#Харьков

Благодаря самоорганизации и солидарности

74        0        FB 0      VK 0
29.10.12    ТЕКСТ: 

16 ноября в ЦТИ «Фабрика» в рамках проекта «Красная новь», который, по словам его организатора Арсения Жиляева, является лабораторным пространством, «скорее заявкой на то, что может развиться», чем «альтернативной институцией», откроется выставка «Среда», посвященная опыту сегодняшних харьковских художников. Aroundart попросил Николая Ридного и Сергея Попова, участников группы «SOSка», рассказать о «Среде».


Сергей Гуськов: Вы планируете рассказать о художественной жизни Харькова вне институционального пространства, то есть речь пойдет о фестивалях квартирников, галерее «SOSка» и подобных им инициативах. Как вы оцениваете сложившуюся среду? Я понимаю, что вы в нее активно включены и не можете быть беспристрастным, а потому вдвойне интересно услышать вашу оценку и увидеть характер вашей включенности.Сергей Попов: Вопросы и проблемы художественной среды, касающиеся институционального развития, на данный момент весьма актуальны, так как сейчас появляются новые институции, работающие в поле современного искусства, также меняется характер деятельности уже существующих галерей, центров, музеев. К примеру, весной этого года в Харькове открылся Ермилов-центр, в сентябре открылась выставка «Спорная территория» в Севастопольском художественном музее, а в 2009-м в Харьковском художественном музее закрыли выставку «Новая история», сейчас в Киеве разворачиваются события вокруг Национального художественного музея. И здесь важно понимать какими принципами будут руководствоваться и руководствуются культурные операторы этих институций в своей деятельности, что и как будут репрезентировать, ведь это непосредственно влияет на художественную среду и на каждого участника этой среды. Поэтому сейчас художнику важно занимать активную позицию в процессе трансформации среды.

В середине прошлого десятилетия был институциональный дефицит и художникам негде было выставляться, единственная в Харькове муниципальная галерея имела выставочный план на несколько лет и сотрудничала с удобными художниками. Развивающимся, экспериментирующим, критически настроенным к социуму и к самой художественной среде молодым художникам необходимо было не только выставочное пространство, но и возможность высказывания без цензуры, которая присутствовала на официальных площадках города. В таких условиях была организована художниками галерея-лаборатория «SOSка». Это выставочное пространство объединило молодых художников в сообщество, предоставило возможность актуализироваться посредством выставочной деятельности, решения поставленных задач и коммуникации между собой внутри сообщества. Если рассматривать деятельность этой галереи-лаборатории как опыт, то он дал положительные результаты. Появилась новая генерация художников, которая сформировалась за пределами официальных институций. Тем не менее, появление таких самоорганизационных пространств это лишь временное решение проблемы с дефицитом выставочного пространства для какого-либо художественного сообщества и художественной среды.

Николай Ридный: Среда развивается. Она дает толчок для появления новых художников. Я вижу это на примере людей, которые появились позже «SOSки» и сейчас активно что-то делают. Дни Квартирных выставок в Харькове существуют благодаря им. Активная среда является естественной мотивацией для появления чего-то нового. Ведь существует и довольно искусственный грунт, когда художником становятся все кому не лень, мотивируемые системой художественных премий и других символических поощрений художественной системы. В европейском контексте художник чаще всего появляется через систему образования, но у нас этот сегмент остался на уровне 1991 года (в лучшем случае) — это мертвое болото. В этом контексте среда, существующая благодаря самоорганизации и солидарности, это своего рода альтернатива.

СГ: В Москве были и есть подобные небольшие проекты: и квартирные галереи, и некоммерческие пространства, и самоорганизационные выставки и акции. Однако, за последний год они по большей части сошли на нет: либо перестали функционировать, либо слились с крупными финансовыми источниками, то есть по сути институционализировались. Что ждет харьковскую сцену — ваши прогнозы?

СП: Можно стать известным художником из Харькова, но невозможно стать известным харьковским художником в Харькове. Локальная художественная среда Харькова неоднородна и разбита на два идеологических лагеря, между которыми периодически возникают конфликтные ситуации. И польза таких конфликтных ситуаций очевидна, потому как самокритика помогает выявить проблемы в данной среде и определить ложные позиции.

Сейчас в Харькове развивается не художественная среда, а частный интерес и вкус, так как на трех разных выставочных площадках действует один и тот же культурный оператор, с одним и тем же набором художников, игнорируя деятельность других художников, другого искусства. Такая однообразность и замкнутость сцены становится причиной для художников покинуть ее и ассимилироваться с другой или же уйти из искусства.

Поэтому можно прогнозировать, что будут происходить изменения на институциональном уровне, появятся новые операторы с более современными взглядами на искусство, новые образовательные институции, также возникнет критика на современное искусство, которой практически нет в Харькове, и издания, посвященные современному искусству.

НР: Для меня понятие сцены связано с репрезентацией. Поэтому харьковской сцены нет как таковой, но есть отдельные художники, которые включены в украинский или международный художественный контекст и являются частями какой-то другой сцены. Но существует локальная среда как платформа для развития, как постоянная лаборатория, территория обмена и даже конфликта, между идеями. Однако этот лабораторный процесс не борется с институционализацией, так как его участники активно сотрудничают с институциями. Он просто предлагает то, чего в институциях нет, по крайней мере в украинских и российских. Ведь в Москве, подобные инициативы тоже не проходили под лозунгом войны. Разные инициативы, как например, выставки в книжных магазинах Давида Тер-Оганьяна и Александры Галкиной, квартирники в «Brown Stripe» и «Черемушках», акции Дениса Мустафина происходили параллельно, представляя то, чего нет в другом месте. Исходя из того, что происходит сейчас, я вижу, что это будет продолжаться дальше. Это цикличная деятельность — несмотря на то, что некоторые люди уезжают, а кто-то бросает занятие искусством, всегда появляются новые активные игроки.

СГ: Насколько вообще верна и действенна стратегия противопоставления небольших независимых инициатив и больших корпоративных структур — фондов, крупных музеев, центров и галерей? Есть ли, на ваш взгляд, другие, более продуктивные фронты или нет?

СП: Независимые инициативы возникают, когда у художников нет возможности высказывания на официальных площадках в полном объеме или же вообще нет возможности, следовательно, возникает ситуация неполноты в институциональном пространстве, и если инициатива выживает вне пространства официальных институций, становиться частью художественной среды и ее истории, то результат инициативы институционализируется, и институция может изменится — восполнить неполноту, а может, и не измениться. Опыт независимых инициатив следует рассматривать не как противопостовление официальным структурам, а как дополнение, в котором содержатся решения проблем.

НР: У самоорганизации нет прямого противостояния институциям или публичным репрезентативным площадкам. Тем не менее, самоорганизационные инициативы являются не только лабораторией, но и инструментом критики. В Украине существует дефицит нонпрофитных инициатив. В Москве ситуация немного меняется, возможно этому активно способствовал кризис. Например, организацию таких проектов, как «Президиум ложных калькуляций» или «Педагогическая поэма», сложно представить в украинском контексте. По нормальной логике, критика должна менять окружение в лучшую сторону. Сегодня мы показываем практическим примером, что у нас есть то, чего нет у многих местных институций. Возможно, завтра институции приобретут отсутствующие качества и изменят векторы деятельности.

***

Создатель «Красной нови» Арсений Жиляев объяснил, почему необходимо показывать такие документальные выставки и в чем ценность данного проекта:

Я уже достаточно давно и остро ощущаю внешнюю изоляцию и внутреннюю атомизированность российского арт-коммьюнити. К сожалению, мы не успели сделать в нулевые то, что должны были. Например, нормально договориться о профсоюзе. Да и вообще договориться о взаимной поддержке. О поле взаимной дружеской критики. О взаимных эстетических основаниях. Я ощущаю свою вину за это. Для меня очень интересен опыт людей, которым, как мне кажется, это сделать удалось. Ну а форма — документальная инсталляция, как мне кажется, идеально подходит для начала дискуссии!




Фотографии предоставлены группой «SOSка»
Материал подготовил Сергей Гуськов


Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.