#Фотография

MIA Fair: несколько реплик о коммерческой фотографии

18        0        FB 0      VK 0

Участниками ярмарки о состоянии арт-рынка, тенденциях, а также о признанных и новых именах коммерчески успешной фотографии

20.06.14    ТЕКСТ: 

Как развивается европейский фоторынок? Какие имена в моде?

900faces

Ханс Юрген Раабе, 900 лиц // Агентство Photomarketing

В мае в Милане в четвертый раз прошла ярмарка MIA, полностью посвященная фотографии. Анна Евтюгина, побывавшая на ней, поговорила с участниками ярмарки о состоянии арт-рынка, тенденциях, а также о признанных и новых именах коммерчески успешной фотографии. 

Почему вы участвуете в Milan Image Art? Чем она отличается от других европейских фотоярмарок ?

Лаура Тризорио, директор Trisorio Studio, основанной в 1974 году:

Наша галерея существует уже 40 лет, я продолжаю дело семьи и представляю второе поколение. Мы участвуем в MIA, так как мы каждый год делаем одну выставку, посвященную фотографии, и работаем со многими фотографами. MIA — самая первая ярмарка в Италии, посвященная фотографии, мы участвует в ней с самого начала, в этом году — в четвертый раз.

Алессандро Кашаро, директор Galleria Goethe в Бользано (Италия), основанной в 1964 его отцом:

Так как моя галерея занимается не только фотографией, я чаще участвую в ярмарках современного искусства. Но важная особенность MIA в том, что каждый делает выставку одного художника.

Екатерина Ираги, директор галереи Galerie Iragui, появившейся во Париже в 2004 в виде виртуальной галереи и основанной в Москве в 2008:

Мы участвуем в MIA в четвертый раз, хотя не занимаемся только фотографией. Организация совершенствуется с каждым годом, и мы себя чувствуем как в большой итальянской семье.

Клара Мария Селс, директор Galerie Clara Maria Sels в Дюссельдорфе, специализирующейся на фотографии:

Я хорошо знакома с организаторами, и когда меня пригласили, я подумала, почему бы не попробовать такое приключение. Ярмарка молодая, симпатичная. Качество по сравнению с большими ярмарками, типа Paris Photo, не такое высокое, но определенно будет расти.

Даниэль Миллер, директор Duncan Miller gallery, калифорнийской галереи, специализирующейся на фотографии, основанной 6 лет назад: 

Мне нравится итальянская еда! А если говорить серьезно, то я узнал от друзей про эту ярмарку. В ноябре во время Paris Photo я познакомился с организаторами, узнал подробности и подумал, что это может быть интересно. Мне понравилась идея посвящения стенда одному художнику.

Лиза Савина, директор новооснованной в Санкт-Петербурге Savina Gallery:

Мне сложно сказать чем именно отличается MIA от других фотоярмарок — фотография не является основным профилем нашей галереи, поэтому MIA — единственная узкоспециализированная ярмарка, в которой мы принимаем участие. Но совершенно четко могу сказать почему мы это сделали уже в третий раз (Лиза Савина участвовала в MIA ранее вместе с AL gallery, где она была партнером — прим). Это одно из наиболее грамотно организованных мероприятий такого рода и с удивительно дружелюбным интерфейсом — как со стороны зрителей, так и, что особенно важно для иностранной галереи, со стороны организаторов ярмарки.

Бернд Фехнер, директор агентства Photomarketing (в MIA участвуют не только галереи, но и фотоагентства, а также фотографы без галерей, в чем заключается ее особенность):

Я здесь, потому что интересуюсь фотографией, я знаю много других ярмарок, и когда Энрика Вигано пригласила меня поучаствовать в MIA, мне стало интересно узнать, как идут дела в Милане. Я был приятно удивлен тем, что ярмарка большая и качественная, и по некоторым аспектам даже лучше Paris Photo. Я считаю, что требование представить не более 1–2 художников на стенде дает хороший обзор творчества, в отличие от того, когда мы видим только отдельные интересные работы.

Studio Trsorio

Лучано Романо, Мартин Парр // Trisorio Studio

Какого художника вы представляете и почему?

Лаура Тризорио: 

Наша галерея привезла работы Мартина Парра. Мы заказали ему съемку на пляжах Неаполя, это его недавний проект. Его персональная выставка будет в сентябре у нас в галерее и это, можно сказать, превью. Второй наш художник Лучано Армано. Он неаполетанец, поэтому мы решили, что MIA будет хорошей площадкой для представления широкой публике.

Алессандро Кашаро:

Мы привезли тот же проект, что сейчас показываем в нашей галереи в Бользано — выставку миланского фотохудожника Паоло Риольци. В дальнейшем мы планируем сделать совместный проект с этим художником в Милане. Иногда мы делаем обмен выставками с дружественными галереями из Милана, например, в другом нашем пространстве мы сейчас показываем выставку, которая уже прошла в Милане, а мы запускаем вторую волну.

Екатерина Ираги:

Каждый раз мы приглашаем к сотрудничеству художника, которого считаем интересным не только в визуальном и концептуальном смысле, но также и в культурном. Представляя российское искусство, нужно учитывать интернациональный контекст. В этот раз мы пригласили к сотрудничеству Владимира Мишукова, выбрали его проекты, связанные с Европой и Италией. Это яркая, можно сказать, перформативная серия «Слава Дурак», созданная совместно с известным клоуном Славой Полуниным, который выступал со своим шоу в Милане накануне открытия ярмарки. Вторая серия Мишукова, которую мы привезли, связана со съемками фильма Андрея Звягинцева «Возвращение». Этот фильм знают в Италии, так как он получил несколько наград на Венецианском кинофестивале.

mishukov

Владимир Мишуков // Galerie Iragui

Клара Мария Селс:

Я представляю Франческу Вудман. Она много снимала в Италии, и я решила, что для первого участия хорошо будет здесь ее показать. Я работаю с Вудман много лет, моя галерея первая, кто стал представлять ее в Европе, и я очень горжусь этим. Надо сказать что эта художница — феномен, учитывая, что она создала практически все свои работы между 13–22 годами жизни. Ее семья часто приезжала в Италию и оставалась по полгода во Флоренции и в Риме, они до сих приезжают сюда работать. Ее родители оба художники. Работы ее отца представлены на стенде недалеко от нас.

Даниэль Миллер:

Я решил представить Европе фотографа Кристофера Колвилля. Это его первая выставка в Европе. Я считаю, что мы выиграли приз самого вызывающего художника на MIA, потому что он абсолютно отходит от традиционной фотографии. Моя цель была познакомить Европу с его творчеством, по воле случая мы еще продали его работу, и я очень доволен.

Лиза Савина:

Мы представляли французского художника Shalvak. Для меня это был принципиальный выбор — когда-то давно, году в 2006-м, в своей первой галерее, которая, кстати, была фотографической, мы делали проект под названием «Гибридные технологии». Проект был о перспективах развития фотографии, о том, что фотография выйдет за пределы технологии как таковой и превратится в визуальный материал. Это именно то, что меня в конце концов стало больше всего интересовать в фотографии. Но поскольку я тогда была начинающим куратором, то концепт у меня был не очень стройный. А когда я увидела работы Shalvak — все встало на свои места. Его работы — это как раз актуальный постминималистический дискурс на основе фотографического изображения.

Бернд Фехнер:

Ханс Юрген Раабе, немец, живет в Австрии, работает над очень большим проектом «990 лиц», которым он продолжит заниматься до конца десятилетия. Сейчас сделана одна треть. Он выбрал 33 места в мире, где снимает лица людей, по 30 лиц в каждом месте. Это просто люди и их лица, и он абсолютный мастер в портретировании людей без масок и притворств. Когда он закончит, я думаю, это будет самый большой, полный и фотографически завораживающий проект о людях нашего времени! К концу века это станет очень важным проектом, как ретроспектива начала тысячелетия, определенно. Представьте, что люди в 2050 году будут представлять начало века, глядя на данный проект.

Shalvak

Shalvak, Paris Compositions, 2013 // Savina Gallery

Что сегодня пользуется спросом на рынке фотографии, какие имена?

Лаура Тризорио:

Немецкие фотографы безусловно успешны — Андреас Гурский, Томас Штрут. Немецкая школа фотографии сильная. Мы работаем в основном с довольно известными авторами. У нас есть молодая художница Раффаэлла Маринелло, думаю, у нее хорошие перспективы.

Алессандро Кашаро:

Логично, что сейчас вокруг много фотографов. В Италии популярностью пользуются умерший в прошлом году Габриэле Базилико, Франческо Йодичи, показанный на ярмарке. Может быть, для итальянцев черно-белая традиционная фотография немного проще для восприятия, чем различные фотоэксперименты.

Екатерина Ираги:

Если говорить о русской фотографии, то есть мэтры — Михайлов, Бахарев, Слюсарев, Мухин… И есть молодое поколение фотографов, воспитываемое в новых условиях, в том числе благодаря живой образовательной среде, сформированной Школой Родченко, Британской школой дизайна, «Свободными мастерскими». Из молодых художников, работающих с фотографией, в наших проектах участвовали Митя Нестеров, Никита Шохов. Александр Гронский уже хорошо признан на международной сцене, его работы и в моей коллекции.

Клара Мария Селс:

Я могу говорить только о своих впечатлениях. Мне кажется, здесь предпочитают итальянскую фотографию, и, кстати, я не встретила здесь множества специалистов по фотографии. Хотя мне сложно судить публику , так как я мало кого знаю. Среди немецких фотографов я считаю очень перспективным Андриаса Мюхе. Я работаю с как с признанными мастерами, например, с Дуан Майклс, так и с emerging artists. Думаю, Оскар Шмидт через определенное время будет тоже успешен. Если приеду на MIA в следующем году, то привезу его работы.

Даниэль Миллер:

Я выставляю очень разных фотографов — и с большим именем, и начинающих. Мы показываем сейчас в Калифорнии русского фотографа Екатерину Белкину. Это интересная молодая художница. Я слышал, что она переехала в Берлин именно потому, что рынок в России хуже развит, но я думаю, что все равно возможности для развития есть везде и для разных типов фотографии: документальной, цифровой, экспериментальной…

Лиза Савина:

Мне сложно оценивать рынок фотографии как таковой: я не очень в него погружена. В России рынок фотографии стагнирует — до появления в нашем арсенале Shalvak мы трагически мало продавали, я знаю от коллег, что у них тоже все непросто. Хотя, например, на разных ярмарках я вижу работы Олега Доу, и они всегда к концу ярмарки отмечены красными точками.

Бернд Фехнер:

Я работаю с фотографией давно, но мне сложно выделить отдельные имена. Общий тренд состоит в том, что люди ищут не просто интересную фотографию, но подходят более комплексно ко всей работе фотографа. Они ищут такую фотографию, которая оставит след в истории, говорит что-то о нашем времени, поможет испытать какую-то часть нашего мира по-новому.

Riolzi_Paolo

Паоло Риольци, Identita collettiva, 2009 // Galleria Goethe

Какие тенденции в фотографии вы наблюдаете, каковы перспективы развития?

Лаура Тризорио:

Думаю, что рынок фото растет и в Европе уже достаточно консолидирован. Но сейчас не самый хороший момент: большие звезды и большие галереи продают очень хорошо, а средние галереи не очень. Мы 30 лет участвовали в Art Basel, потом из-за кризиса переключились на Arco в Мадриде и Artefiera в Болонии. Но ситуация постепенно выравнивается, становится лучше.

Алессандро Кашаро:

Конечно, для нового поколения фотография играет более важную роль. Молодежь лучше реагирует на фотографию. Но в то же время, стало гораздо больше фотографов, и публике сложнее оценивать качество, разбираться где искусство, а где просто картинка. Я буду продолжать работать с фотографией. В моей команде художников есть и концептуальные фотографы, и эстетическая визуальная фотография, у меня нет одного направления, но есть определенный уровень качества.

Екатерина Ираги:

Я вижу развитие в сторону мультимедиа и арт-фотографии. Советская фотография создавала позитивный образ страны, в то же время неофициальные художники делали социально критические проекты (например, Борис Михайлов). Сегодня документальная фотография постепенно уступает место фотографии концептуальной, а европейская визуальность, смешанная с национальной мифологией, становится привлекательнее социальной критики.

Клара Мария Селс:

Рынок фотографии растет все время и, без сомнения, будет еще сильнее. В этом я не сомневаюсь. И дело не в том, что тиражное искусство доступнее, но в развитии технологии. Фотография — часть технологического прогресса. Это гигантский шаг вперед. Всего за сто лет фотография стала сильным звеном арт-рынка.

Даниэль Миллер:

Это большой вопрос. Я думаю, что фоторынок очень сильно развивается, рынок крепкий, и не только в Америке. Мы регулярно ездим на европейские ярмарки и фестивали. Я думаю, что люди действительно интересуются искусством, и фотография позволяет им потратить немного меньше денег и получить произведение современного искусства. В этом — большой вклад фотографии в мир искусства.

Лиза Савина:

Фотография многогранна. Я вижу, что все направления так или иначе развиваются: есть сегмент сложных технологий ручной печати, сохранилась традиционная бромо-серебряная фотография, декоративное направление очень активно растет, есть прекрасные репортажные проекты. Для меня важно одно: когда в 2005 году мы открывали фотогалерею, вопрос «является ли фотография искусством» был в России невероятно актуален. Сейчас этого вопроса уже нет. И в этом уже заложены большие перспективы.

Бернд Фехнер:

Люди, интересующиеся фотографией, после цифровой революции все больше ценят тонкую ручную работу, что, конечно, включает и цифровые эксперименты. Но в первую очередь ценятся те, кто просто хорошо знает материал и знает, как с ним работать. Аудитория сегодня хочет видеть глубже, чем поверхность манипуляции. Также происходит взаимодействие различных медиа. Например, мне интересно комбинирование разных техник: коллаж, ручная работа, может быть, живопись на фото, представление фотографии вместе с видео.

Woodman_Francesca

Франческа Вудман, Без названия, 1977–78 // Galerie Clara Maria Sels

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.