«Чрезвычайные и полномочные»: пространство диалога

206        0        FB 0      VK 0
15.10.13    ТЕКСТ: 
5biennale_77

Рой Виллевой, «Вырубка», 2010

В рамках специальной программы 5-й Московской биеннале и Дней Голландии в Москве прошла выставка «Чрезвычайные и полномочные» (Spaces of Exception) в центре дизайна Artplay, подготовленная Stedelijk Museum Bureau Amsterdam и осуществленная при поддержке Фонда Мондриана. Хотя увидеть выставку можно было всего в течение двух недель (с 11 по 26 сентября), это событие составило достойную конкуренцию другим проектам Биеннале. Важной составляющей стала трехдневная Голландская Арт-Ассамблея, посвященная разным аспектам кураторства и прошедшая в пространстве самой экспозиции. О выставке – Зоя Каташинская

Выставка стала результатом работы двух кураторов: Елены Сорокиной, родившейся в России, но живущей в Нью-Йорке, и Джелле Боухаус, куратора амстердамского музея Стейделик. То, что над выставкой работали иностранные (или работающие за границей) кураторы, замечаешь, видя четкость концепции, а также структурированность и размеренность экспозиции. Как следует из названия, выставка посвящена политике и многочисленным сопутствующим ей вопросам, актуальным, являющимся одним из главных источников трагедий и конфликтов современности. Важно обратить внимание и на английское название, несколько отличающееся от русского варианта. Spaces of Exceptions значит «пространство исключения», «чрезвычайное пространство», то есть место, где не действуют правила. Это название совпадает с заголовком газеты группы «Что делать?» 2005 года, где постулируется, что сегодня «чрезвычайное положение» является, скорее, повседневной нормой, а не чем-то исключительным. Вся выставка мыслится как пространство для художественных высказываний, и кураторы только модерируют диалог, а не используют работы художников в качестве иллюстраций своих идей. Темы затрагиваются самые разные, но вместе они создают мощную полифонию и освещают современное состояние мира с разных сторон.

Эпилогом стала работа классика московского концептуализма Дмитрия Пригова «Книга декретов» (1977), состоящая из шести страниц и шести декретов (соответственно о звере, о воздухе, о близости, о единице, о черном и, в конце концов, декрет о декрете). Под каждым из них подпись: «Д. Пригов, председатель». Большинство работ художника, комментирующих советскую действительность, пропитаны иронией к власти и к самому себе, «председателю». Художники молодого поколения, представленные на выставке, также рассуждают о современной им реальности, но в их умозаключениях звучат совершенно другие ноты и в них – все меньше иронии.

file

Виллем де Рой, «От синего к черному», 2012

Общим историческим фоном сегодняшнего дня, по мнению кураторов, является ситуация постколониального мира (или, скорее, войны). Сразу несколько работ голландских художников посвящено конфликтам в Индонезии, бывшей колонии Нидерландов. Работа Герта Ян Кокена «Королева Вильгельмина, Джакарта. Обезображено 6 мая 1960» (2006) рассказывает о судьбе портрета королевы, который висел в нидерландском посольстве и был изрезан и залит краской восставшими индонезийскими студентами. Минималистиская инсталляция Виллема де Роя «От синего к черному» (2011) обращает нас к тому моменту в истории Нидерландов, когда «синими» называли индонезийцев, а «черными» – жителей африканских колоний, тем самым усиливая стереотипы расового различия. Другой голландский художник, Рой Виллевой будто создает иллюстрацию к роману Бориса Виана «У всех мертвых одинаковая кожа» своими гипер-реалистичными скульптурами трупов двух людей – черного и белого, европейца и африканца, показывая, что, в конце концов, мы все равны перед лицом смерти.

Несмотря на то, что постколониальный дискурс занимает умы многих европейцев, он практически не прижился в постсоветском пространстве, хотя на первый взгляд исторические события выглядят схожими. Если эта тема и встречается, то в основном у художников «бывших колоний», но не России, выступавшей в некотором смысле империей. На выставке этой теме посвящена видеоработа «Весна» Гульнары Касмалиевой (Киргизия), в которой она обращается к проблеме сегодняшнего состояния бывших советских республик. В ее работе запечатлен Бишкекский филармонический оркестр, играющий «Весну» Вивальди на муниципальной свалке. Художница акцентирует внимание на проблемном состоянии экономик стран СССР, оказавшихся неэффективными после его распада. В данном случае речь идет о сельских жителях Киргизии, которые после разрушения системы колхозов были вынуждены переехать из сел в города, но где они могли поселиться лишь вблизи трущоб и свалок.

file (1)

Гульнара Касмалиева и Муратбек Джумалиев, «Весна», 2009 // Кадр из видео

На выставке представлен еще ряд работ художников из бывшего СССР, но уже без намеков на постколониальный дискурс. Инсталляция Никиты Кадана и Александра Бурлака затрагивает проблемы незрелости гражданского и правового общества, хорошо знакомые не только на Украине, но и в России. На примере судьбы здания Гостиного двора в Киеве художники показывают, что в вопросе перестройки памятников архитектуры коммерческие интересы зачастую играют большую роль, нежели государственные законы, которые можно «подкорректировать». Или же работа «252+1» белорусской художницы Марины Напрушкиной, проблематизирующая вопрос о правах женщин в Белоруссии, где происходит возврат к патриархальному укладу, что становится еще одним фактором, характеризующим Белоруссию как, пожалуй, самую тоталитарную страну Восточного блока.

5biennale_49

Никита Кадан, Александр Бурлака, без названия, 2013

Постколониальный и постсоветский дискурс близко сопряжены с другой важной и болезненной проблемой – проблемой иммиграции. Метафоричным высказыванием на этот счет является работа Хаима Сокола «Корабль», представляющая собой самодельный парусник из предметов быта иммигрантов – лопаты, веника, жести, одеяла. Этот объект одновременно является символом полной нищеты, от которой бегут мигранты (и, скорее всего, той нищеты, с которой они сталкиваются в той стране, где пытаются найти деньги), но и символом надежды и свободы.

О взаимодействии искусства и политики не просто размышляет, но и стремится свои размышления воплотить в жизнь, голландский художник Йонас Стаал. Его «Новый всемирный саммит», впервые представленный на Берлинской биеннале 2012 года, курируемой Артуром Жмиевским, – это проект, в рамках которого художник занимается созывом «парламентов» организаций, официально признанных террористическими (Движение курдских женщин, Баскские сепаратисты и пр.). Как говорит сам автор, «в искусстве больше политического, чем в самой политике».

Работа Вани Бражкина Prometeo – 68. «Камин» (2013) напоминает о трагических событиях 12-летней давности в Нью-Йорке (выставка, кстати, открывалась в годовщину 11 сентября). Эта уютная на первый взгляд инсталляция представляет собой камин с вмонтированным на месте огня экраном, транслирующем пожары из хроники происшествий, и стоящее на отдалении кресло с наушниками, в которых тревожные голоса дикторов приглушаются умиротворяющей музыкой. Глядя на нее, зритель переживает смешанные чувства. Это, с одной стороны, тревога, притупленная ощущением безопасности (мы находимся как бы дома), с другой – полная невозможность что-либо предпринять, как это было 11 сентября, когда уже в прямом эфире весь мир наблюдал столкновение с небоскребом второго самолета и падение башен.

5biennale_12

Иван Бражкин, Prometeo – 68. «Камин», 2013

В целом, несмотря на то, что тема была выбрана серьезная, выставка получилась очень лиричной и личной, во многом потому, что кураторы подобрали тонкие и при этом не оставляющие равнодушными произведения. Одной из таких работ стала не приметная, но очень изящно исполненная инсталляция чешского художника Йиржи Кованды, представляющая собой лежащую на полу розу, оцепленную, как место преступления, красно-белой лентой.

Параллельно с выставкой Еленой Сорокиной был организован трехдневный симпозиум Голландская Арт Ассамблея на тему кураторства с интригующим названием «Какие кураторы нам нужны?» (How do we want to be curated?). В симпозиума прошли дискуссии на разные темы, начиная от базовых вопросов, кто такой куратор и в чем заключается его роль сегодня, заканчивая обсуждением формата различных биеннале. Много внимания также было уделено важной для выставки теме постколониализма. Организаторам удалось собрать практически всех видных деятелей современного искусства, бывших на тот момент в Москве, а присутствовавшие зрители имели возможность не только послушать, но и принять участие в дискуссиях. К такому диалогу располагал и сам павильон, в котором проходила ассамблея, представлявший собой каркас круглой деревянной беседки. И хотя изначально проведение ассамблеи планировалось в другом месте, в итоге она гармонично вписалась в выставочный проект. Это произошло во многом потому, что главным своим инструментом кураторы выбрали диалог. Взяв острую проблему, они не стали делать громких заявлений или категорических высказываний, но, наоборот –выслушали каждого художника. Возможно, создание такого пространства, где возможен свободный диалог и где нет однобоких манифестаций, сейчас является наиболее важным приоритетом. И с этим кураторы отлично справились.

Фотографии предоставлены Центром Дизайна Artplay

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.