Casus Pacis: уличный художник – художник

240        0        FB 0      VK 0

Лейли Асланова о петербургском музее стрит-арта и первой выставке Casus Pacis, прошедшей в рамках Manifesta 10

05.09.14    ТЕКСТ: 

Casus Pacis, Музей стрит-арта, Санкт-Петербург, до 15 сентября

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

До 15 сентября в рамках Manifesta 10 на территории петербургского Завода слоистых плаcтиков проходит выставка Casus Pacis под кураторством Михаила Астахова и Анны Нистратовой. Это первый проект пока официально не открывшегося Музея стрит-арта. Более шестидесяти российских и зарубежных художников разместили свои работы в пространстве завода, и преимущественно – на его стенах. Лейли Асланова поделилась своими впечатлениями и высказала ряд пожеланий будущему музею.

В индустриальных садах Робин Гуды по приглашению семейства Заводичи (по аналогии с Медичи) раскидывают site-specific–стрелы с посланиями. Такой абсурдной рисуется ситуация, когда мы слышим о Музее стрит-арта. Художественное сообщество сразу ответило недоверием этой идее, высказанной в 2013 году. Однако музей не встретил сопротивления материала. Художники – герои (обращаюсь к словарю отца отечественного стрит-арта Арсения Сергеева), которые в условиях противозаконности своей творческой деятельности свободны в высказываниях и с охотой работают на легальных поверхностях.

На сайте Colta от 19-го июня 2014 появилась статья Анастасии Вепревой «Художники будут работать всю ночь», в которой со скорбной феминистской интонацией рассказывалась история: «Группа Gandhi работала до самого рассвета, эксплуатируя себя ради символического капитала. Ранним утром, закончив работу, они добрались до общежития, и, стараясь не разбудить других спящих художников, мгновенно заснули. Они даже проигнорировали тот факт, что тут же пошел дождь — прямо на их еще не высохшую работу». Начало истории о художницах повествует, что эскиз фрески для первой выставки Casus Pacis на территории завода слоистых пластиков, где располагается Музей, обсуждался, и содержание подвергалось сомнению руководством музея (смею предположить, что под руководством подразумеваются кураторы выставки), он не «нашел откликов у других художников». В сокрушениях Вепревой есть и здравые зерна, которые можно прочитать между строк, и взять за правило, что уличный художник вне контекста улицы, а на территории, именующей себя Музеем, остается художником, с которым нужно регулировать отношения, подобно другим институциям современного искусства – предоставлять комфортные условия для работы и платить гонорар. К сожалению, это правило не всегда работает и не только в случае Музея стрит-арта. В отличие от художников на территории современного искусства, стрит-артисты, что объясняется их популярностью у широкой аудитории, стремятся к точности и порой буквальности в высказываниях, избегая излишней противоречивости – наверно, поэтому и не была понята другими художниками фреска художниц Gandhi. И все же изображение шестиметровой фигурой беременной солдатом женщины с коктейлем Молотова вошла в выставку.

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Casus Pacis — ПОВОД К МИРУ — ПРИВІД ДЛЯ МИРУ — MOTIVE FOR PEACE – выставка, которая задумывалась первыми куратороми Музея стрит-арта, историком Михаилом Астаховым и художниками Анной Нистратовой и Вовой Воротневым, как посвящение 100-летию с трагического дня начала Первой Мировой войны. Однако актуальные события на Украине обратили их к теме войны без сведения к общему историческому факту. Название выставки – противопоставление устоявшемуся термину римского права casus belli, «повод к войне». Миротворческим действием было приглашение украинского художника и теоретика граффити Вовы Воротнева в проект в качестве третьего куратора, он привлек к участию других соотечественников.

Casus Pacis – проект примирительный и в вопросе художественных стратегий. Список участников выставки включает в себя не только известных уличных художников или тех, кто изредка делает проекты за пределами белого куба, но и тематические произведения станковых художников и тех, для которых работа на негрунтованных поверхностях заводских и складских стен – эксперимент. Такую пробу вне комфорта мастерской совершил московский иллюстратор Дима Ребус — под своей фреской SMILE в Музее он оставил откровенный текст: «Тяжела и неказиста жизнь простого стрит-артиста. Приеду домой – обниму акварель».

Замеченный ранее в проекте «СТЕНА» на Винзаводе в Москве институциональный художник Владимир Потапов для демонстрации разрушений, которые несет собой война, точно использует разработанную им пространственную живопись, где красочный масляный слой разбит на несколько измерений из прозрачного плексигласа. Картинка собирается только с одного ракурса, а с его сменой превращается во взрыв из пятен. Художник изображает фонтан «Бармалей» из родного города Волгограда. Композиция фонтана – это скульптура из шести детских фигур, которые замерли в хороводе. Благодаря запечатлению фотографом Евзерихиным скульптуры на фоне руин Сталинграда (ныне город Волгоград) в 1942 году, фонтан превращается в символ жестокости войны. В конце 2013 года фонтан снова напоминает о трагедии – двух терактах: из-за близости к вокзалу – месту первого взрыва – он стал местом для выражения траура по погибшим людям.

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Не только у Владимира Потапова фотография военных лет легла в основу работу на выставке – для Тимофея Ради она давно является материалом. Можно вспомнить его серию плакатов на улицах Екатеринбурга «После войны» (2010), которые составлены из снимков того страшного времени Великой отечественной, или «Вечный огонь» (2011) – выжженные портреты солдат Советской армии, размещенные в оконных проемах заброшенного военного госпиталя. В работе для Casus Pacis он берет фотографию Устинова, сделанную в 1943 году в Крыму, где четыре солдата форсируют Сиваш, «Гнилое море». Он точно переносит композицию, снова рисуя огнем: цепь из четырех солдат на закопченных металлических листах устремлена куда-то в неизвестность, железный планшет не возвышается торжественно, а, будучи на разоренном полу обветшалого заброшенного заводского цеха (один из павильонов выставки), прислонен к стене, да еще и в контражуре. Красивый жест в несчастливом положении.

Между работами Ради и Ребуса располагается инсталляция бельгийского скульптора Исаака Кордела под названием «Следуй за лидерами». В ней изображены миниатюрные фигурки зомбированных клерков, которые уходят в пылевые топи руин, их сторожат солдаты и наблюдают за ними лидеры и другие клерки, но уже с крыльями ангелов. В инсталляции сохранена традиция изображать иерархию за счет игры с масштабами фигур. Ангелы Кордела и стражи возносятся на несущие балки павильона, наблюдая за посетителями выставки. Осматривая балки под потолком, замечаешь паутину из скрученных флагов разных государств, которую сплел Mиша Most.

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Стоит упомянуть имя львовского уличного иконописца Сергея Радкевича, который обычно очень аккуратно работает с тихими заброшенными местами, изящно, без кощунственных интенций вписывает в них религиозную символику, лики святых, на что его вдохновляет византийское и греческое христианское искусство. В Casus Pacis он в одном из проемов размещает роспись «Жадность» – изображение грешника, который прячет что-то себе за пазуху. «Семь смертных грехов» – серия, которая обличает основной порок руководителя страны, в которой создается мурал. Жадность ложится и в мотив антивоенной акции «My blood is your wine – Русско-украинский коктейль» – злободневный комментарий в эпатажном проекте Еxtractum Hominus от группы Tajiks-Art. В нем «дистиллируется» экстракт человека из русской и украинской крови в виски – таким образом художники рефлексируют на тему войны не как реального конфликта между народами, а как передела сфер влияния, где присваиваются ресурсы и эксплуатируются простые люди.

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Без лишних метафор обходятся работы Вовы Воротнева и Игоря Поносова в тандеме со стрит-артистом из Берлина Брэдом Дауни – это манифесты за мир. Если вторые выходят с «Мобильной мастерской» – палаткой из срезанных рекламных баннеров – на Дворцовую площадь и исполняют песню Come Together известного пацифиста Джона Ленона, то художник Вова Воротнев поднимает белый флаг, на котором изображен симбиоз из Витрувианского человека и международного Знака Мира. Портрет Воротнева и собственно посвящение ему в своем мурале создал поляк Zbiok: он повествует о том, как абстрактное представление о войне становится реальностью, когда жизни твоих родных и друзей оказываются под угрозой, как в случае с Вовой Воротневым (он стал свидетелем недавних событий на Майдане).

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Для изображения последствий военных действий верный жанр – это натюрморт. Натюрморты Майдана появляются в серии киевлянина Саши Курмаза. В как всегда эстетичной фотографии речь все же не о героизме и поэзии, как и в случае с муралом Zbiok, а о горьком сожалении и незавидности участи. Проследовав по двору вдоль акведука на столбах с костлявыми атлантами, будто из концлагрей, Павла Шуругова до зеленой лужайки под ограждениями из красных морских контейнеров и обернувшись, можно обозревать на фасаде центрального павильона самый масштабный рисунок в экспозиции – это «Война» испанского художника Эссифа. Две безупречные кисти рук с виднеющимися манжетами черных пиджаков и белых рубашек подносят друг другу бокалы, чтобы чокнуться. В удалении от рисунка на стене надпись относительно мелким шрифтом: Casus belli. Чьи это руки? «Война» Эссифа, торжественно возвышающаяся над руинизрованной колонной в основе из книг Константина Новикова, как-то безрадостно рифмуется с перфомансом Еxtractum Hominus группы Tajiks-Art.

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Выставка, которая кроме участников из Польши, Испании, Германии и Бельгии, объединяет художников двух сегодня конфликтующих государств – России и Украины – стремится сохранить мир между людьми. Это высокая миссия. Хочется высказать пожелание Музею, чтобы миссии не мельчали на пути развития непростого проекта SAM (Street art museum), официальное открытие, которого планируется не ранее 2015 года. И не менее важно, чтобы, становясь на рельсы креативного кластера, SAM прежде всего был Музеем, который обратит внимание на слова архитектора Юрия Аввакумова на дискуссии «Музей стрит-арта: возможность невозможного», и помимо коллекции с такими ценными единицами, как работы Паши 183, Кирилла Кто и Тимофея Ради, создаст архив с документациями аутентичных акций стрит-артистов, будет вести исследовательскую деятельность, формируя теоретическую базу по теме, и участвовать в сохранении уличных произведений художников.

Casus Pacis, Музей Стрит-Арта

Фото: Анна Быкова, Музей Стрит-Арта, easytobehappy.com, blog.friendsplace.ru

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.