Интервью с Анастасией Рябовой

67        0        FB 0      VK 0

В мае 2011 года художниками Агентства СУПОСТАТ был осуществлен альтернативный проект выставки в Самаре. О нем с одним из художников поговорила Мария Калашникова

17.09.11    ТЕКСТ: 

В мае 2011 года художниками Агентства СУПОСТАТ был осуществлен альтернативный проект выставки в Самаре. Вместо «смотрения» на искусство зрителям предлагалось поучаствовать в опросе и тем самым отстоять свои права как участников процесса производства искусства.

logo_splashМария Калашникова: Настя, расскажи, пожалуйста, о вашем Агентстве, как и для каких целей оно было организовано?

Анастасия Рябова: Агентство Супостат – это инициатива художников, теоретиков и журналистов по созданию и разработке платформы, направленной на изучение, анализ и развитие художественной среды, в которой мы работаем. На его базе мы планируем осуществлять различные междисциплинарные проекты на пересечении современного искусства и социальных наук. Методы работы агентства также не статичны и разрабатываются в ходе лабораторной исследовательской практики. Наш первый опыт — проект «Производство зрителя» был осуществлен в мае этого года в Самаре. Вместе с самарскими художниками, активистами и теоретиками – группой «Лаборатория» – мы сделали проект с изначально задуманной долей интерактивности. Проект в Самаре был заявлен как выставка, но зрителю предлагалось не пассивно смотреть, а принимать активное участие в акции. Последняя была направлена на достижение эффекта зрительской вовлеченности и основана на провокации, призывающей зрителя к ответственности. То есть мы пытались изучить характер пришедшего на выставку зрителя. Оказавшись в неуютной ситуации настоящего допроса, он был вынужден отвечать на вопросы художника. Наверное, похожим образом чувствует себя художник, когда к нему приходит вопрошающий зритель. В этом проекте мы решили повернуть ситуацию наоборот. Это была именно художественная акция, а не социологическое исследование, как можно было бы предположить. Подробности этой акции и все последующие проекты Супостат можно увидеть на сайте supostat.org.

М.К.: В результате все же получился некий обобщенный портрет самарского зрителя, составленный вами по результатам опроса. Этот результат имеет какую-либо ценность для вас как художников или это своего рода побочный эффект?

А.Р.: Здесь результат художественной ценности не представляет, для нас был важен сам процесс создания той ситуации, в которую мы опрокидывали зрителя. Но обобщенный портрет зрителя есть на сайте, можно при желании его изучить. Цель любого социологического или маркетингового исследования – получение качественного иили количественного результата. Художественные практики нацелены на иной результат. Нам изначально была важна сама ситуация, в которой оказался «объект изучения». Вообще говорить о научном результате бессмысленно, так как выборка совершенно нерепрезентативна: всего 40 человек опрошенных. Что касается социологического аспекта этого исследования, могу сказать следующее: в социологии как в науке есть один момент или даже дефект, обнаруженный еще в 1960-е гг. Он заключается в том, что в результате исследования или опроса субъект не познается, а создается посредством сформированных вопросов. И мы на этом дефекте выстроили свою схему взаимодействия и посредством опроса «создали» самарского зрителя. Нам однозначно неинтересно проводить исследование, чтобы просто узнать, чего же хочет зритель. Это не задача художника, мы просто на основе этого дефекта придумали некую художественную провокацию для осмысления условий своего труда. И это одна из главных задач агентства Супостат.

2

М.К.: А будет ли учитываться полученное Вами мнение «обобщенного» зрителя в последующих акциях?

А.Р.: Нет, это вовсе не наша задача. Если только мы не придумаем некий проект, осмысляющий результаты социологических опросов. В самарском проекте нам было интересно отчасти разоблачить зрителя, а не просветить или научить. Толпа на выставке никому не нужна, автор всегда ищет адекватного диалога. Мы хотим, чтобы наши произведения давали зрителю некий опыт восприятия. Здесь речь идет о формировании сообщества людей.

М.К.: Кого вы возьмете в ваше альтернативное сообщество, скажем, это должны быть художники, теоретики, журналисты с ярко выраженной активной общественной позицией, социально ориентированная молодежь или все это необязательно?

А.Р.: Интересной может быть любая неожиданная коллаборация. Важно применять весь арсенал позиций и знаний к текущему моменту, а не создавать клишированный набор тугих взглядов. То есть Супостат не есть групповой проект, это, скорее, некая открытая платформа, которая вмещает в себя разнообразные исследовательские инициативы, это проект группы.

М.К.: Кто же был инициатором создания Агентства, и кто является его лидером?

А.Р.: Лидера здесь быть не может, просто есть люди, которые занимаются всем этим более активно, и есть те, которые подключаются в процессе. У нас инициаторами были я и Алексей Булдаков, в самарском проекте к нам подключились группа «Лаборатория» и Сергей Гуськов. Сейчас мы готовим проект, в котором примут участие разные художники.

М.К.: Какой проект вы покажете на Биеннале?

А.Р.: Супостат предлагает уникальный сервис. На сайте supostat.org уже открыто своеобразное  окно жалоб и предложений, в котором каждый сможет оставить комментарий по поводу текущей Московской биеннале. Также будет представлен проект «Ложная выставка». Пространством этой выставки станут две страницы из каталога. Выглядеть все это будет как объявления в газете «Из рук в руки»: картинки, внизу подписи, возможно, текстовые комментарии авторов. То есть мы решили сделать проект, идея которого возникла благодаря наблюдаемой всеми ажитации вокруг главного художественного события этой осени. С одной стороны, мы просто редуцировали всю выставку до разворота в каталоге. С другой, мы ее «увековечили», ведь каталог является как раз артефактом истории, в которую все так стремятся попасть. Если выставка проходит без документации, то ее как будто и не было. Участие в биеннале дает художнику возможность заявить о себе – это важный виток его карьеры. Согласитесь, что сейчас, если художник работает вне системы современного искусства, он и не является современным художником – его просто никто не знает, он не будет вписан в историю современного искусства. Значит, биеннале – это легитимирующий деятельность художника орган, а каталог – необходимый атрибут, историческое хранилище произведений. В проекте «Ложная выставка» мы решили довести всю эту ситуацию до предела.
Выставка называется «ложной» именно потому, что мы не уверены в значении многих исторических легитиматоров, в том числе и биеннале. Мы делаем выставку в рамках спецпроектов на территории каталога, тем самым, соглашаясь на участие в этой биеннальной агонии, но в то же время, осознавая всю «ложность» и сиюминутность происходящего. Зачем нам это нужно? Художники должны работать над историей искусства, как это делали, например, концептуалисты. Я всегда сравниваю такого рода деятельность с подвигами барона Мюнхаузена, который вытаскивал себя из воды за собственные волосы. Для этого вовсе не нужно отрицать «большую» историю искусства, но с ней необходимо заигрывать и переосмыслять.

М.К.: Настя, какие художники примут участие в «Ложной выставке»?

А.Р.: В выставке примут участие Александр Веревкин, Андрей Монастырский, Юрий Альберт, Дмитрий Пименов, Максим Роганов, Алиса Йоффе, Ирина Корина, Катя Полькина и я (Анастасия Рябова). Все художники, молодые и не только, принимают участие в проекте не случайно.

М.К.: Был ли в вашей команде тот, кто взял на себя обязанности куратора? Должен же быть лидер, который смог бы объединить столь разных художников.

1

А.Р.: Нет, куратора у нас не было. Вся концепция проекта возникла в ходе совместных обсуждений. Во время подготовки к большим проектам постоянно что-то меняется, особенно, когда ты взаимодействуешь с системой – она требует от тебя мгновенной ситуативной реакции.

М.К.: Если у вас нет явного лидера, как происходил отбор произведений?

А.Р.: Изначально был написан небольшой текст по проблематике выставки и разослан всем участникам, каждый из которых отреагировал по-своему. В качестве произведений у нас будут картинки формата JPG. Например, Ирина Корина прислала картинку с карандашным рисунком под названием «Масло 1989». Монастырский прислал фотодокументацию перформанса, где он влезает в некую железную бочку – это как «влезть в историю», в вагон метро в час-пик несущий твое имя в вечность. Я размещу на странице каталога плевок. Работа называется «Плевок в вечность»: ироничный жест на странице архивного документа для всех будущих поколений. Поэт Дмитрий Пименов попросил сфотографировать его смс со своим текстом в несколько строчек. Юрий Альберт представил документацию своей выставки «Новое дегенеративное искусство», которая показывалась на Балтийской биеннале в Ростоке в 1996 году. Тогда он провел рекламную кампанию, развесил везде объявление и написал в газетах об открытии выставки «Новое дегенеративное искусство». А когда зрители пришли на выставку, они попали в совершенно пустой зал, где находились лишь огромный баннер и книга отзывов. А Саша Веревкин продал свое место в каталоге биеннале под рекламу сайта одной самарской фирмы за 6000 рублей.

М.К.: Получается, что все произведения художников вашего проекта так или иначе связаны с темой обмана зрителя.

А.Р.: Не обязательно, но многие так или иначе связаны либо с историей, либо с ложью. А все вместе рифмуется в проект о ложности большой истории искусства, которую художнику необходимо преодолеть. Мы сами являемся субъектом этой истории и нам необходимо за нее бороться, участвовать в процессе ее создания. Художникам необходимо влиять на сложившиеся системы восприятия мира. Сфера современного искусства очень узкая, но она, по сути, является микромоделью всего общества в целом.

М.К.: Да, в вашем проекте есть отголоски даже некой борьбы с бюрократией институций. А чего в нем больше: борьбы или иронии?

А.Р.: Бороться можно и с помощью иронии. В проекте действительно присутствует и ирония, и абсурд, и подмена истории. Самое главное в нашем проекте – внимание к системе, в которой ты работаешь. Если посмотреть на всю историю искусства XX века – это всегда рефлексия самого себя, попытка выйти за собственные границы. Опять же концептуалисты постоянно архивировали свое искусство, самостоятельно определяли свое место в его истории. Они работали сплоченно, что обусловлено их дружбой и большим количеством как художественных проектов, так и теоретических текстов. А что может еще объединить художников? Рефлексия на тему своего места в системе искусства, чем активно занимается СУПОСТАТ: ищет, пробует, экспериментирует, ставит опыты.

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.