Ленин-арт: в Перми открылась выставка Союзов художников

30        0        FB 0      VK 0
19.07.13    ТЕКСТ: 

На прошлой неделе в Перми открылась региональная выставка художников Приволжского федерального округа «Большая Волга», участниками которой стали 13 отделений Союза художников. Их представители (это без малого 859 человек) заявили для участия в выставке порядка 1200 работ. Сама «Большая Волга» является частью масштабного федерального проекта с пятидесятилетней историей, в рамках которого авторы из разных регионов страны презентуют свое творчество. Aroundart на примере одной выставки рассказывает о том искусстве, которое многочисленные Союзы художников по всей России до сих пор продолжают производить в довольно больших масштабах.

DSC_4661

Выставка «Большая Волга», вид экспозиции, Пермь, 2013

Предполагается, что выставка «представляет современное профессиональное искусство регионов России». У членов Союза художников, определенно, сформировался свой собственный взгляд на то, каким должно быть это самое «современное искусство». Так что это словосочетание, за которым обычно кроется нечто провокационное и сложное, их не пугает. Председатель пермского отделения Союза художников Равиль Исмагилов не скрывает радости – увидеть «Большую Волгу» в Перми долгие годы было его голубой мечтой. В 2013 году, спустя считанные недели после снятия Марата Гельмана с поста музея современного искусства PERMM и фактического сворачивания пермского культурного проекта, его мечта сбылась. Сам Исмагилов – эпатажный персонаж, известный своей лютой ненавистью ко всему, что не соответствует его пониманию современного искусства. Например, некоторые объекты паблик-арта, установленные в Перми с подачи Гельмана, он предлагал попросту сжечь, ну и вообще прославился своими радикальными и простоватыми выпадами. Так что было примерно ясно, чего следует ожидать от выставки, которую горячо приветствовал Исмагилов и на которую я отправился в первые же выходные.

Под «Большую Волгу» в выставочном центре отстроили специальный дополнительный павильон, больше похожий на громадный ангар для авиации. На этих огромных площадях и расположились сотни картин и скульптур приволжских художников.

«Ой, у меня такая же печка», – радуется пожилая женщина, глядя на картину с изображением русской печи, в которой пылает огонь. На этом эффекте узнавания привычного во многом и держится то искусство, которое здесь представлено. Вокруг немало пожилых женщин, они ходят от картины к картине и качают головами – вот дворик, похожий на тот, в котором они выросли, вот типичная улица их родного села. Все, что уходит в область воспоминаний, становится роднее и теплее, даже если связано с печалью. «Контемпорари арт» (за редкими и в основном неочевидными исключениями) на этом поле проигрывает вчистую – у него не тот вектор, чтобы позволить себе роскошь апелляции к личной памяти.

Есть здесь и кое-что «мое»: на картине «Дачный портрет» я вижу антикварное зеркало – точь-в-точь такое же, какое давным-давно висело в спальне у родителей. И ловлю себя на том, что мне этот момент узнавания вполне приятен – как приятно и большинство других произведений, представленных здесь.

DSC_4654

Выставка «Большая Волга», вид экспозиции, Пермь, 2013

Нет, правда, мне все это почти нравится. Я люблю незамысловатое искусство такого рода по тем же причинам, по которым я люблю тишину и не выхожу из дома по выходным, если снаружи нет никаких дел. По тем же причинам, по которым я включаю за обедом передачу «Диалоги о рыбалке» или православный канал. Редкая и иллюзорная возможность закутаться в теплый плед прошлого, в котором уже ничего никогда не случится, и провести так дождливый день, который никогда не закончится. Я много лет, практически всю юность, жил в деревне, все это имеет для меня ценность – теперь, когда время ускорилось в сто раз, созерцание зимних храмов и ветхих двориков успокаивает и радует. И даже, действительно, пробуждает кое-какие, извините, светлые чувства. Так что я не могу и не хочу обрушиваться с критикой на художников, которые все это сделали. В лучшем случае какие-нибудь «Мальвы у старой баньки» или «Потеплело в Чебоксарах» действительно приятны глазу, в худшем (представьте себе, как может выглядеть картина «Родные просторы» или «Лермонтов. Вдохновение») – ну человек хоть рисовал, а не по подворотням шарился.

Но все это касается каждого художника и каждого произведения в отдельности. Будучи слитыми в одну титаническую «Большую Волгу», картины перестают быть просто картинами. Вместо отдельных произведений перед зрителями предстает законченное высказывание. Высказывание толпы, которая, как известно, хуже и глупее каждого из тех, кто ее составляет. И это высказывание отрицает и отменяет время.

Объектами «оригинальных жанров» на выставке могут считаться ручная вышивка, витраж или панно из войлока. Нет, крутых инсталляций или видеоарта никто и не ожидал, но ведь и в живописи со времен Левитана, кажется, кое-что произошло. Речь даже не о стилях и направлениях (они-то на «Волге» представлены в многообразии – напоминающем, правда, многообразие поз при каталепсии), а об идеях. Тотальное, вопиющее отсутствие хоть какой-нибудь собственной Идеи, кажется, было основным критерием для отбора работ – как будто бы в пику насквозь идейному совриску.

Мне, как работнику того самого пермского музея современного искусства, из которого недавно уволили Гельмана, нередко приходится читать или выслушивать впечатления людей, которые, впервые столкнувшись с контемпорари-артом, спешат цокнуть языком и сделать вывод о том, что искусство умерло. Что ж, если допустить, что современное искусство (договоримся об обывательском понимании этого термина – «я тоже так могу» и далее по тексту) мертво, то искусство, олицетворяемое «Большой Волгой», вечно живо. В том смысле, в каком вечно жив Владимир Ильич Ленин, десятки лет назад погруженный в формалин (или в чем там его периодически купают?), выпотрошенный и с вынутым мозгом. Миллионы людей в стране по-прежнему поклоняются Ленину (кстати, среди ценителей «Большой Волги» таких наверняка больше, чем в среднем по России) и считают его авторитет неувядающим, но живее вождь от этого не станет и никакой новой революции уже никогда не совершит. Было бы хорошо объединить все это искусство в такое специальное направление – «Ленин-арт». Парадоксально живое-мертвое, уважаемое многими, но начисто лишенное минимального проблеска, который мог бы свидетельствовать о мозговой активности.

Тем не менее, в контексте сегодняшней российской (а в особенности, пермской) ситуации «Большая Волга» – это именно что выставка актуального искусства. Прямоугольный столб, на котором интеллигентным посетителям предлагается маркером писать отзывы о выставке, превратился в стелу триумфа и, как стены Рейхстага, покрылся победными лозунгами: «Гельман – чмо», «Смерть гельминтам», «Гельман – олень», «Гельман умер навсегда». Критика выставки представлена в репликах типа «Мальвы у старой баньки супер» или «Масляные работы надо растить до Шишкина и Шилова, нет старания». Есть и удивительно точные резюмирующие реплики: «Вот это – настоящее современное искусство!» Именно так. Гельман в Перми, по мнению посетителей выставки, «умер навсегда», и манифестация застоя оказалась одновременно манифестацией победы. «Культурная революция» в городе, судя по всему, откатывается к общероссийскому уровню – уровню, на котором баньки, старые дворики, зимние пейзажи и вписанные в них бесконечные храмы и являют настоящее «актуальное искусство», отражающее текущий момент безвременья. Искусство, которое можно сделать еще более современным и актуальным разве что попытавшись «дорастить» его до Шишкина и Шилова.

DSC_4620

Выставка «Большая Волга», вид экспозиции, Пермь, 2013

В этом смысле интересно, что абсолютным геометрическим и смысловым центром всей экспозиции, состоящей из сотен произведений, стала гора хохломы. Серьезно. В центре зала, на том пятачке, который на выставке мировой классики был бы отведен под «Джоконду», а на выставке контемпорари-арта – под акулу Херста в формальдегиде, возвышается трехуровневый постамент, украшенный блюдами, вазами, ложками и тарелками в стиле «Хохлома».

Люди, ответственные за планировку зала, вряд ли догадываются, что у них получилось единственное на всю выставку концептуальное произведение искусства.

Материал и фотографии подготовил Иван Козлов

Добавить комментарий

Новости

+
+
26.09.17
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.