Игра в классики: Маркус Люперц в Эрмитаже

150        0        FB 0      VK 0

Александра Шаповалова о выставке современного немецкого «князя живописи» Маркуса Люперца в Государственном Эрмитаже

20.05.14    ТЕКСТ: 

luperc16

Маркус Люперц — скульптор, живописец и график (и по совместительству джазовый музыкант и поэт) — универсальный художник в ренессансном значении слова. А также «художник-принц», «князь живописи» и «последний немецкий денди». Вокруг Люперца, одного из самых известных современных художников, часто и в большом количестве возникают подобные эпитеты. Выставку этого живого классика «Символы и метаморфозы» до 25 мая можно увидеть в Эрмитаже. Своими впечатлениями делится Александра Шаповалова.

Фото: Государственный Эрмитаж

Современное искусство в Эрмитаже живет бок о бок с традиционным и классическим, оно пробирается в залы Древнего Востока и античности (Луиз Буржуа, Энтони Гормли), парадный Николаевский («Новояз» Чарльза Саатчи). Теперь оно переехало в Генштаб и смотрит на старое искусство как бы со стороны, отстраняясь и остраняя его.

Взгляд на новое через призму старого и обратно — фирменный прием и Маркуса Люперца. Являясь одним из корифеев современного искусства, он предпочитает традиционные художественные техники, придавая им актуальное звучание. В его картинах и скульптурах узнается что-то старое и классическое — то там, то здесь шагающие куросы, танцующие музы и раненые воины (скульптура «Титан» — практически точная копия «Посейдона» V в. до н. э., найденного в Эгейском море ныряльщиками за губками). С другой стороны, эти образы, наоборот, предельно конкретны, существуют здесь и сейчас и остро активируют ощущение времени.

Травестийно раскрашенные и опухшие, бронзовые атлеты и герои Люперца говорят о существовании классического образа сегодня — в том числе, образа мыслей и жизни. Кажется, многовековая история человечества словно налипла на них и обезобразила. Но в то же время эта поновленная классика оказывается максимально архаичной. Боевой раскрас люперцовских скульптур возрождает традиции цветных античных статуй в их существовании до Нового времени — ведь мы, с легкой руки Винкельмана, любим их отмытыми и белоснежными. Сияние аполлонического и биение дионисийского начал борются в скульптурах Люперца с тяжестью материала. Его угловатость и неподатливость сковывают движения персонажей и волю автора словно так же, как столетия назад, в самом начале истории искусства — и одновременно заставляют зрителя явственно ощутить себя в сегодня, в конечной ее точке. Идолы и истуканы Люперца, страшные и очень живые, с хтонической энергией вышагивают из своей раскрашенной бронзы, вызывая в зрителе практически религиозный испуг.

Широко представленная в скульптуре Люперца тема античности звучит также в его графических и живописных работах. Серии рисунков «Меркурий», «Геркулес», «Натура со спины» — развивают античный мотив, но уже в подлинно ренессансном духе и напоминают небрежно-гениальные почеркушки «титанов Возрождения». Эта же линия плавно приводит нас в Новое время: таковы «пуссенизмы» Люперца — «Аркадия» и «Суд Париса». Кажется, художник стремится аккумулировать в своем творчестве все наследие мировой живописи — так, он называет два абстракционистских полотна «Садами Дюрера», передает привет Пикассо в своем распятом «Арлекине» или кубистическом «Атеисте», сюрреалистам — в «Триумфе линии» и «Кости», и лично де Кирико — в «Идиллии»… Формы и мотивы «старого искусства» Люперц трактует в неоэкспрессионистическом ключе, но в этой сфере его художественной деятельности традиционное и современное скорее рядоположены, чем интегрированы. В конечном счете, зрителю оказывается трудно разглядеть самого «князя живописи» в этом калейдоскопе стилей и эпох, и хочется перейти Дворцовую площадь, чтобы сравнить ощущения.

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.