#Учеба и резиденции

Опыт: чего не хватает в ИПСИ

67        0        FB 0      VK 0

Путь от Университета печати через «Свободные мастерские» в Институт проблем современного искусства

23.05.14    ТЕКСТ: 

Start_06_Like__Martynenko_Timofeeva

Aroundart продолжает цикл публикаций, посвященный арт-образованию в России и за рубежом. В новом выпуске художница Елена Мартыненко рассказывает о своем пути в мире художественного образования – университете печати, «Свободных мастерских» и ИПСИ.

Проблема высших учебных заведений, так или иначе связанных с искусством, в их заскорузлости и привычке существовать в рамках устоявшихся канонов. После художественной школы мой выбор состоял из трех вузов – МАРХИ, Строгановка и Полиграф. Постоянные занятия математикой и черчением меня пугали своей скучностью, в Строгановке чувствовался перевес в сторону декоративно-прикладной деятельности. Выбор пал на Полиграф, как мне тогда казалось, более продвинутый, с наследием ВХУТЕМАСА и ВХУТЕИНА, с рисованием, наполненным исследовательским смыслом, а не простым копированием реальности. Но позже я поняла, что с любой институцией (я имею в виду классическое образование) происходит процесс мумификации – с какого-то момента информация извне перестает поступать, готовность принимать инновативные методы сменяется стагнацией. Словно ты, существуя в современности, едешь покупать диван на другой конец города в три раза дороже, вместо того, чтобы заказать его в интернет-магазине. Понимания того, что реальность изменилась, нет.

После окончания Полиграфа я проработала три года в издательстве художником-дизайнером. Это была скучная, зомбирующая, рутинная работа в офисе, под началом постсовковых тетенек с доморощенным «креативом» в голове. В таких обстоятельствах ты приобретаешь навыки «работы в команде» и привыкаешь к пятничным корпоративам. Чтобы вырваться из этого гомеостатического безумия я посещала какие-то мастер-классы, курсы в «Британке» и даже вступила в МОСХ – этот факт в моем CV, кстати, до сих пор кажется мне весьма неоднозначным. И вреда вроде бы нет, но и пользы тоже.

Позже я поняла, что мне необходимо систематическое образование в сфере современного искусства – если я хочу продолжать заниматься именно искусством. Общих знаний не хватало: в том же Полиграфе курс по истории искусств заканчивается концом XIX века. Передо мной снова встала задача – куда пойти учиться. Из-за нехватки информации и непогруженности в контекст меня мучило внутреннее чувство дискомфорта и некоего интеллектуального застоя. Мне нужен был сильный толчок извне. Мой выбор пал на школу «Свободные мастерские». Во-первых, обучение в тот момент было бесплатным, во-вторых, свою роль сыграл авторитет Московского музея современного искусства. Силы духа и уверенности, чтобы отправить портфолио в Школу Родченко или ИПСИ, не хватало, они казались чем-то недостижимым в тот момент.

Мое первое погружение в контекст современного искусства произошло в стенах музея на Петровке. Очутившись на вступительном собеседовании в «Свободные мастерские», я чувствовала дрожь в коленях и трепетный ужас перед входом в новое неизвестное. У меня сложилось впечатление о серьезном фундаментальном образовании, но «Свободные мастерские» напоминали скорее курсы повышения квалификации или кружок по интересам: занятия были факультативными, домашних заданий практически не было, активного взаимодействия между учениками тоже. Мне не хватало и мастера-руководителя, который в течение обучения в диалоге с учениками вел бы какой-то проект. Мы были предоставлены сами себе, заинтересованных в нашем развитии преподавателей тоже не было. Надеюсь сейчас форма и структура занятий в «Свободных мастерских» изменилась к лучшему.

Тем не менее, время, проведенное в ММСИ, оказалось полезным. Для итоговой выставки «Мастерская 2012» мы вместе с Натальей Тимофеевой реализовали совместный проект под названием «Лайквалоризация», который сейчас находится в коллекции Московского музея современного искусства. Этот опыт был интересным, такой демо-версией перед установкой нового софта, ознакомительным трейлер перед просмотром фильма. В моем случае следующим шагом стало поступление в ИПСИ.

После обучения в «Свободных мастерских» я задумалась: как и это все, что может дать образование молодому художнику в Москве?

Тогда же я познакомилась с ребятами, вместе с которыми мы начали заниматься экспериментальной площадкой «Периметр» на «Электрозаводе». А через год я поступила в ИПСИ.

На первой же неделе обучения у нас прошел мастер-класс-интенсив с преподавателем из Университета прикладных искусств Вены, просмотр портфолио и обсуждение работ. Включение в процесс произошло само собой, моментально. Интенсивность занятий, мастер-классы и встречи с художниками в ИПСИ дают возможность получить многостороннее объемное знание. Занятия проходят три раза в неделю, в будние дни по вечерам, в субботу лекции идут практически весь день.

Единственно правильным ходом для получения опыта мне кажется реализация проектов в процессе обучения. Поэтому мы с другими студентами решили делать выставки и проекты во время учебы. Пока реализована одна, новогодняя, на чердаке ИПСИ. В ЦСИ «Сокол» до 15 июня продлится наша выставка «Трансформация восприятия», сделанная куратором из Австрии.

Мне по-прежнему не хватает продуктивного общения с мастером. Например, наш курс можно было бы разделить на несколько групп и назначить преподавателей-кураторов, которые были бы заинтересованы в нашем развитии, которые могли бы давать домашние задания, устраивать просмотры. Это позволило бы сделать образовательный процесс более эффективным. Формат «приема информации» я считаю недостаточным. Если говорить грубо, то историю современного искусства можно найти и в интернете, практике так не научишься. В европейских университетах и академиях делают больший акцент на самообразование, например, дают список художников, которых нужно изучить дома. Время на занятиях посвящают практике и мастер-классам.

Сейчас появились такие учебные заведения, как «База» и МедиаАртЛаб, в «Свободных мастерских» тоже произошли изменения. Отрадно, что поле институций, дающих образование в сфере современного искусства, расширяется. Но несмотря на это, круг учебных заведений в России, где можно получить образование в сфере современного искусства, остается достаточно небольшим. Поэтому многие мои товарищи, закончив, например, «Базу» идут учиться в ИПСИ. Существует ротация студентов между институциями.

Пока, наверное, ни в одном вузе России нет грамотно выстроенной стратегии получения профессионального художественного образования в сфере современного искусства. В Германии, например, студент, выучившись в школе, поступает в университет к определенному мастеру, потом получает постдипломное образование, и к этому моменту он уже наверняка знает, с какой галереей будет сотрудничать, какие проекты будет реализовывать и с кем будет работать в ближайшие лет пять. В нашей стране молодой художник встает перед задачей с множеством неизвестных и абсолютно неопределенным будущим. Поэтому некоторые ребята, получив базовые знания здесь, отправляются за границу. Возможно, это одно из решений проблемы. Плюс, учеба в Европе – это возможность там зацепиться.

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.