Мексика: Resisting the Present

136        0        FB 0      VK 0
21.05.12    ТЕКСТ: 

Современное мексиканское искусство сегодня весьма востребовано на мировой арт-сцене, и речь идет не только о таких звездах, как Габриэль Кури и Габриэль Ороско. Произведения молодых и менее известых художников, рефлексирующих насущные социально-политические проблемы Мексики на языке латиноамериканской культуры, традиционно отмеченном особой печалью, бесстрашием и мрачным юмором, горячо приветствуются европейкими центрами современного искусства. Поиск национальной идентичности в глобализированном мире приобретает здесь достаточно остраненные для европейского глаза формы, привнося тем самым в европейское галерейное пространство искомый элемент инаковости, и, в то же время, сохраняя общую для мирового современного искусства тенденцию исследования и характерную, уже ставшую узнаваемой по стилю, оптику.Экспозиция «Resisting the Present» в парижском Musée d’Art Moderne de la Ville de Paris представляет как раз такой добротный по меркам европейских «выставочных стандартов» обзор мексиканского искусства последних 12 лет, с 2000 по 2012 год.

Генеология политического контекста многих работ этого периода — это прежде всего крайне болезнанная для Мексики проблема деятельности наркокартелей, угроза внутренней дестабилизации, а также новый этап в экономике страны, наступивший с принятием договора NAFTA в 1994 году, когда Мексика вошла в зону свободной торговли с США и Канадой. Противоречивые отношения любви и ненависти к своему могучему северному соседу — еще одна болевая точка мексиканской идентичности — также нередко становятся объектом художественного осмысления.

Тревожный взгляд в будущее в работе Артуро Эрнандеза Алказара «Черные кайты», преграждающей вход на выставку, прочитывается на интуитивном уровне, однако аннотация конкретизирует авторские исторические отсылки: черный кайт был тайным знаком повстанцев во время Мексиканской войны за независимость (1810–1821), а камни — то ли ноша черных птиц, то ли сила, удерживающвя кайты у земли — были собраны художником на руинах здания, разрушенного в Мехико 24 декабря 2011 года и добавлены к инсталляции с кайтами позже.

Графическая работа Байрола Хименеса «Maldito», что в переводе с испанского означает «Проклятие», представляет собой своеобразный апокалиптический «алтарь» коррупции и насилия, где лики заменены карикатурно изуродованными типажами. Сверху это видение Страшного суда наоборот увенчано орлом с американского герба, держащим во рту змею, в нижней части настенный рисунок переходит в «кровавый ручей», пересекающий галерейный зал, с надписью: «Камень на пути научил меня, что моя судьбы была — воровать, и воровать, и воровать…»

Зрителю, желающему продолжить осмотр выставки, придется перейти через ручей. На противоположной стене композицию замыкает рисунок руки, сжимающей в кулаке кровоточащие купюры.

Еще одна работа «I-mashinarius» мексиканской художницы и робототехника Мерселы Армас, также затрагивает вопрос отношений между Мексикой и США и одновременно намекает на более широкую проблему экологических последствий капиталистического производства и потребления. В очертаниях монотонно вращающегося цепного механизма зритель легко распознает перевернутый контур Мексиканской границы, причем масло из шестеренок и цепи вытекает именно в сторону границы с США. Особенно неприятное впечатление производит непрекращающийся хлюпающий звук, издаваемый работающим механизмом.

Одна из важнейших социальных проблем для Мексики — огромная теневая империя наркомафии, негласно контролирующей многие регионы страны. Героем документального фильма Джанфранко Роси «El sicario, Room 164» стал наемный убийца, убивший по заказу одного из мексиканских наркокартелей более 200 человек. Человек, чье лицо закрыто черной материей детально рассказывает на камеру историю своей двадцатилетней карьеры в этом бизнесе: начиная с того, как, будучи тинейджером, он вступил в «дело», как тренировался в школе наемников, как решались проблемы с полицией, по каким схемам (схемы подробно рисует в альбоме, лежащем на его на коленях) совершал похищения, покушения и убийства, вплодь до настоящего момента, когда, он дает интервью художнику, находясь в бегах, и за него — живого или мертвого — один из наркобаронов назначил внушительное вознаграждение.

Еще две видеоработы на выставке, посвященные проблеме наркотрафика: фильм Натальи Алмадо «El Velador» и работа извесного чилийского режиссера русского происхождения Алехандро Ходоровски «Марш мертвецов». Обе работы 2011 года.

Лауреат премии Sundance в номинации лучший документальный фильм («El General») и участник специального режиссерского отбора Каннского фестиваля Наталья Алмадо представила на выставке свою документальную ленту «El Velado» о кладбище наркодельцов в городе Кулиакан, столице северного мексиканского штата Синалуа и сердце мексиканского наркотрафика. Вскоре после того, как президент Фелипе Калдерон объявил войну наркомафии, колическво захоронений на кладбище Кулиакана возросло в разы, а внешний вид новых надгробий и мавзолеев, по стоимости иногда превышающих 100 000 долларов, перекрывает возможности воображения: от минималистичных современных конструкций до имитаций мечетей и дворцов.

Алехандро Ходоровский, родившийся в 1929 году в Чили, и проживавший в Мексике с 1965 по 1973 год — единственных художник, не все работы которого вписываются в хронологию выставки, но, с точки зрения организаторов, субъективный взгляд и поэтика Ходоровскии — это еще одно важное звено в построении картины национальной идентичности мексиканцев. Режиссер и актер, сценарист и поэт, а также художник Алехандро Ходоровский, на этой выставке показал сразу четыре работы: видеодокументацию «Марша мертвецов», посвященную акции, которую Ходоровский провел вместе с жителями Мехико в память о 50000 человек, только с 2008 года ставших жертвами наркоторговли; серию порядочно сдобренных черным юмором комиксов «Панические истории» 1967–1973 годов, появившихся на свет в результате того обстоятельства, что Ходоровски было запрещено ставить свои пьесы где-либо в Мексике; еще одну серию графических работ, созданных в соавторстве с женой-художницей Паскаль Монтандо и небольшую, ретроспективную видеоинсталляцию «Тweets», посвященную высказываниям самого Алехандро Ходоровского.

Илан Либерман с 2005 по 2009 год собирал фотографии пропавших детей, размещенные родителями в газете «Mexican Сity Metro», и делал точные карандашные копии каждой фотографии. Никто из детей так и не был найден, но метод, на котором настаивает художник в этой работе помог ему превратить архивный документ, своебразный преднекролог пропавшему ребенку в знак памяти о нем и личного отношения к трагедии родителей.

Властные отношения рассматривается художником Жоржем Мендесом Блэйком через «Замок» Франца Кафки. Сама копия романа погребена в основании кирпичной кладки — инсталляция «El Castillio», — еще один намек на невозможность приближения к источнику власти. А вот уменьшенная фигура человека, прислонившегося к стене, хотя и близка кафкианскому настроению предыдущей работы, все же является самостоятельным произведением другого художника — Гонзало Лебрийя.

Хуан Пабло Макиас в работе «Анархизм и анархистеские библиотеки» показывает один из принципов действия субверсивной стратегии в поле репрезентации. Две сотни книг его анархистской библиотеки покрыты наждачной бумагой — обращение к такое книге не только прямо ощутимо для того, кто берет ее в руки, но каждый раз, когда ее ставят на полку, она повреждает другие книги, стоящие рядом. Помимо желания художника аллегорически дать голос идеям многих несогласных, его проект имеет и конкретную цель — попытаться привлечь внимание и сохранить другую реальную анархистскую библиотеку. «Библиотека социальной реконструкции» («La Biblioteca Social Reconstruir»), основанная в Мехико в 1978 году испанским анархистом Рикардо Местром, вынужденным отправиться в изгнание в Мексику после гражданской войны у себя на родине, включает книги по истории анархистской мысли XIX и XX веков, однако в 2009 году, после смерти владельца и хранителя библиотеки, книги пыляться в ящиках и постепенно уходят в забвение.

Наконец, еще одна работа в духе политической критики — серия коллажей «Vuknerabilia» Джонатана Эрнандеса. Через подбор фотографий жестикуляции мировых политических лидеров художник универсализирует абсурдность политической демагогии и поддерживающих ее эвфемерных и бессмысленных медиаобразов.

Материал подготовила Катерина Белоглазова

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.