There’s no suspense to keep me

22        0        FB 0      VK 0
15.10.12    ТЕКСТ: 

Делать выставки видеоарта в рамках кинофестивалей — идея далеко не новая даже для Москвы. Так, уже в течение 13 лет под эгидой Международного московского кинофестиваля проводится «Медиа Форум» — специальная программа, которую курирует специалист по медиа-искусству Ольга Шишко. Каждый год она придумывает и собирает выставку одновременно о кино и об искусстве, о границах жанров и направлений. Видимо, чтобы не отставать от ММКФ, подобный проект решил запустить и его младший брат — молодой кинофестиваль «2morrow», который по традиции проводится в Москве в начале октября. Фестиваль закончился 7 октября, в тот же день в ЦДХ закрылась и выставка видеоарта «Keep me in suspense».

Как следует из названия, кураторы Юлия Гарбузова и Анна Кравченко обратились к едва ли не самому растиражированному киноэффекту — саспенсу и решили исследовать, как традиции Хичкока отражаются в современном видеоарте. На выставке — десяток коротеньких видеоработ современных российских и европейских художников, среди которых всего пара знакомых имен и то, возможно лишь потому что они мои соотечественники — Маша Харитонова и Владимир Логутов. Остальные художники известны только собственными каналами на Vimeo и тем, что Юлия Гарбузова уже показывала их работы в Москве в рамках других кураторских проектов.

Из европейских художников знаком лишь Армель Остью, который вообще и не художник, а скорее режиссер — в прошлом году его дебютный художественный фильм «Берега» был показан в параллельной программе Каннского кинофестиваля ACID. Работа, представленная на выставке «Keep me in suspense», это даже не видеоарт, а шутливое короткометражное исследование на тему все того же Хичкока и его приемов, которые за полвека использования успели превратиться в клише. Видео Армеля Остью «Теряю тебя» (2008) — классическая хичкоковская сцена, которая оборачивается издевкой над излюбленными приемами мэтра: камера следует за девушкой, которая взбегает по лестнице (лестница скрипит, как и завещал Хичкок), распахивает дверь на последнем этаже и застывает в ужасе. Никто, конечно, не узнает, чего она так испугалась — иначе никакого саспенса и не будет.

Эта работа служит отличным трейлером к выставке: Остью доказывает, что хичкоковские приемы уже не работают и, чтобы у зрителя вспотели руки, нужно искать другие пути. Правда, для художников эта задача является отнюдь не главной. В других работах саспенса как такового нет: зритель не испытывает тревоги вместе с героями видео, да и сами художники не пытаются его создать, а скорее исследуют природу человеческого страха.


Armel Hostiou, Rives, 2011

Так, видео уже упомянутой московской художницы, выпускницы ИПСИ Маши Харитоновой «Бассейн» (2011) показывает мужчину в пустой раздевалке бассейна, который хочет, да все никак не может собраться с силами и прыгнуть в бассейн. В контексте выставки эта работа одновременно напоминает о новом реализме в европейском кино с братьями Дарденн во главе и о творчестве американского художника Эдварда Хоппера, главной темой которого всегда была тревога, кроющаяся в обыденных вещах. Бассейн в видео Харитоновой — пространство как раз такое, обыденное и хорошо знакомое. В нем нет ничего, что так любил показывать, вернее не показывать Хичкок, и причины страха таятся здесь не в иллюзорной опасности, которую якобы представляет собой бассейн, а в самом герое. Кстати, эту работу Маши Харитоновой уже показывали в рамках «Медиа форума» ММКФ в прошлом году.

К Хопперу отсылает и работа француженки Ребекки Динь «Кино Картина» (2008), находящаяся между видеоартом и живописью. Камера выхватывает испуганный взгляд девушки в пустом зале, обернувшейся навстречу чему-то незнакомому. Красные бархатные сиденья, черный экран и симпатичная блондинка, чем-то напоминающая Синди Шерман, — для саспенса нужны контрасты.

Флорана Маттеи в своем видео «Импакт» (2011) показывает молодого человека, бегущего сквозь ночной город. У этого движения нет причины и нет цели — видео закольцовано, и смысловым центром работы становится сам процесс убегания, камера следует за героем и фиксирует его страх и усталость от бесконечной и необъяснимой погони.

Примерно тот же сюжет у видео Элеоноры Сэнтанян «Круг» (2009). Художница работала с французскими школьниками из провинции, ставила их на фоне безлюдного пустого пейзажа и задавала им неприятные вопросы. Но в готовое видео вошли не ответы ребят, а только паузы между ними. На их лицах — неподдельная тревога, у которой нет ни причин, ни объяснений.

Пустынные пейзажи Сэнтанян напомнили о несколько сентиментальной выставке Тимофея Парщикова «Suspense/Саспенс», которая проходила в ММСИ в 2010 году. Та выставка, приправленная шумами и кинодекорациями, действительно оставляла у зрителей ощущение тревоги, но для самого Парщикова гораздо важнее было исследовать тему страха, который, судя по его снимкам, мог появится где и когда угодно — в утренние часы на набережной Стамбула или многолюдной площади Неаполя. Большинству художников, представленных на выставке в ЦДХ, интересно примерно то же. Они равнодушны к саспенсу в его хичкоковском понимании: никто не играет со зрителем, не вгоняет его в ступор и неведение. Хичкоковское завещание о том, что интерес к скрипу лестниц должен быть сильнее, чем интерес к характеру, не является для них постулатом. И это в очередной раз доказывает, что саспенс как прием искусству чужд и неинтересен.

Целью художника становится не создание некой ситуации, в которой бы зритель начал волноваться или тревожно оглядываться по сторонам, а исследование самой природы человеческого страха. Почти все художники, представленные на выставке, разглядывают тревогу со стороны — пристально, будто под микроскопом, но никто не говорит ни о ее причинах, ни о последствиях и, тем более, не пытается вовлечь зрителя в происходящее на экране. Об этом говорит и то, что в представленных работах нет нарастания напряжения, о котором Трюффо писал как о неотъемлемой и главной составляющей саспенса. Так, в видео Флорана Маттеи и Элеонор Сэнтанян нет даже точки отсчета, которая могла бы стать стартом нарастающего напряжения. Наоборот, художники закольцовывают свои видео, и снимают тем самым любое возможное напряжение.

Художники оставляют саспенс кинематографистам, для которых главным является сам прием, попытка вовлечь зрителя в происходящее, заставить его переживать, испытывать тревогу и страх. В то время как для них есть нечто более важное — исследование самой природы страха, и в этом случае саспенс может даже помешать.

Фотографии: Юлия Гарбузова
Материал подготовила Елена Ищенко


Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.