Круглая дата

110        0        FB 0      VK 0
02.05.12    ТЕКСТ: 

Еще на подходе к ГЦСИ меня опередил энергичный пенсионер в ветровке и с большим рюкзаком. «Вот и ветеран войны 1812 года», — усмехнулась я, направляясь на однодневную выставку и круглый стол о военной кампании 1812 года, прововодимый в рамках «Дней культурного наследия Москвы». Дедушка, возможно, впервые пришедший в музей современного искусства, живо поинтересовался у охранника при входе: «Здесь про войну 1812 года будут говорить?»Если честно, мероприятие было довольно странным. Небольшое пространство лекционного зала, на стенах — работы Константина Звездочетова, Георгия Литичевского, Андрея Филиппова и Алексея Трошина, — некоторые позаимствованы из частных коллекций, кое-что даже было создано специально по случаю этого скромного мероприятия. Работы, скорее шуточные, вовсе лишенные героического пафоса, как будто были отобраны стихийно, лишь по признаку соответствия заданной теме. Веселый, даже карикатурный тон странным образом роднит разных авторов и их этюды о войне с Наполеоном.

Сложно сказать, зачем организаторы решили прибегнуть к такому формату события, совместив однодневную выставку и круглый стол, да еще и на материале Отечественной войны 1812 года: то ли выставка без дискуссии была бы несамодостаточной, то ли пространство государственного центра современного искусства обязывет. Однако, несмотря на непривычную атмосферу, немногочисленных гостей и сразу же бросившуюся в глаза искуственность выбранной темы, собравшиеся, очевидно, чувствовали себя вполне комфортно, раскованно и даже радостно.

В качестве гостей на круглом столе присутствовали доктор исторических наук Алексей Степанов и историк-наполеонист, главный редактор журнала «Сержант» Геннадий Плоткин. Смысл краткого выступления историка Алексея Степанова — напомнить, как за два века, прошедшие cо времени наполеоновского похода на Россию, исторический смысл войны 1812 года неоднократно перекраивался в угоду актуальной на тот момент идеологии. По мнению Степанова, именно при Сталине, в преддверии Второй Мировой мы получили образ войны 1812 года как народной освободительной войны против захватчика Наполеона, вздумавшего поработить Россию, истинный же, с точки зрения историка, смысл этой военной компании был принудить Россию соблюдать континентальную блокаду Англии.

Следующий выступавший, наполеонист Геннадий Плоткин, наглядно, на примере образов художественного кино, показал смену идеологической нагрузки при обращении к теме войны 1812 года. Фильм Владимира Петрова «Кутузов», снятый в 1943 году, создает образ сильного бескомпромиссного полководца, ведущего освободительную войну «не на жизнь, а на смерть». 1962 год, Карибский кризис, фильм Рязанова «Гусарская баллада», в котором в главной роли дебютировала Лариса Голубкина, — комедия положений, призванная, по словам докладчика, отвлечь внимание зрителей от тревожной политической ситуации, от накалившегося противостояния между СССР и США. Эпическая картина Сергея Бондарчука «Война и мир», приуроченная к столетию романа Льва Толстого, рассказывает о могуществе русского духа и воле русского человека. И, наконец, фильм 2011 года, представлющий из себя истошный китч, «Ржевский против Наполеона» режиссера Mарюса Вайберга, — пример девальвации и коммерциализации отношения не только к событиям 1812 года, но и в целом к истории.

Пять работ, представленные на выставке, несмотря на свой задорный и легкий повествовательный тон, касаются также темы выветривания истории. Кутузов и Наполеон у Звездочетова комически расположены спинами друг к другу, смотрят в разные стороны и не могут найти друг друга в подзорных трубах. Работа Филиппова про женский гусарский полк водевильно сталкивет расхожие образы Франции и России. У молодого комиксиста Алексея Трошина война русских с французами получила воплощение в войне лис с инородными механическими роботами (причем, лис сам художник отождествляет с русскими, которым чужды и непонятны механические агрессоры).

А в работе «Круглая дата» Георгия Литичевского, созданной, кстати, специально для этого мероприятия, два великих полководца превратились в смешные матрешки: Наполеон с надутыми губами, Кутузов с неизменной повязкой на глазу. Представляя свой рисунок, Георгий Литичевский рассказал, как когда-то прочитал в дневнике Алексея Крученых замечание о том, что художественных стилей становится настолько много, что впору вслед за кубизмом изобрести «круглизм» — течение, которому будут следовать круглые идиоты. Именно такой «круглизм» «круглой» даты — 200 лет Отечественной войны 1812 года, признался ходожник, он и хотел обыграть.

Современное искусство может касаться событий двухсотлетней давности, событий безусловной исторической значимости, но популяризированных настолько, что проблемные моменты просто стерлись. Свидетельство тому однодневная выставка в ГЦСИ. Хотя, конечно, эти работы говорят о сегодняшнем дне намного больше, чем о днях минувших.

Материал подготовила Катерина Белоглазова

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.