Дамы и господа, на арене Роуз Вайли

228        0        FB 0      VK 0
15.02.12    ТЕКСТ: 

Капиталистическая экономика представляет собой безостановочное движение, однообразное по сути, но многообразное по формам проявления. В бесконечной смене этих форм есть свой резон: чтобы поддерживать спрос, сохраняя ту же систему, нужно постоянно обновлять ассортимент предлагаемых товаров. Хотя в арт-индустрии дела обстоят и не с точностью также, они все же близки к данной модели. Те единицы, которые умудряются закрепиться в качестве «больших художников» со «своим неповторимым» стилем, подходом, взглядом и т.д., могут позволить себе до конца жизни штамповать «свое неповторимое», и у них, скорее всего, не будет с этим никаких проблем. Хотя даже в данном случае идеальный для арт-рынка «большой художник» — мертвый художник. Что касается остальных, то их ждет «избиение», забвение и вытеснение в маргинальные области за счет молодых и агрессивных — новой генерации художников, с которыми, в итоге, произойдет то же самое. В абсолютно социал-дарвинистском ключе художнику предлагается пожрать постаревшего, одряхлевшего предшественника, проложить себе дорогу прямо по «конкурентам», раз уж рынок требует «нового» и ассортимента. Подобная логика позволяет не думать, что будет с теми, кого вытеснили: всё — для «новых» (а, на самом деле, для тех, кто бережно воспроизводит данную систему). В оправдание описанных процессов обычно ссылаются на засилье геронтократии, власти стариков, — другую крайность, которая ужасна в своем предельном воплощении, но видеть альтернативу ей в режиме кровожадных волчат, готовых загрызть вчерашних вожаков, вряд ли правомерно.

В такой развертке интересен случай Роуз Вайли. Целый ряд художников выпадал из арт-системы после первой славы, после чего, спустя десятилетия внезапно происходило второе открытие, чаще всего после смерти, но иногда раньше, как у Сьюзен Хиллер. Критики в подобных случаях пишут: «Как же получилось, что фигуру такого масштаба, можно сказать, просмотрели?» Эти «открытия», за редкими исключениями, обладают общей чертой: они повторяют сценарий Ильи Муромца, который сидел 33 года на печи, не владея конечностями, а потом получил исцеление от гостивших в его доме старцев и пошел совершать подвиги. Целителями, каликами перехожими, здесь выступают специалисты, которые находят забытые таланты и тайных классиков, а также пресса, превращающая находку в маленькую, а иногда и в большую сенсацию. Проблемой для Роуз Вайли, источником ее немощности, как считается, были слишком большие размеры ее работ. Но эти же огромные холсты стали причиной вмешательства волшебников-целителей. Ведь в логике войны «новых» против «старых» размер картин рассматривается как военный потенциал, как мощное орудие. Нам словно бы сообщают: «Смотрите, какая мощь! Ими она точно многих перешибет!»

Забавно, что первое открытие художницы произошло пару лет назад, когда ей уже исполнилось 74 года. Ее манера — наивная живопись с экспрессионистским уклоном — в массовом сознании ассоциируется с неким инфантильным состоянием души, что прекрасно укладывается в логику «молодых новых». Неважно, что «молодая» художница уже давно достигла пенсионного возраста. Важно представить ее такой, как нужно арт-индустрии. В этом парадоксе вырисовываются контуры сегодняшнего дня. Не имеют значения ни заслуги, ни талант, ни гендерные роли, которые часто вспоминают, когда говорят о причинах появления забытых классиков и их позднего открытия, — все это отступает перед возможностью или, наоборот, невозможностью встроить художника в процесс обновления ассортимента. «Ты вынужден быть молодым, — говорит сама Роуз Вайли. — Художественный мир одержим молодостью. А это как клеймо, потому что, чем раньше ты принимаешь эту систему, тем тяжелее ее поддерживать. Ты становишься продуктом».

В кино есть популярный поджанр — про игры на выживание, в которых одни люди убивают друг друга на потеху другим людям, далеким зрителям. Глобальная арена современного искусства оказывается таким же реалити-шоу, а арт-критики комментируют особо захватывающие и динамичные эпизоды, самые кровавые гладиаторские бои, в то время как где-то за сценой, в офисе телекомпании идет подсчет прибыли. Оказавшись в этой круговерти, Роуз Вайли напоминает хрупкого персонажа своей картины «Знаменитость» — анорексичную девушку в коротеньком платьице, по всей видимости балерину, которую, кажется, вот-вот сдует потоками воздуха, исходящими от вентилятора. То ли в изумлении, то ли в ужасе, но уж точно с непониманием она глядит на зрителя и спрашивает: «Что происходит? Куда я попала? Как быть? Что делать? Как себя правильно вести? Как остаться в живых?»

Выставка Роуз Вайли «Rosemount» проходит в галерее Риджина до 10 марта.
Материал подготовил Сергей Гуськов

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.