Яркие M&M’s, рассыпанные на паперти

133        0        FB 0      VK 0
08.04.12    ТЕКСТ: 

Круглый стол об отношениях искусства и религии в галерее Марата Гельмана на «Винзаводе» получился на редкость интересным, содержательным и показательным, несмотря на то, что некоторые из заявленных участников не явились (Андрей Ерофеев, Кети Чухров). О гонимых художниках и кураторах, культуре атеизма, политической стагнации, обязательном вмешательстве говорили вдевятером: художники ДмитрийГутов, Анатолий Осмоловский, Олег Кулик, историки Роман Багдасаров и АлексейЛидов, галеристы Марат Гельман и Сергей Попов, протоиерей Всеволод Чаплин и коллекционер Виктор Бондаренко.Тема отношений искусства/культуры и религии/церкви/веры развернулась в плоскости
– параллелей: и художники, и верующие оказывались многажды гонимы и преследуемы (Гельман);
– противопоставлений: художники часто страдали от церкви/религии – от Фидия, Сократа, Микеланджело до кураторов-художников выставки «Осторожно, религия!» (Гутов);
– исторической последовательности: искусство как практика производства художественных предметов наследует культу (Лидов);
– сотрудничества: в XIX и не только веке искусство было необходимо церкви для капитализации храмов, и церковь активно привлекала к работе великих художников – и сегодня работы Гутова вполне могут украсить любой их храмов (Багдасаров);
– противостояния отдельных слоев: нам противостоит не церковь, а мракобесы при молчании церкви (Гельман).

Ситуация в сегодняшнем российском обществе заставила вспомнить
– 40–60-е годы XIX века с отсылкой к Синоду и Победоносцеву (Гутов, Попов);
– европейский предреволюционный 1962 год, с 50-летним отставанием России от Европы, выведенным Лениныи и Сталиным (Осмоловский);
– 1978 год в Иране с ползучим государственным церковным переворотом (Бондаренко);
– революцию 1917 года в фарсовом повторении, когда конфликт между церковью и интеллигенцией расколол общество (Лидов).

Акция «Pussy Riot» в Храме Христа Спасителя была оценена спикерами как
– смешная; во время стагнации православного искусства, пребывающего во власти муляжей и стилизаций, реакция РПЦ на акцию «Pussy Riot» нанесла культуре вред в 10 раз больший самой этой акции (Лидов);
– бранная и оскорбительная (Чаплин);
– скандал и емкий информационный повод; как очень хорошее произведение искусства, созданное именно в сегодняшних условиях; как «Аппариция» Теодора Адорно – небесное явление, разрывающее все нормы и схемы (Осмоловский);
– как богоявление в игривой, непредсказуемой, нестандартной форме; как яркие M&M’s, рассыпанные на паперти (Кулик).

Говорили о самых разных границах, например, поля художественного и религиозного:
– обязательность границ условного и образного, границ художественного пространств галерей и музеев: убийство Иваном Грозным сына на картине не призывает к убийству (Гельман);
– о светском общественном пространстве без патриарха на федеральных телеканалах; о возможности существования выделенного пространства для художественных экспериментов – наподобие ученых лабораторий, где ставятся эксперименты на животных (Бондаренко);
– о бесполезности границ – о едином общественном поле, о равных моральных критериях по отношению и к искусству, и к политике, и к журналистике (Чаплин);
– необходимость развести в нашем полуанархическом государстве атеистов и неофитов (Осмоловский).

О цензуре, вкусе и вкусовщине:
– псевдоэкспертные обвинительные оценки последней выставки попадают многочисленные классические шедевры, к примеру, «Сельский крестный ход на пасхе» Василия Перова, 1861, ГТГ; «Автопортрет» Аристарха Лентулова в соломенной шляпе-нимбе…. черносотенство как резервуар человеческой ненависти и требований вышвырнуть из музеев всех бесстыжих Венер (Гутов);
– в работах Гутова нет ликов, в классической музыке много плохого, Моцарт писал однообразные и попсовые вещи похожие на хиты Бритни Спирс (Чаплин).

После реплики Бондаренко о светском государстве, Чаплин, разразился громовой тирадой ВАШЕ ВРЕМЯ ПРОШЛО и «вечер перестал быть томным» (Гутов). Протоиереей не обнаружил в работах Гутова ликов. Интеллигенты говорили о «мракобесах» и «наездах неофитов». Гутов немедленно согласился издать «Гаврилиаду» Пушкина и поставить на себе эксперимент: посадят ли его на семь лет по обвинению в кощунстве или нет.

Диалога в итоге не случилось, но обмен мнениями состоялся. Гельман курил, Чаплин смотрел в телефон и важные бумажки, Гутов рекламировал и цитировал новую книгу «ТРИ СПОРА», в нагрузку к которой в галерейном магазине дают дамский роман с обложкой в цветочек. Цитаты в пафосе не уступали чаплинским заявлениям. Были такие и такие:


Материал подготовила Анна Быкова

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.