Британка. Fine art

32        0        FB 0      VK 0
06.12.11    ТЕКСТ: 

Aroundart поговорил со студентами программы «Fine Art» Британской высшей школы дизайна:

Как вы оказались в Британской высшей школе дизайна на курсе «Fine art»?
Где вы учились до этого?

Анастасия Веденина:
Я учитель географии, который всегда мечтал стать учителем ИЗО (шутка).
С самого основания Британки я мечтала в нее попасть, и как только появились возможность, я сразу поступила. Это совпало с открытием курса «Fine Art». Я все-таки больше художник, чем дизайнер, когда его не было, я думала об иллюстрации.

Марина Андросович:
До Британки я работала дизайнером, а еще раньше закончила РГУ им.Канта в Калининграде, моя специальность — учитель математики и информатики. Математика давалась мне легко, возможно, потому что я — третье поколение в семье математиков. Но другая семейная ветвь взяла свое: в свое время мой дедушка закончил полиграф и работал учителем рисования. В первый раз услышала про школу на зимних курсах от БВШД, а потом, когда открыла сайт, сразу поняла, что очень хочу именно на «Fine Art».

2011-12-02  18.25.55

Почему вы выбрали именно эту школу, а не Строгановку или, возможно, Школу Родченко, ИПСИ?

Анастасия Веденина:
В отличие от всех остальных, Британка» не учит, как делать, она расширяет границы, открывает новые возможности и тормошит мозг, чтобы он их использовал не так, как обычно. Ты не просто начинаешь что-то делать, а просто уже думаешь и видишь все по-другому, и это необратимо.
Хотя, я не против академического образования, это очень полезные навыки, и системы знаний никто не отменял, нам иногда ее не хватает.

Марина Андросович:
Меня привлекла возможность учиться любимому делу, а также развивать английский язык. Плюс мне была очень интересна система такого образования, потому что с российской я уже знакома.

2011-12-02  18.23.49

Сложно ли было поступить, как проходило собеседование? Какие-то неожиданные вопросы и комментарии вы можете вспомнить?

Анастасия Веденина:
У меня все было очень смешно. Я так хотела поступить, что шла самой последней в самом последнем потоке. И это правда — я была последним студентом, которого собеседовали на курс «Foundation Art & Design». Я переносила экзамен, так как две фотостудии одновременно запороли мои работы, я пришла на экзамен по английскому с какого-то сумасшедшего похмелья и мне это удалось.
Меня собеседовал Йен Гончаров, куратор «Fine Art», он мне сразу понравился, и я не ошиблась. Нам вообще повезло с Йеном. Я помню, что очень много говорила, и там были нужны рисунки, которых у меня не было и я очень из-за этого переживала, но я талантливая, у меня все получилось!

Марина Андросович:
Собеседование на «Foundation» прошло очень легко, а вот на «Level 4″ все уже было по-другому. Было довольно много вопросов о современном искусстве, о моем видении, а само собеседование превратилось в довольно долгое интервью.

2011-12-02  18.22.53

Насколько важна самодисциплина в Школе? Строгая ли система обучения?

Анастасия Веденина:
Самодисциплина — это все в Британке, никто не будет бегать за тобой и уговаривать что-то сделать. Просто однажды настанет день «Ч» и все. У нас все действительно строго. Поступить не так сложно, а вот учиться действительно сложно. Я не знаю людей, кто не жертвовал чем-либо ради учебы здесь.

Марина Андросович:
Самодисциплина, конечно, важна. Если студент хочет взять по максимуму от обучения, то самодисциплина и собственная мотивация — необходимые компоненты.

Самое интересное для вас в обучении?

Анастасия Веденина:
Это когда тебя окружают люди, которые тебя понимают и придают стимул к развитию, в том числе тем, что они делают. Они тут все очень интересные. Каждый — в своем и одновременно с тобой.

Марина Андросович:
Да все, наверное: и практика и теория. Второе оказывает влияние на первое, что, в свою очередь, снова обращается ко второму.

Какой работой вы заняты в данный момент?

Анастасия Веденина:
Сейчас я думаю много, и это зря, нужно остановиться и начать делать. Я экспериментирую с пространством и одновременным использованием разных материалов в живописи, противопоставлением объема плоским изображениям. Вообще я больше визуальный человек, нежели концептуальный.

Марина Андросович:
Я сделала серию из трех небольших абстрактных скульптур. Фотография дала мне интересный ракурс, который вызвал цепь ассоциаций с некоторыми важными для меня мыслями. И теперь я думаю написать картину.

2011-12-02  18.25.05

Какие планы после окончания «Fine art»? 

Анастасия Веденина:
Я уеду в Нью-Йорк, поселюсь на крыше какого-нибудь небоскреба и буду бороться со страхом высоты, одновременно рисуя крыши этих безумных зданий.

Марина Андросович:
Продолжить мою творческую практику, конечно. Каким конкретно образом это осуществится, я пока не знаю, да и учиться еще довольно долго.

Насколько выпускник Школы вписан в контекст российского современного искусства?

Анастасия Веденина:
А у российского искусства сейчас есть контекст? Я бы вообще не хотела вписываться в какой-то контекст. Просто делать то, что чувствуешь. Мир не заканчивается на одной России, хотя рынок тут развивающийся и перспективный, с точки зрения искусства. Все только начинается, именно поэтому контекст не сформирован, как мне кажется, но уже много всего концептуального, и я не согласна с этим.

Марина Андросович:
Я думаю, выпускник Школы вписан в контекст современного искусства вообще, в том числе и российского.

Вы посещаете выставки современного искусства? Где и напишите последние из них, которые вам удалось увидеть?

Анастасия Веденина:
О да. Это часть моей жизни, моих интересов, это информация. Для меня важно понимать, что происходит у других, чем они живут и о чем думают, какие приемы используют. Последнее потрясение это Уильям Кентридж. Это удивительно.
Недавно прошла биеннале современного искусства, но об ней столько уже сказано, что уже надоело говорить.

Марина Андросович:
«Люди и город», Винзавод. А сегодня я собираюсь на мастер-класс Антони Мунтадас в ГЦСИ.

2011-12-02  18.26.56

Кто из актуальных русских художников, молодых в том числе, представляет для вас интерес?

Анастасия Веденина:
Я как раз недавно задумалась над тем, что все ругают современное искусство в России, а кто они — современные русские художники? Кто и что конкретно вам в них не нравится? Мало кто ответит, вспомнят пару неудачных выставок на Винзаводе и все.
Сама я не сильно отличаюсь знанием их, но недавно осознала, насколько это важно, и начала интересоваться ими, но их же еще надо где-то найти, а это непросто. Из молодых, возможно, это Ринат Миннебаев, Тимофей Дорофеев, Ринат Валигамси, Таус Махачева, Валентин Ткач, Константин Батынков, последние хоть и иллюстраторы, но мне нравится их живопись.

Марина Андросович:
Мне очень понравилась «Allegoria Sacra» АЕС+Ф. Еще очень нравятся книжные скульптуры Сергея Огурцова, Юлия Ивашкина — «Прислушиваясь в том и другом месте», Анна Желудь — ее «Кабинет», Таус Махачева.

Материал подготовила Алина Гуткина

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.