Все время разные виды из окна

75        0        FB 0      VK 0
19.10.11    ТЕКСТ: 

Бывает, у художника нет мастерской. С этим неудобством можно смириться. Но, бывает, у художника нет не только мастерской, но и постоянного места жительства. Художники Ксения Сорокина и Данила Зинченко, столкнувшиеся с этой трудностью, рассказали каждый о своем случае.

Сергей Гуськов: Сейчас у тебя нет постоянной жилплощади. Тебе приходится перемещаться по квартирам друзей, находить случайное жилье.

Ксения Сорокина: Да, к сожалению. Одна моя подружка пошутила, что бог, как иудеев, обделил Ксюшу Сорокину землей.

СГ: Но иудеи, в итоге, решили эту проблему. А Ксюша?

КС: Ксюша пока не нашла себе землю. Хотя Москва, к счастью, и не пустыня, приходится скитаться, ходить. За последнюю неделю я поменяла четыре точки, где ночевала. Завтра я снова переезжаю, пока еще не решила куда. Следите за подробностями, звоните.

СГ: Какие есть еще варианты?

КС: Во-первых, когда нет жилья можно весь день сидеть в кафе. Там есть интернет, это очень удобно, потому что, живя в таких условиях, нужно поддерживать связи с большим числом людей. Но, с другой стороны, в кафе тратится много денег. Во-вторых, вариант быть в гостях, но его нужно беречь, потому что если часто приходить в гости, то просто надоедаешь хозяевам. Вот и приходиться сидеть в кафе. Сейчас мой район — Таганка, Китай-город… Я там ошиваюсь. У меня еще есть два неоприходованных ресурса, два резерва: квартира подруги, которая живет на Таганке, и Сергей Огурцов. Он тоже предложил пожить у него какое-то время, где-то неделю.

СГ: Случались забавные ситуации в связи со всей этой неустроенностью?

КС: Да. Например, позавчера я стояла голая за церковью и переодевалась. Действительно, большая часть жизни, особенно летом, проходит на улице. Однажды я сидела во дворе, ждала, когда придет моя подруга с ключами, откроет мне, и я смогу переодеться, положить вещи. И тогда я познакомилась с актрисой Маргаритой Тереховой, мы с ней гуляли по Москве.

СГ: В каком-то экзистенциальном плане Москва принадлежит тебе?

КС: Некоторые районы были мной апроприированы. Хотя, конечно, они мне не принадлежат, даже не взяты в аренду. Не хочется говорить слово «мечу»…

СГ: Твои личные вещи раскиданы по всей Москве, а ты сама ходишь одетая отчасти в личные вещи других людей. От каждого временного места жительства, от всех друзей, с которыми ты общаешься и у которых бываешь в гостях, у тебя остается что-то; что-то твое, наоборот, остается у них. Какие ощущения в связи с этим?

КС: Чувствую ли я ауру других людей, когда хожу в их одежде? На самом деле, если бы я об этом думала, я бы сошла с ума. Без рефлексии: берешь чужую вещь, как подонок, или спрашиваешь, можно ли взять, надеваешь и идешь. Я одичала, надо сказать. Могу в холодильник залезть.

СГ: У группа Война, с которой ты какое-то время тусовалась, также была такая практика жития-бытия…

КС: Я шлялась по Москве с Войной, но тогда я жила у своей сестры, и все было по-другому.

СГ: То есть этот способ существования органично вырос из твоей жизни, из твоей художественной практики?

КС: Да, это часть моего художественного метода.

СГ: Кстати, как влияет нынешнее твое положение на искусство?

КС: Сильно влияет, конечно. Во многом я ощущаю свое положение бессознательно. Все время разные виды из окна. Ведь это же касается даже как каких-то мелочей, так и содержания квартир, книг и людей в них. Все это, естественно, отпечатывается. В подобных ощущениях есть определенная прелесть, когда ты не понимаешь, где проснулся и как тебя зовут, но не потому что ты напилась, а потому что слишком часто все меняется.

СГ: Да. Одно дело, когда у художника нет мастерской, на что многие жалуются, а другое — нет постоянного жилья.

КС: Скоро, наверное, уже не будет меня. Я буду состоять из частей своих знакомых. Опасность в том, что сложно сохранить свою идентичность в таких условиях, как у бомжей. Она просто истирается. Остаются только инстинкты, аппетит, такие вещи. Я стараюсь просто не думать об этом. Мне было очень плохо, если бы я еще и размышляла, можно ли так жить, нормально ли это.

СГ: А какое у тебя трудовое положение в этот момент? Случайная занятость?

КС: Делаю перформансы. Вообще я устроилась в Гараж. Плюс какая-то подработка, но я работаю не дома, как обычные фрилансеры, а на месте работы.

СГ: Место работы становится местом, где можно провести время. То есть это даже плюс.

КС: Да. Можно было бы жить, конечно, в Гараже или на Артплее, на основном проекте, поддерживать одну из работ…

СГ: В итоге, ты собираешься прекратить эту неустроенность? Сколько уже длится данный период твоей жизни?

КС: Я уже мечтаю изменить образ жизни. Летом я была не в Москве, путешествовала, было прекрасно, а так три месяца скитаний по Москве.

12354

Сергей Гуськов: Как давно ты остался без постоянного места жительства в Москве?

Данила Зинченко: Если считать с того момента, как меня выгнали из общежития, то, наверное, года с 2008. А! Нет! Вру. Я потом жил у подружки. Плюс-минус три с половиной года.

СГ: Три с половиной года с перерывами?

ДЗ: Нет, я все время кантовался.

СГ: То есть для тебя это уже нормальный опыт? Ты привык? Нет особых проблем с отсутствием постоянного жилья?

ДЗ: Да. Когда я приехал в Москву, я жил в общежитии. Потом я долгое время жил у подружки. Потом мне пришлось какое-то время пожить у мамы, а сейчас я опять в странствиях, потому что, по понятным причинам, с родителями как-то тесно. Сейчас я живу у своего друга Димы Венкова.

СГ: А какие ощущения привносит в твою жизнь такое жилищное непостоянство?

ДЗ: Ощущение, что у тебя мало вещей. Ты знаешь, что в любой момент можешь собрать сумку и переехать хоть в другой город. Вещей у меня практически нет. Есть какие-то книги, но я их беру, читаю, потом отдаю, то есть, в принципе, у меня их нет. Есть раздолбанный компьютер, пара пакетов со всякими артефактами, связанными с творческими практиками, старые негативы и все. Ощущение, что тебя ничто нигде не держит. Случись пожар, максимум ценного что я потеряю будет паспорт и несколько файлов с ценными артефактами.

СГ: Ты живешь у друзей. Они дают тебе свои вещи, часть твоих вещей остается у них. Постоянно происходит смешение с чужой жизнью.

ДЗ: Да. При переездах много вещей выбрасывается. Даже пословица такая есть: переезд — полпожара. У меня была огромная коллекция старых значков, которую я долго собирал. Где она теперь, я не знаю. Мне ее, действительно, жалко. Один мой приятель по общежитию, когда меня оттуда турнули, забрал ее себе. Некоторое время мы были на связи, а потом все. Где-то есть мои вещи, но особо не задумываюсь об этом.

СГ: Неопределенности с жилплощадью соответствует неопределенность с работой?

ДЗ: Нет, подожди. Летом у меня была какая-то работа. Вначале одна, потом другая. Сейчас тоже есть подработки. Не сказать, чтобы я сидел без денег. При этом их не хватает, чтобы снять квартиру или комнату. Это опять же связано со съемкой диплома для Школы Родченко. Я снимаю диплом, нет времени на работу. Если я буду работать, то ничего не сниму. В ближайшие дни едем снимать нонстопом в течение нескольких дней. Постоянно в таком режиме. Потом надо будет все это монтировать, что занимает еще больше времени, чем съемки.

СГ: Сильно влияют такие условия жизни на искусство?

ДЗ: Наверное, да. Потому что если бы у меня была своя комната или, даже лучше, своя квартира, я бы ее частично захламил. Например, у меня висит на выставке номинантов Кандинского большая инсталляция. По-хорошему, ее надо снять и забрать, но она занимает пять больших мешков. Непонятно, куда их складировать. В Школе я оставлял один пакет с первым вариантом инсталляции, но его уборщица случайно выкинула. Если бы работа хранилась на моей жилплощади, все было бы нормально. Привезти пакеты к Диме, например, это тоже нереально — я ведь захламлю ему квартиру. Лишний напряг. Куда же их девать? Это раз. Во-вторых, хочется, чтобы был какой-то угол, где можно компьютер поставить, что-то делать, а то приходится работать на кухне в чужой квартире. Если бы у меня было собственное пространство, я бы превратил его частично в рабочее помещение, может, и не мастерскую, но что-то в этом роде. В-третьих, такое размытие в пространстве совпадает с интересующими меня темами в творческой практике.

СГ: Когда ты недавно попал в лонг-лист Премии Кандинского (хоть ты потом и не вошел в шорт-лист), появились ли у тебя надежды решить, наконец, проблему с жильем?

ДЗ: В любом случае, когда подаешь на какую-то премию, ты делаешь это, не просто потому что хочешь в выставке поучаствовать, чтобы тебя в прессе упомянули. Понятно, что у всех на уме деньги, пресловутые 40 тысяч евро. Я ведь абсолютно случайно попал в «Проект года». Я подавал на «Молодого художника», но мне позвонили и сказали, что нельзя отправлять два проекта в одну номинацию. И я самую геморройную инсталляцию подал на главную номинацию, а она прошла. В какой-то степени, отдаленно и подсознательно, было ощущение, что есть шанс получить эту сумму, и она бы, конечно, решила все мои проблемы. Можно было года два безбедно существовать. Я сильно не задумывался на этот счет, потому что был уверен, что не прокатит. В итоге, не прокатило. Но вообще странный такой подвисончик — что-то вдруг может с неба свалиться.

СГ: Планируешь завязать с такой неустроенностью? Или все нормально и приемлемо?

ДЗ: Нет, так жить нельзя. Меня терпят люди. Сам себя я не напрягаю. Но я не уверен, что я не напрягаю других своим образом жизни. Дима пока нормально реагирует на меня, терпит мое присутствие, но кто знает, как дальше. Да и раньше так было: у кого-то кончалось терпение…

СГ: Выгоняли?

ДЗ: Обычно все сам понимаешь. Только из-за хороших отношений с другими людьми стоит кончить с этим. Но, с другой стороны, я не скажу, что каждый день просыпаюсь с мыслью, что шокирован своим существованием, что я нахожусь в какой-то жопе. Такого нет. Но где-то внутри накапливается усталость, хотя лично я не ощущаю ее так уж остро.

Фотографии: Петр Жуков, Данила Зинченко и Сергей Гуськов
Материал подготовил Сергей Гуськов

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.