#Паблик-арт

Публичное присутствие

173        0        FB 0      VK 0
31.05.12    ТЕКСТ: 

Количество упоминаний словосочетания «паблик-арт» на квадратный метр нашей страны последнее время увеличивается в геометрической прогрессии. Начавшееся с широкой информационной бомбежки о программе паблик-арта Пермского музея современного искусства оно заставило вспомнить, где в наших суровых краях такое уже было видано и насколько сейчас остро нужно. Не писал о паблик-арте только ленивый – и в хипстерской онлайн-прессе и в российской версии международной газеты об искусстве эта тема непременно затрагивалась не раз. Вот и ваш покорный слуга не удержался от разговора об искусстве в общественных пространствах, как только получил пресс-релиз, анонсирующий летний фестиваль под названием «Арт-Овраг» в небольшом городе Выкса Нижегородской области.

«Арт-овраг» проходит в своем регионе уже второй раз. Организаторы считает особенностью фестиваля небывалое сочетание в публичном пространстве разноплановых видов искусств – от уличных граффити и современного искусства до танца и музыки, не забывая об архитектуре, ведь Выкса – родина советского архитектора времен авангарда Владимира Шухова. Для особенно активных там имеются даже экстремальные виды спорта, что яввляется скорее данью фестивалю культуры в небольшом городе, население которого не насчитывает и сотни тысяч. В роли инициатора фестиваля, как это ни удивительно, выступает местный производственный бизнес – Выксунский металлургический завод и Объединенная металлургическая компания, творческой разработкой и проведением занимается некоммерческая программа «Арт-Резиденция».

Паблик-арт – вещь затратная, и первое, что приходит в голову относительно воплощения таких проектов в жизнь – их финансовая и организационная сторона. Более зависимой от бюрократических институтов формы искусства сегодня сложно придумать, что с точки зрения здравого смысла объяснимо: такое искусство доступно максимальному количеству людей. По доступности этот медиум легко сравнится в повседневной жизни с рекламой – ей везде ход, вернее, силе ее капитала. То же и с публичным искусством – оно становится возможным в этой агрессивной среде только при мощной протекции большого бизнеса и местной власти.

городские интервенции Давида Черного – яркий пример паблик-арта, в котором все заинтересованы

Оказываясь настолько сложно-выполнимым искусством, паблик-арт, тем не менее, становится все более популярен. По степени престижности для претендующих на особую прогрессивность и цивилизованность городов он выходит вровень с биеннале современного искусства и музея его же. «В каждом приличной стране и даже городе должен быть свой музей современного искусства» – такие заявления были модны в московской арт-среде лет пять назад, лет десять то же было с биеннале. В последние годы паблик-арт насытил вышеупомянутую Пермь, несколько лет существовал в фестивальном режиме в Екатеринбурге и ряде других городов, всячески внедряется в форме спецпроектов биеннале – взрослой и молодежной. После успешного прошлогоднего проекта «Нужное искусство» в Парке Горького, переехавший туда «Гараж» готовит новую, по всей видимости, далеко не последнюю программу в формате паблик-арт.

Если всем так этого хочется, значит это зачем-то нужно: бонусов у паблик-арта полно для всех участников процесса. Марат Гельман использовал паблик-арт и музей в Перми для популяризации искусства в отдаленных от его центра регионах, с одной стороны, и для создания из Перми европейского туристического центра – с другой. А в общем-то, все это были механизмы привлечения государственных средств на искусство как таковое. В западноевропейской практике паблик-арт уже много лет является эффективным средством социальной ответственности большого бизнеса: дал денег на скульптуру – поддержал культуру. В нашей стране эта история работает в меньшей мере, так как, по статистике, пока престижно вкладываться в здравоохранение, образование и спорт. Зато здесь другие истории: столичными институциями паблик-арт взят на вооружение как метод «оцивилизовывания» пространств, создания приятной атмосферы в местах многочисленного скопления людей. Парк Горького заставил задуматься о социальной справедливости посетителей «Спящим» (скульптурой заснувшего на траве бомжа) Ивана Бражкина, а модная «Стрелка» внутри своего ресторана организовала программу по импорту европейских модников. Кроме того, для любого музея создания паблик-арт-проекта становится лишней возможностью заявить о своем существовании и заманить в свои стены даже тех, кто об этом музее никогда слышал.

проекты коллектива ZukClub

Случай «Арт-Оврага» наиболее показателен как использование паблик-арта в качестве инструмента социальной терапии. Снятие социальной напряженности, развитие симпатии и участия по отношению к собственному месту жительства, в результате – гармонизация социальных отношений причисляются к терапевтическим свойствам культуры в целом. Чтобы она действовала в современном, инфраструктурно неразвитом российском пространстве, ее необходимо вынести на улицы, открыть к нему доступ и привлечь внимание там, где закрытые институции культуры с этим уже не справляются. Поэтому в «Арт-Овраге» есть и экстремальный спорт, и музыка, и стрит-арт, и паблик-арт, и главное – особый акцент на общение и образование в виде мастер-классов и лекций. Увлечь, показать как, побудить к творчеству, – вот что хотят сделать с публикой во время таких мероприятий, что не может не расцениваться положительно.

Когда так много сторон интересуются искусством, оно становится предметом общественных интересов. В паблик-арте как эффективном методе заинтересованы и местные власти, и местный бизнес, и местные институции культуры, и осознающие это или нет местные жители. Логичным оказывается вопрос: если такое искусство попадает в поле интересов такого множества агентов как эффективный метод достижений своих целей, что остается ему самому, вынужденному выдерживать столько ограничений?

Политика, как и маркетинг, готовы аппроприировать достижения любой сферы в качестве эффективного метода – так, например, стрит-арт-художники уже расписывают стены на заказ, теряя протестный импульс уличного искусства, но, возможно, обретая что-то другое, что было ранее недоступно. Активно заявивший о себе в 1970-х годах паблик-арт был для художника методом выхода наружу, за пределы закостенелых, привычных пространств галереи и музея. В последних все возможные границы уже были преодолены – хочешь видео, хочешь перформанс, хочешь вовсе напиши текст на бумажке и не появляйся на вернисаже. До сих пор в паблик-арте художников завораживает непосредственный контакт с неподготовленным зрителем, выход в поле абсолютной незащищенности искусства. Далеко не всегда такой контакт успешен – масштаб провалов простирается от символической «потери» в городской агрессивной информационной среде до полного уничтожения работы вандалами.

проекты Дмитрия Пархунова и Мартина Шольта

Прагматический аспект – это масштаб, который можно себе позволить и физически и финансово в случае выполнения заказа от города или капитала. Такое искусство – почти госзаказ XIX века, которому при всех плюсах довольно сложно оставаться самим собой, то есть искусством. Создать произведение, способное к жизни в городе, вписать его в среду, не позволяя при этом устранить себя до роли метода, – своего рода возможность бесконечного экспериментирования. Собственно, совершать то, что кажется невозможным, – довольно привычный для искусства вызов.

Материал подготовила Ольга Данилкина

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.