Сейчас

21        0        FB 0      VK 0
16.01.12    ТЕКСТ: 

Вопросы задавать бывает очень полезно. Что уж говорить о вопросах, в которых изначально содержится ответ. Это эссе получилось просто набором вопросов, на которые нет «общих» ответов. Тем не менее, мне хотелось бы обозначить их, опираясь на коллективный опыт.

Мы живем здесь и сейчас. Задумываться о реальности, к которой мы имеем отношение, крайне важно. Особенно, для художника.

Начнем с первых вопросов. Их я позаимствовала у Канта, которые нашла в тексте «Was ist Aufklärung», что переводится с немецкого как «Что такое просвещение?»:

Насколько мы, как неисторические личности, вообще реальны?

Кто мы есть и кем мы должны быть в рамках этой реальности?

Почему необходимо философствовать и какая специфическая задача философии относительно реальности?

Подобные вопросы так или иначе задает каждый философ. Они не теряют актуальность.

Если мы являемся частью нашей действительности, чем мы являемся в «сейчас»?

Каждый раз мы выстраиваем отношение с собой и с другими. Если продолжать — то отношение с истиной, с долгом.

В пример можно взять недавние политические события. Долг — мое участие в митинге. Мне не нравится, как это звучит. Скорее я бы сказала, что приход на митинг — мое проживание здесь и сейчас. Как художник я не работаю с «этой темой». Я выражаю свою гражданскую позицию. Идеально назваться наблюдателем, но не получается это делать «из ситуации». Мы наблюдаем подмены и бесконечный информационный спам. Нас это не волнует. Мы не можем не идти. Интересно, что нас почти не волнует вертикаль, которая «с той стороны» выстраивается. Естественно, мы в курсе своих требований. Кто-то готов радикализироваться, кто-то получает реальный шанс репрезентироваться.

Мы находимся в парадигме «нас санкционировали». «Нас» разрешили? Нас даже не представляют.

Здесь речь не о политике, я говорю о реальности, к которой имею отношение. Посредством мышления мы принимаем ту или иную позицию, фиксируемся. Иначе никак. Мы отказываемся от себя прежних, мы связываемся с другими. Во временной перспективе мы всегда найдем ответ, как мы стали теми, кто пришел на митинг. Но то, что интеграция своего поведения в общие стратегии необходима, спору не вызывает. Или вызывает? Выбор образа действия, факт участия — коллективная история. Требования сформулированы. Любой митингующий может повторить, если его разбудить среди ночи, или не сможет?

Художник занимается практикой осознания: Пребывай в себе — Внимательно следи за собой — Спасай себя.

«Я не отношусь к людям, которые на что-то рассчитывают. Я действую. Я считаю, что надо выступать, надо требовать», — сказал лидер группы «Центр» Василий Шумов в одном из интервью.

Переживание «Я» — важная составляющая для художника. Что происходит с этим «Я»?
Оно исчезает в ситуации, в движении.
Оно осознает себя субъектом.
Оно наблюдает. 

В известной степени художник предугадывает события. Кто-то из коллег сказал мне, что если твое искусство не увидело этого, то грошь цена такому искусству. Возможно, искусство увидело что-то другое, что недоступно нам пока в «сейчас». Возможно, никогда не узнаешь, что происходит во дворе, если сидеть дома за компьютером. Зато так легче объективировать события «во дворе».

Благодаря компьютеру дома, я посмотрела видео с круглого стола «Идея коммунизма», в котором участвуют Жижек, Каллиникос, Холловэй. Рекомендую.

Жижек, Каллиникос, Холловэй — Идея коммунизма from Vasya Pupkin on Vimeo.

Эссе я решила проиллюстрировать скриншотами с показа Рафа Симонса «Весна-Лето 2002». На мой взгляд, этот показ в какой-то степени видел наше «сейчас».

Алина Гуткина

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.