#Итоги года

О способах восстановления памяти

19        0        FB 0      VK 0
28.12.11    ТЕКСТ: 

По просьбе Aroundart художник Никита Кадан подвел итоги 2011 года в украинском искусстве.

Сразу надо оговориться, что эти итоги носят крайне личный и вовлеченный характер – скорее «действующего лица», чем внешнего комментатора. Автор не видит возможности написать по-другому.


«Трудовая выставка»: Штефан Бургер, «4’33 Dormicium», 2009, фото: Юрий Кручак

Говоря о чем-то значимом и заметном в художественном процессе истекшего времени – наверное, первым надо упомянуть запуск Arsenale, киевской биеннале современного искусства, проекта, который получил поддержку благодаря валу «имиджевых» государственных проектов к украинскому «Евро-2012». Художественный Арсенал, крупнейший музейный комплекс страны, приобрел себе «настоящую» биеннале с международным куратором. Биеннале откроется в мае и судить о ней рано. Но и сейчас открыт вопрос, насколько Арсенал способен, один раз приручив масштабую периодческую выставку, содержать ее в дальнейшем. В этом контексте стоит сказать и о прошлогодних анонсах и надеждах, связанных с возможной украинской Манифестой, о которых ее местные лоббисты предпочитают сейчас публично не упоминать.

Самым крупным состоявшимся выставочным событием стала экспозиция «Независимые» в том же Арсенале – выставка «к дате», огромный массив старых и новых работ, дробящийся при отсутствии какого-либо структурирующего исторического повествования. Впрочем, не нужно возлагать всю ответственность за это отсутствие на выставку. Она, будучи сделанной в сжатые сроки, скорее наглядно зафиксировала весь не-исторический характер, «вечный сегодняшний день» современного украинского художественного процесса. А также, стремление экономить на описании, архиве, редукцию комментария, тавтологичность околохудожественной дискуссии.


«Трудовая выставка»: Алексей Сай, «Принудительный солярий», 2011, фото: Юрий Кручак

«Александр Гнилицкий. CADAVRE EXQUIS» – посмертная выставка художника в Национальном музее стала альтернативой этой всеобщей не-историчности, историей максимально персонализированной и с трудом переводимой на «музейный» язык – как бы временной заменой отсутствующей универсальной истории, неконкурирующей версией, частным предположением, которое вряд ли кто-то вправе оспорить. В то же время именно такая история, «устное предание» и «семейный альбом», показалась чем-то наиболее адекватным опыту полуинституциализированного и недорыночного выживания украинского современного искусства двух постсоветских десятилетий, дроблению повествований, распаду коллективных проектов, и множественности путей индивидуального спасения.

Национальный проект на Венецианской биеннале запомнился организационными особенностями, такими как проведенный практически подпольно «открытый конкурс» проектов; рекомендация иерарха православной церкви, оказавшаяся крайне важной для экспертов Министерства культуры; заказ услуг свадебного генерала – Акилле Бонито Оливы, поставившего под проектом Оксаны Мась свою подпись в качестве куратора.

Художественно-образовательный проект «Перформативность», организованный группой TanzLaboratorium, оказался примером выгороженной территории, на которой сообщество разрабатывает и делает публичной свою методологию и свою систему ценностей. Выгороженной – благодаря или вопреки желанию самого сообщества – от национальной или региональной художественной ситуации, но включенной в сетевую коммуникацию над ее границами. Сегодня это кажется предпосылкой успеха проекта.


афиша выставки «Путешествие на восток»

Упомяну как удачную выставку «Путешествие на Восток», организованную галереей «Арсенал» в польском Бялостоке, и показанную затем в киевском, по совпадению, Арсенале и в краковском музее MOCAK. Она была посвящена старым-новым связям на территории социалистического блока – причем «бывший восточный», польский, кураторский взгляд лепил новое тело бывшего и ныне восточного искусства: польского, украинского, белорусского, молдавского, грузинского, армянского, азербайджанского.

Проблематика украинского «искусства без истории», открытое пространство для множества личных исторических версий и поиск точки зрения, внеположной их соперничеству – это то, что легло в основу «Октябрьского проекта», реализованного (естественно, в октябре) в ассоциации Flutgraben в Берлине Ингой Цимприх, Зонке Хальманом, Ладой Наконечной, Ларисой Бабий, Анной Звягинцевой и мной. Также в проекте принял участие как приглашенный лектор Виктор Мизиано, чье выступление было посвящено режимам ощущения себя-в-истории, характерным для разных поколений советских и постсоветских художников – от поколения Кабакова и Булатова, до авторов, начавших свою деятельность в 2000-х. Работа остальных участников состояла в зачитывании (в финале проекта – сценическом) и комментировании текстов, относящихся к украинскому искусству 1970–90-х, полузабытых и маргинализированных. Локальное «возвращение памяти» (пользуюсь здесь названием одного из кураторских проектов Мизиано), происходящее на вынесенной вовне территории было, таким образом, спроецировано на украинскую ситуацию добровольного беспамятства, амнезийной успокоенности.


постер «Октябрьского проекта» с работой Леонида Войцехова «Прямая речь»

Выставка художников из шорт-листа Премии арт-центра Виктора Пинчука показала весомое и крайне сложное для игнорирования присутствие социально-критического искусства на украинской художественной сцене – речь о работах Лады Наконечной, Николая Ридного, Жанны Кадыровой, Леси Хоменко. Похожее можно сказать и о выставке «Независимые», хотя там это направление было легче растворить в экспозиционном многообразии. В сопровождавшей вручение премии полемике (первую премию получил автор этих строк, который и стал адресатом ряда обвинений) основной стала тема отношений критического искусства и зависимых от крупного капитала институций. Много возмущенных слов о недопустимости подобных отношений – в основном от тех, кто от социальной критики и политической ангажированности раньше по возможности дистанцировался. Мало предположений об альтернативных экономических возможностях для такого искусства. Призывы к «левым художникам» немедленно уйти с институционного поля, оставив его искусству нормативно-аполитичному.

Кураторское объединение «Худсовет» в ноябре открыло «Трудовую выставку» в Центре визуальной культуры при Киево-Могилянской Академии. Этот проект, самоорганизованный и междисциплинарный, был обращен к проблематике современного труда: равно его новым «нематериальным» формам, судьбе «старого» индустриального пролетариата, трудовой миграции, выживанию изгнанных, исключенных, лишних, формам (не)видимости труда в позднекапиталистических условиях. Этот проект стал еще одной главой в истории украинского критического искусства и сообщества его авторов. А соответственно, и еще одним инструментом «производства сообщества». Связи киевских художников, а также архитекторов, активистов и литераторов, вовлеченных в организацию выставки и приглашенных авторов из Швейцарии, России, Словакии и Хорватии, сформировались за пределами украинской ситуации и были внесены в нее уже готовыми.


«Трудовая выставка», вид экспозиции, фото: Лада Наконечна

С одной стороны, масштабные, но шаткие в своих основаниях государственные и частные проекты общественной легитимации современного искусства, а, с другой, преодоление беспамятства, возникновение локальных и фрагментарных альтернатив разваливающемуся общему музею-архиву, работа небольших сообществ, опирающихся преимущественно не на местную художественную среду, а на международные сетевые связи – такова картина уходящего года.

Никита Кадан

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.