Как другие рисуют

199        0        FB 0      VK 0

Ольга Широкоступ в контексте русско-польской выставки «Рисовать» в петербургской галерее Anna Nova размышляет о графике, активизме и позиции художника.

27.12.13    ТЕКСТ: 
Анастасия Потемкина, работы из серии «Дега. Балетный класс», выставка «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галерее Anna Nova

Анастасия Потемкина, работы из серии «Дега. Танцевальный класс», выставка «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галереей Anna Nova

В петербургской галерее Anna Nova 28 декабря заканчивает свою работу проект куратора Кати Шадковской «Рисовать», объединивший 18 российских и польских художников. О графике, активизме и позиции художника в контексте выставки поразмышляла Ольга Широкоступ.

На выставке «Рисовать» графические практики участников — будь то политический плакат или интимный альбомный рисунок — не противопоставляются, а, напротив, уравниваются по силе воздействия на зрителя. Для Северной столицы «Рисовать» — событие важное. В городе нечасто открываются выставки подобного уровня и тематики. Anna Nova, достойно подготовившая и продемонстрировавшая пусть небольшой, но все же сложносочиненный международный проект; куратор, сумевшая собравшая интересных польских художников, многих из которых мы видим впервые, и привлечь заметных молодых российских участников, давая им возможность оказаться в новом для себя контексте. Куратор сравнивает приемы польских и русских художников, применяя термин «активист» к художникам. С ходу ставя на одну позицию непохожие работы, куратор конструирует экспозицию, руководствуясь двумя основными признаками — медиальной и национальной принадлежностью художника.

В Польше критическое искусство последнего времени представлено в основном работами, изучающими тело как объект, принимающий на себя воздействие репрессивного аппарата государства через насилие и дисциплину. Иллюстрируя данный тезис, Конрад Смоленьски, например, также отсылает нас и к размышлениям о репрессивной природе самого рисунка. Исторически именно мастерство как точность глаза и верность руки считалось основным критерием оценки произведения. И по сей день, допуская, что художник может заниматься не совсем понятными для широкой общественности вещами, эта самая общественность не может простить ему, пожалуй, одного — отсутствия умения рисовать. Легитимировать себя в глазах обывателя художник может одним эффектным и, пожалуй, единственно убедительным жестом — нарисовать его портрет так, чтобы было похоже. У русских и польских художников одинаково правдоподобно получается изобразить картину современности, где усталость и борьба — две стороны одной медали. «Над-надреалисты» и критические «инсайдеры», устремившие взгляды на себя как на продукт политического; и росскийские художники, направившие свое критическое оружие вовне, отвечая на те же вызовы иным способом. Играя на сходстве, нежели на различии, куратор не стала педалировать активистскую тему, подавая политическое скорее как контекст, в котором существует «рисующий» художник.

Света Шуваева, «Москва, 6 мая», выставка «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галерее Anna Nova

Света Шуваева «Москва, 6 мая», выставка «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галереей Anna Nova

Большинство российских участников, подтверждая известный тезис о том, что личное это политическое, демонстрировали сознательное искусство на грани агитации — плакат, документальная графика, etc. Их работы в основном созданы под влиянием конкретных кампаний, иллюстрируют их или являются составной частью политической борьбы — документальные рисунки Виктории Ломаско (репортаж о сотрудниках московского магазина «Продукты», вынужденных работать в рабских условиях) или яркие рисунки Светы Шуваевой, похожие на детские аппликации, кажущиеся радостными только на первый взгляд. Темы этих работ легко считываются русскими зрителями, а для тех, кто не следил за этими событиями, проливают на них свет.

Сама же интимность и хрупкость медиума придаёт этим высказываниям некий «шарм», трепетность, недолговечность. Рисунок можно смять и разорвать; с ним так легко расправиться и все же он — самое мощное оружие пропаганды. Так же хрупка и уязвима связь Польши и России, ведь любая неосторожность может привезти к разрыву. Наверно, поэтому куратор так осторожно и деликатно сопоставляет два мира, одновременно очень схожих и очень разных. Удивительным образом Катя Шадковска сумела обойти все острые углы, показывая нам самобытных, неудобных, ангажированных художников. Между работами, личностями, странами — разрыв вместо пульсирующего напряжения. Безопасная межа, буквально проложенная между российскими и польскими художниками — это лестничный пролет первого и второго этажей соответственно.
У каждого — своя вотчина. Территория искусства оказалась безопасно поделена, дабы не возникло споров. Но можно и упрекнуть Катю за эту излишнюю кураторскую обходительность.

Конрад Смоленьски, «Рисунок», выставка «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галерее Anna Nova

Конрад Смоленьски «Рисунок», выставка «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галереей Anna Nova

Оказывается, что недостаточно посетить выставку, необходимо еще и проговорить ситуацию, чтобы вернее понять, что думают и делают художники. Поэтому прошедшая в рамках проекта дискуссия «Искусство и активизм в контексте современного искусства Польши и России» открыла те самые ключи, без которых противопоставление русского и польского активизма не кажется таким уж очевидным. Например, артикулируя свою позицию, Яцек Малиновски указал на то, что политикой должны заниматься политики, а художники должны к этой деятельности побуждать. Пожалуй, здравая мысль, только вот к российской действительности не совсем применимая. Вопрос, какой художники видят актуальную политическую ситуацию своей страны, выходит здесь на первый план, оставляя за скобками другие несущественные различия.

Естественным образом «выпадающая» из общего контекста видео-документация печально известной акции «Юный безбожник», которую совместно со своими учениками из Школы современного искусства Авдей Тер-Оганьян провел в московском Манеже в 1998 году, после чего был вынужден просить политического убежища в Чехии, как нельзя лучше способствует созданию у зрителя представления о специфике российской политической среды. Архивная запись, окруженная совсем «свежими» работами, как бы передает нам сообщение, что за последние 15 лет политическая обстановка в России не сильно изменилась. Находящийся под постоянной угрозой, исходящей и от государства, и от общества, инфицированного правыми настроениями, активист в современной России просто не может позволить себе оставаться не ангажированным. Потому левые идеи для молодых поляков — это гнетущее воспоминание о советском господстве. Для российских же художников — естественный выбор в стране, остро нуждающейся в базовых правах и свободах.

Работы выставки «Рисовать», галерея Anna Nova, Санкт-Петербург, 2013 // Фото предоставлены галерее Anna Nova

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.