: вообразить себя вне существующих представлений об окружающей действительности, преодолеть границы повседневного опыта.
Например, если мы сегодня говорим о революции, об открытии и/или обновлении символического пространства, мы вынуждены использовать определенные языковые формы, которые нагружены содержанием событий прошлого, поэтому описываемые ими явления и/или понятия воспринимаются как «готовые схемы». Вы сообщаете только «А», но «1», «2» и так далее возникают в качестве «обязательных» и ожидаемых элементов интерпретации, даже если Вы планировали сказать «B», «C» и далее вплоть до «Z».Новое требует соответствующего языка и форму, которые были бы способны представить «новизну», предъявить ее потенциал. Конечно, чрезвычайно сложно себя преодолеть… Но предпосылка этому – ожидание, или согласие с тем, что трансформации, переходы и изменения происходят; что возможна «альтернативная» образная система, делающая нас больше, чем мы являемся в повседневной жизни.
У меня стадия влюбленности в проект.
poster final
Материал подготовила Алина Гуткина

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.