Моральный выбор

22        0        FB 0      VK 0
13.11.11    ТЕКСТ: 

С 29 октября 2011 по 8 января 2012 года в PinchukArtCentre в Киеве проходит выставка номинантов Премии PinchukArtCentre 2011. В шорт-лист премии вошли 20 номинантов: Андрей Галашин, Даниил Галкин, Гамлет Зиньковский, Добрыня Иванов, Никита Кадан, Жанна Кадырова, Тарас Каменной, Алина Клейтман, Владимир Кузнецов, Лада Наконечная, Сергей Петлюк, Сергей Радкевич, Николай Ридный, Степан Рябченко, Иван Свитличный, Олеся Хоменко, Никита Шаленный, Маша Шубина, Наташа Шульте, группа Салманов-Корниенко (Алексей Салманов и Дмитрий Корниенко). Специально для Aroundart один из участников выставки Николай Ридный поделился своими мыслями относительно премии Пинчука и того немаловажного вопроса (в том числе, и для российского художественного сообщества), можно ли критическому искусству взаимодействовать с большими площадками и проектами арт-индустрии.

В этом году второй раз проводится премия PinchukArtCentre в области современного искусства для молодых украинских художников. Не так давно открывшаяся выставка номинантов шорт-листа, в которой я участвую второй раз, разительно отличается от предыдущей. Новизна проявилась в организации, когда художникам предложили реализовать идеи, требующие больших бюджетных затрат, – предложение, являющееся чуть ли не единственным прецедентом в местном контексте. В этом случае премия стала как бы грантовым конкурсом, возможностью сделать работу, которую невозможно реализовать иначе. Это положительный сдвиг, учитывая то, что часто премии ничего хорошего для развития искусства не делают, а обслуживают интересы рынка – влияют на рейтинги, способствуя повышению цен на работы победителя. Отношение к молодым украинским художникам со стороны институции, которой управляют иностранные кураторы, всегда с дистанцией относившиеся к местной сцене, изменилось. Теперь художники представлены каждый в контексте своего метода работы и художественных практик. Молодой художник больше не воспринимается как просто молодой человек «с улицы», на которого внезапно пролился свет прожектора художественной «фабрики звезд». В самой выставке шорт-листа и сопроводительных текстах видна кураторская вовлеченность, а не предприимчивость PR-отдела. Возможно, большинство положительных сдвигов обусловлены активной критикой со стороны локальной среды и некоторых российских коллег, обрушившейся на первую премию. Единственный неизменный факт институционального лицемерия – это денежный размер премии, которая, по-прежнему, почти в десять раз меньше Future Generation Art Prize, инициированной центром не для местной сцены, а для мирового сообщества.

ridnyi_ant_manufactory_01_600

Николай Ридный, «Муравьиный цех», фрагмент инсталляции, 2011

В контексте организации выставки у некоторых художников, включая меня, возник моральный вопрос: если брать деньги у крупного частного капитала, то с какой целью их использовать? Основная претензия к финансированию современного искусства магнатами заключается в несправедливом распределении средств во всей капиталистической системе: рабочие на заводах получают копейки, не имея социальных гарантий, а общество отвлекают от реальных проблем зрелищными инсталляциями в арт-центрах. С другой стороны, эти деньги все равно будут потрачены – если не на современное искусство, то уж точно и не на зарплаты или повышение стандартов условий труда. Моральный выбор художника при капитализме стоит ребром: или ты делаешь аттракционы и помогаешь дурачить народ сообща с политиками и крупными бизнесменами, или ты используешь деньги с целью производства социальной критики.

В ходе дискуссии между художниками поднимался вопрос о том, что производя критическое высказывание в таком контексте, художник делает его декоративным, «условным левым». Существует мнение, что только непосредственное взаимодействие с социальной средой и практики прямого действия являются политически действенным и общественно полезным языком искусства. Специфика украинского пространства улицы состоит в постоянном политическом перенасыщении, породившем общественное недоверие к любым лозунгам и призывам: здесь, как нигде, отчетливо виден процесс превращения художественного языка в пропаганду или массмедийную жабу. В моем собственном опыте существуют буквальные примеры: спустя пару лет после акции группы SOSка «Они на улице», где мы просили на улицах деньги в масках украинских политиков, тех же самых политиков в таком же точно амплуа сфотошопил популярный журнал «Корреспондент» для своей обложки. Политическая и социальная критика в данных пространствах становится трудно различимой и смешивается с пост-оранжевыми фикциями государственного регресса. Человека лишили права выбирать улицу и массмедиа – остается лишь скользить сквозь улицу и не смотреть телевизор. В этом смысле, пространство музея или галереи – это то, что человек может выбирать: идти туда или не идти. Люди, которые ценят свое время, могут провести подготовительную работу, почитать о том, с чем им придется столкнуться.

ridnyi_ant_manufactory_02_600

Николай Ридный, «Муравьиный цех», фрагмент инсталляции, 2011

Площадка PinchukArtCentre является самой посещаемой в стране. На следующий день после открытия выставки я видел стометровую очередь из посетителей. Вопрос в том, что все эти люди вынесут после просмотра? Повлияет это на осмысление очерченных проблем, а возможно, косвенным путем и на социальные сдвиги, либо просто поможет приятно провести досуг – в данной конкретной ситуации, является ответственностью не только зрителей, но и художников. Участники выставки сделали выбор по-разному, но тот факт, что есть политически острые и социально обеспокоенные работы не может оставаться незамеченным. Их наличие препятствует выставке, в которой все же хватает и работ в стиле гламурных конфет, стать простой забавой для хипстеров или жен бизнесменов, расставляя болевые точки осмысления ситуации.

Моя работа «Муравьиный цех» касается понятия труда и роли рабочего в современном обществе. Основная метафора – это сравнение рабочих с муравьями, а крупных предприятий с муравейниками, как, например, Криворожсталь, которым владеет меценат премии. Важной параллелью является повествование о муравьях-рабовладельцах, заставляющих особей других видов работать на благо своего вида. Главным образом, повествование идет через видео: документальную съемку карьера с моими комментариями, как из советского научно-популярного фильма. Среди составных частей инсталляции есть два объекта, с монтажом которых возникло много хлопот: это колеса от карьерного самосвала, которые перед отправкой на утилизацию были вывезены с карьера по добычи железной руды в Комсомольске. Другой объект – «Доска почета» представляет собой уменьшенную копию реальной заводской доски, отлитую в бетоне. На доске нет портретов, так как время пролетария-героя осталось в прошлом, по высоте она упирается зрителю в грудь, также говоря о превращении монумента в объект дегероизации. Эту работу я делал совместно с группой помощников в скульптурных мастерских в Харькове. Арт-центр потратился, по сути, больше на перевозку и установку объектов, чем на изготовление.

ridnyi_ant_manufactory_03_600

Николай Ридный, «Муравьиный цех», фрагмент инсталляции, 2011

Мне предъявляли претензии следующего рода, что, мол, рабочему классу на эту выставку наплевать; для кого ты это делаешь? Конечно наплевать, у них совсем другие заботы, но вопрос в том, что является приоритетами в современном обществе? На крупном предприятии, сами рабочие, не считают себя рабами, съедая жвачку обещаний об экономической стабильности. Всякое стремление к социальной справедливости, зачастую, поглощает мелкобуржуазный план: машина, квартира, дача. Можно провести параллель с получением премии: зачем участнику конкурса критически отзываться о конкурсе, ведь он может испортить отношения с институцией? Понимают ли художники, что участвовать в конкурсах не означает на них работать, а что работать стоит на развитие культурной ситуации в целом, в соответствии со своей художественной стратегией и гражданской позицией?

Кто бы ни получил приз – в любом случае решение будет компромиссным. В прошлый раз оно было компромиссом, граничащим с недоразумением. Этого нельзя избежать, приглашая в жюри мировых звезд-кураторов в качестве свадебных генералов и местных художников со своими личными инфантильными амбициями. Все они профессионалы в своем деле, однако ответственные решения не выносятся исходя из первого минутного впечатления, а должны базироваться на предварительном исследовании контекста и заинтересованности в развитии искусства данной территории.

Николай Ридный

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.