Женщина в осторожном действии

240        0        FB 0      VK 0
03.05.13    ТЕКСТ: 
Русалки, Антонина Баевер, кадр из видео

Русалки, Антонина Баевер, кадр из видео

Выставка-экскурсия «Цивилизация ХХ» Жудит Деполь, видео «Русалки» Антонины Баевер и выставка «Бестиарий» под кураторством Анастасии Дорожкиной — главные художественные события прошедшего в Нижнем Новгороде фестиваля «Женщина в действии». Событие, как заявлено, «обращается к гендерным практикам и „женским“ инициативам в области современной культуры». Фестиваль появился благодаря основанной на базе Приволжского филиала ГЦСИ премии «Кариатида»: с появлением у центра здания Арсенала нижегородского кремля стало возможным предать ей другой масштаб — добавить упомянутую выше художественную программу и образовательные мероприятия. Сама же премия вручается третий год подряд лучшим женщинам-организаторам в сфере современного искусства. Лауреатами «Кариатиды» уже стали Анастасия Шавлохова и Алина Сапрыкина.

В этом году художественное направление было решено посвятить «историческим фальсификациям и мифологизации гендерных ролей в современном искусстве». Нельзя не отметить ироничность темы по отношению к символу фестиваля — фигуре «кариатиды», удерживающей антаблемент, которая по замыслу основателей премии олицетворяет женщину в сложных условиях современной культуры. Фестиваль довольно необычно выбивается из ряда художественных проектов, связанных с темой гендерных художественных исследований: выбор кураторов Елены Беловой и Алисы Савицкой построен далеко не на принципе ретроспективного взгляда или же фиксации современных тенденций. Нет в нем и участников, которых следовало ожидать, например, Елены Ковылиной, Ольги Житлиной, Виктории Ломаско. При этом всего один из них последовательно занимается проблемами феминизма — французский театральный режиссер и драматург Жудит Деполь.

Художница из арт-группы «Вверх» Антонина Баевер сняла видео «Русалки» специально для фестиваля. В кадре три нагие девушки расчесывают волосы четвертой и натирают ее тело салом, затем следуют сцены купания, пряток в высокой траве.. Пасторальный мотив разрушается, когда из аннотации выясняешь, что все четверо являются секс-работницами — это совершенно не считывается в видеоряде. При обсуждении работы художница отметила, что у нее не было цели поднимать социальные проблемы секс-работниц или выразить протест против коммерциализации женского тела. У нее была гипотеза об особой пластике тела, которая подтвердилась в созданных условиях. И все же, рифмование коварных русалок и современных секс-работниц скорее кажется неоправданным и грубым жестом: художница непоследовательно предпочла обойти острые углы и ушла в чистое наслаждение натурой. Этика полностью подчинилась эстетике и биомеханике, проблемный феминизм заменила естественная феминность.

Жудит Деполь, Цивилизация ХХ, Арсенал, Нижний Новгород, 2013 г. // Фото: Приволжский ГЦСИ 

«Цивилизация ХХ» Жудит Деполь — это театральная экскурсия-спектакль. Художник-экскурсовод водит группу зрителей по экспозиции артефактов загадочной цивилизации прошлого, где царил матриархат. Он задает зрителям вопросы, рассказывает о жизни внутри этого сообщества, его верованиях, быте, семейном устройстве и обрядах на примере предметов быта и культа. Оказывается, что вся эта история, как и артефакты, сфальсифицированы самой Жудит в со-авторстве с художницей Марией Фоминой.

Полтора года назад этот же режиссер на площадке Арсенала представила «Не бывает нулевого риска» — технологически насыщенную постановку с участием более десятка актеров. В ней зритель был подавлен жестами, звуками и манипуляциями. На контрасте с предыдущим проектом «Цивилизация ХХ» выглядит как ирония режиссера над своим творчеством и жанром документального спектакля в целом. В ней фигурой манипулятора становится экскурсовод, вооруженный знаниями и артефактами загадочного матриархального общества, полностью придуманного художниками. Несмотря на вводящую в недоумение простоту формы мокьюментари-театра вопросы феминизма и сексизма для режиссера считываются как актуальные и серьезные. Здесь тезис о традиционности и естественности патриархата, который находится в основании европейской культуры, представляется предметом социального конструирования. История — это нарратив, который может служить инструментом сексизма. Соответственно, искусственно меняя гендерные роли и заостряя моменты неравенства полов, но уже в пользу доминирования женщины, режиссер создает иллюзию, привлекательную почти анекдотичной исключительностью истории. Притом, что это потрясающая идеологическая ловушка, в которую попались не только рядовые зрители, но и некоторые местные СМИ.

Выставка «Бестиарий», уже показанная в Москве на Биеннале молодого искусства в 2012 году, в контексте фестиваля почти до конца остается слепым пятном. Хотя выставка и представляет собой тотальную инсталляцию, которая обращается к теме власти и игры, к ней сложно относиться как к высказыванию на темы гендера или вопросов феминизма — проект рискует остаться только высказыванием женщины-куратора. Разыгранный средневековый тронный зал наполнен яркими предметами: двуглавая выдра, солнце из веников, разбитый литографский камень с Лениным, штандарты, медные клетки под потолком. В этой тотальной инсталляции единственная женская фигура под названием «Чреватость» представляет очередную игру со средневековым культурным кодом. Это трехметровая скульптура женщины в бархатном платье с длинным шлейфом и животом, модным среди знати в XV веке. Формально это женщина, но здесь в ее образе нет проблемного подхода к гендеру. Выставка довольно проста для интерпретации, нужно лишь вооружиться тезисами об искусстве постмодернизма и разгадывать каждый ребус один за другим. Фигура представляет средневековую Прекрасную Даму, олицетворяющую рыцарское служение и повиновение сюзерену, а ее пышное одеяние в очередной раз в этой выставке создает атмосферу богатства и торжественности, которые окружают власть.

kariatida-07

Бестиарий, вид экспозиции, Проект Фабрика, Москва, 2012 г. // Фото: Ольга Данилкина

Переписывать или заново создавать историю феминистского искусства — большой риск для кураторов. Современные феминистки с их радикальными позициями также не являются приемлемым вариантом: они «звучат» вне Арсенала, который позиционирует себя в первую очередь как площадку для институционального искусства высокого качества. В Арсенале только полтора года как стало возможно представлять современное искусство, в частности, в смысле успешного экспонирования.

Скандал на московской выставке «Международный женский день. Феминизм: от авангарда до наших дней» доказал, что дело не столько в тщательно охраняемых границах трактовки женского искусства, в которые не попасть неподходящим художникам, сколько в провокативности, а следовательно, минимальной разработанности темы женщины, гендера и феминизма. Осторожность во взгляде на эти проблемы, невнятность позиции кураторов по этому поводу пронизывают и фестиваль в Нижнем Новгороде до мельчайших деталей. В первую очередь кураторов интересовал формальный подход к женскому как к некой природной стихии. Это иллюзия исследования предмета, которая действительную проблему не подразумевает. Между тем, на «Русалок» и «Цивилизацию ХХ» установлен возрастной порог 18+. Понятно, что в первом случае изображение находится на грани эротики, но что же во втором? Неужели, здесь неочевидна победа добра над злом, от которой должны быть ограждены несовершеннолетние, согласна тексту новых поправок в законе?

Пожалуй, единственным, в чем организаторы фестиваля проявили смелость, — это выбор призеров. Он оказался довольно плоско созвучен феминистской этике равенства: премию, размеров в скромную сумму 50 000 рублей, поровну разделили между четырьями номинантами.

Материал подготовила Анастасия Бирюкова

Участники образовательных мероприятий фестиваля Женщина в действии, Арсенал, Нижний Новогород, 2013 г. // Фото: Приволжский ГЦСИ

Добавить комментарий

Новости

+
+
22.01.19
13.12.18
04.12.18
19.11.18

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.