Кураториум: без теории к практике

124        0        FB 0      VK 0
08.03.12    ТЕКСТ: 

История с выставкой «Кураториум», организованной по итогам европейских стажировок для победителей конкурса молодых кураторов (инициатор – Объединение институтов культуры стран Евросоюза), оказалась похожей на детективное расследование. Пресс-релиз строился вокруг одной фразы, которая буквально made my day, crushed my heart, blowed my mind и заставила меня подумать обо всем, даже о том, как российские холода могут повлиять на восприятие прочитанных пресс-релизов. В ней значилось, что перед молодыми кураторами на этой выставке стояла «амбициозная задача: создать художественную выставку без художников». Заинтригованная парадоксальной картинкой – заявленным боем тяжеловесов «фигура куратора» и «фигура художника» при отсутствии второго, – я отправилась в ГЦСИ.

(Не)художественная выставка

Обещанной картинки провокационного эксперимента в зале не оказалось. Из шести участниц ровно половина представила проект с использованием работ художников. Саша Семенова, пройдя стажировку в Румынии, разместила свою «выставку» на типичных туристических футболках: на них были нанесены фрагменты работ румынских художников, символы местных достопримечательностей и кратко сформулированный куратором один из принципов румынской культуры. Алиса Савицкая представила свои впечатления от поездки в Лондон при помощи фотографий Владислава Ефимова, снабдив их собственным текстом и звуковым сопровождением. Дарья Черкашина примерно аналогичным образом представляла свой опыт пребывания в Вене.

Остальные три участницы все же создали пространство своих «выставок» без использования самого предполагаемого объекта. Зинаида Шершун, вынужденная выражать свои впечатления от поездки в Мюнхен, находясь в самом процессе (на момент выставки она все еще проходит стажировку), попыталась создать моментальный снимок никогда не останавливающихся мыслительных потоков, столкнув три цитаты и небольшой рисунок на четырех плоскостях помещения. Зоя Каташинская решила передать опыт пребывания в небольшом французском городке Мец, погрузив зрителя в состояние «информационного голодания»: в отдельной комнате, откуда нельзя выйти раньше, чем через пятнадцать минут, предлагалось заниматься чем угодно вне телекоммуникаций – читать лежащие на столе книги или просто подумать о чем-то своем.

Александра Семенова, I love RO, 2012

Мария Удовыдченко, по совместительству со-куратор «Кураториума», вовсе представила в проекте собственные работы, выполненные, как она подчеркивает, не художественным путем. Снимки архитектуры на фоне звездного неба – главной карты путешественников прошлого и наиболее родным из возможных в новом месте элементов современного – были представлены как собственное исследование.

Перед молодыми кураторами стояла задача визуализировать свой опыт от стажировки при помощи любых средств. Преувеличенная горе-пиарщиком суть состояла только в том, что использовать для решения этой задачи произведения художников не обязательно. С первых же слов разговора куратор кураторов «Кураториума» Александра Обухова объяснила, что это НЕ художественная выставка. «Подчереркну еще раз, уже много об этом говорила – в этой выставке нет эстетики. Она может выглядеть как художественная выставка, выставка современного искусства, но не является художественной. Даже элементы, взятые из контекста эстетического, в данном случае играют роль скорее сноски, комментария к общему внеэстетическому высказыванию. Для меня лично это выставка некоего профессионального сообщества, как если бы это была выставка издателей или изготовителей часов», – пояснила Обухова. Свою роль как старшего куратора самой выставки она назвала минимальной – только предложила тему. На что один из стажеров – Даша Черкашина – с улыбкой заметила, что это вообще самое главное.

Алиса Савицкая (при участии Владислава Ефимова), Лондонский глаз, 2012

Куратор vs. Художник

О том, чем же все-таки при создании проекта для «Кураториума» состояние и процесс работы кураторов отличался от процесса работы художника, Aroundart узнал у некоторых участников.

Саша Семенова (Красноярский культурно-исторический музейный комплекс, проходила стажировку в Anaid Art Gallery, Бухарест, Румыния): Состояние и процесс совершенно отличались. Художник вступает в диалог с историей искусства, думает о красках, пластике и много другом художественном – не он решает какие-то прикладные задачи. В данном случае – как полноценно представить образовательный и эмоциональный опыт. Я, например, думала, о чем бы ни забыть упомянуть, как бы кратко и емко и немного не «в лоб» представить выводы из поездки. Моей задачей было сделать креативный «дневник путешественника» по итогам стажировки. Но такой дневник, который помимо личных эмоций и переживаний, включает в себя кураторские впечатления, то есть произведений наиболее понравившихся художников – чуть-чуть прорекламировать современное румынское искусство и просто хорошие культурные места в Румынии.

Алиса Савицкая (Приволжский филиал ГЦСИ, Нижний Новгород, проодила стажировку в Turner Contemporary, Кент, Великобритания): Художник и куратор (в их собирательном, усредненном варианте) – носители разных типов сознания. Мое мышление как куратора можно охарактеризовать как проектное или системное. Оно находится в большей степени в аналитической плоскости, в меньшей степени – в чувственной или интуитивной. Оно предполагает жесткое целеполагание, концепцию, процесс, выводы. То есть мы говорим о методологии менеджмента, которая применяется в художественной плоскости. И чем гармоничнее эта методология принимает и поддерживает плавающее сознание художника, тем лучше получается проект. В этой связи, главной сложностью в работе над выставкой «Кураториум» было то, что ее концепция не настаивала на присутствии искусства в том или ином виде (произведения, интервью с художниками, каталоги и т. д.)

Зоя Каташинская, 15 минут информационного голодания, 2012

Дарья Черкашина («Школа кураторов», Санкт-Петербург, проходила стажировку в Die Springerin и Tranzit.at, Вена, Австрия): Художник видит свою задачу в реализации своей мысли в одном проекте: он создает полноценное произведение. Идея автора выражена в самой работе, а работа – в первоначальном замысле – автономна и может иметь дальнейшую жизнь. Для меня же, куратора, каждая деталь экспозиции не имеет сама по себе значения вне общего проекта – выставки «Кураториум». И существует только здесь – в этом пространстве. Также как любая мысль куратора – существует только в пространстве выставки, а мысль художника может «кочевать» вместе с его работой и существовать в различных других пространствах.

Зинаида Шершун (Балтийский филиал ГЦСИ, Калининград, проходила стажировку в Haus der Kunst, Мюнхен, Германия): Мне не хватало собственной «ручной» работы. И я, пожалуй, приведу цитату Й.Бойса, о том, что «все люди – художники» (и мы помним, что он при этом говорил не о том, что все «могут рисовать», а о том, что все могут искренне делать свое дело, как медсестра или маляр). В этом смысле мои действия были художественными, в этом высказывании – моя искренность. К сожалению, работать над этой выставкой пришлось, во-первых, отдаленно, во-вторых, подводить итоги нужно было вынужденно в середине практики. Моя художественная и мыслительная задача заключалась в том, чтобы «остановить поток восприятия» и облачить его в форму вывода, заморозить. Поэтому мне очень близка метафора реки с сильным течением, не замерзающей ни зимой, ни летом, но оледеневающей по берегам при сильном морозе. При этом я постаралась сохранить тот принцип восприятия, которым я здесь пользуюсь, – полные смысла случайные констелляции идей, происшествий, визуальных впечатлений, которые складываются в непрерывный контекст, в уплотненный воздух, в котором ты видишь всю европейскую философию, все европейское культурное наследие. При этом в тебе оживает мыслящий человек, воспринимающий человек, живущий.

Мария Удовыдченко (ГЦСИ, Москва, проходила стажировку в Kalmar Konstmuseum, Кальмар, Швеция): В моем случае фактически ничем не отличался. Единственное, мне не раз приходилось объяснять, что показанные на выставке фотографии создавались не как художественное произведение. Я слышала вопросы о качестве фотографий, выбранных ракурсах и т.д. Приходилось рассказывать, что этот проект – я могу назвать его так, потому что и дальше планирую пополнять серию снимков небесных объектов и архитектуры – появился как исследование. Но ведь сейчас многие художники работают как исследователи.

Зинаида Шершун, Без названия, 2012

Выставка-лаборатория

Что касается самого ГЦСИ, Александра Обухова сравнила опыт «Кураториума» с лабораторным занятием для молодых кураторов: «В лабораториях не работают, как известно, с человеческим материалом. Представление об анатомии у стажеров все-таки уже есть, но оперировать человеческое тело еще рано. Это достаточно грубая аллегория, но, тем не менее, я со своей стороны воспринимала этот проект именно как лабораторный, профессиональный практикум».

Принявшие участие в выставке стажеры в целом считают такую форму «отчетности» продуктивной. Мария Удовыдченко объяснила, что выставка помогла выявить круг проблем, существующих для молодых кураторов, причем не привычных – отсутствие площадки или получение финансирования, – а других деталей, говорящих об уровне профессионализма в целом. Саша Семенова назвала такой ход «минус-приемом», опираясь на то, что работа с художником для куратора первоочередна, но для начала ему важно понять степень собственной креативности: «В моем представлении лучший куратор – это тот, кто творчески сотрудничает с художником, а не просто решает, чье искусство стоит показывать, а чье – нет, и как правильно расположить произведения в пространстве. На этой выставке как раз представлены только творческие умения и амбиции самих кураторов, которые показывают их уровень креативности». Дарья Черкашина заметила, что выставка интересна тем, что на ней можно ярко прочувствовать кураторскую мысль: «Она “оголена”. Всё внимание на кураторе – это достаточно непростая задача для него, поэтому невероятно интересная».

Мария Удовыдченко, Guiding Light, 2011

Хотя Алиса Савицкая заметила, что ситуация двояка – продуктивность зависит от характера стажировки и самих стажеров: «Если мы говорим о кураторе как полноценном участнике художественного процесса, создателе новых смыслов и направлений в искусстве, то да, такой формат выставки – смелый и провокативный, – может дать очень положительный эффект. Если речь идет о кураторе как арт-менеджере, экспозиционере, ассистенте, то «выставка без художников» не сработает, потому что в ней априори не предусмотрен художественный материал, на котором можно показать свои прикладные навыки». Зинаида Шершун главным итогом выставки назвала изменившийся, ставший шире угол зрения, а также «то, как это новое зрение отразится в будущем на интересе к работе (от создания или улучшения инфраструктурных деталей до познавательного «напряжения»), выставочных идеях, на новом качестве партнерских (международных) проектов».

Планы ГЦСИ по воспитанию кураторов

Оказалось, что итоговое событие не сводится только к выставке – планируется круглый стол, конференция и даже выпуск книжки. В целом, «Кураториум» вписывается в планы ГЦСИ в отношении образовательных программ как возможность для кураторов попробовать свои силы. На базе центра планируется создать образовательную структуру, в которой будут готовить профессиональных искусствоведов и кураторов в области современного искусства. В том, что спрос на получение этой профессии будет, Обухова, будучи преподавателем ИПСИ и сорудником ГЦСИ, не сомневается: «Я отчетливо вижу стремление что-то узнать, безоговорочное желание немедленно стать куратором без всякой подготовки, без теории прямо к практике. До появления ИПСИ художники Строгановки, Суриковки и Полиграфического не знали, что им хочется стать современными художниками. Тем не менее, каждый год два десятка члеовек понимают это со всей отчетливостью и идут слушать лекции на чердак дома “России”. То же происходит с теми, кто идет в Школу им. А.Родченко или “Свободные мастерские”».

Дарья Черкашина, На границе восприятия. Review, 2012

Предложений и вправду мало: новые кураторы выходят из программ для художников, а редкие инициативы кураторских школ – как «Школа куратора» под руководством Олеси Туркиной в Санкт-Петербурге – строятся на добровольных началах и довольно несистемно. «Уровень необязательности – проблема такого рода предприятий. Тогда как обучение должно быть достаточно интенсивным и жестким. Если человек изучает теорию современного искусства, читает Альтюссера или даже Жижека, но никогда не работал с реальным пространством, у меня есть большие сомнения относительно того, что он способен сделать выставку. Проекты, подобные «Кураториуму», и дают для этого площадку. Есть разные уровни задач, которые стоят перед кураторами: персональная выставка, выставка группы, выставка историческая. Все эти истории надо проходить, как азбуку в школе, при этом решая какие-то практически задачи: написание экспликаций, редуцирование своих высоких теоретических полетов для пресс-релизов, решение технических и материальных вопросов. Такое обучение не построишь на череде мастер-классов людей, у которых есть практический опыт», – комментирует Обухова.

Программа кульутрных институций Евросоюза предполагает продолжение и расширение – в следующем году, возможно, увеличится круг зарубежных институций. ГЦСИ планирует продолжать плотную работу с программой, а также постепенно тестировать интенсивные малочисленные семинары для молодых искусствоведов. Целиком все это должно сложиться в планомерную подготовку образовательной системной институции по воспитанию кураторов.

Одним словом – эксперимент, но уже не лабораторный. Насколько заявленное будет соответствовать действительному – покажет время. Главное, чтобы институция коммуницировала с внешней средой без лишних искажений, несмотря на российские холода и прочие обстоятельства.

Материал подготовила Ольга Данилкина

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.