До утра мы не будем испытывать никаких огорчений

56        0        FB 0      VK 0

В рамках рубрики «Текст художника» Дима Филиппов, художник и один из основателей некоммерческой галереи «Электрозавод» делится мыслями о настроениях в молодом актуальном искусстве.

22.10.14    ТЕКСТ: 

Художник Дима Филиппов о настроениях в молодом актуальном искусстве

Олег Фролов. Старт-ап

Олег Фролов. Старт-ап. Фото: Александр Любин

В рамках рубрики «Текст художника» Дима Филиппов, художник и один из основателей некоммерческой галереи «Электрозавод» делится мыслями о настроениях в молодом актуальном искусстве и его положении в современной России.

Я захотел написать небольшое эссе, о том, что, на мой взгляд, сейчас происходит в молодом искусстве, какие существуют настроения. Определенно, есть нехватка мнений, некое молчание, иногда нарушаемое немногочисленными статьями в специализированных изданиях. Выставки особо не обсуждаются из-за их невероятного количества, да и сами организаторы, возможно, устают, а возможно, и не хотят о них говорить. Я не беру на себя роль критика — скорее мне ближе позиция зрителя и непосредственного участника процесса, да и тяжело без временной дистанции трезво разглядывать то, что происходит сейчас.

Последние полтора года я занимаюсь не совсем привычной для себя деятельностью — галереей «Электрозавод», которая, как правило, показывает молодое искусство. За это время много авторов присылали свои портфолио, либо же лично приходили и рассказывали о своих работах. Большой объем времени уходит на обсуждение проектов, не все способны аргументированно объяснить свою деятельность, но во время этих обсуждений я слышу огромное количество комментариев, как автор ощущает себя в сообществе — будь то отсутствие мест, подходящих для его работ, проблемы преобладания той или иной школы современного искусства и связанная с этим «коррупция» лоббирования нужных авторов или же буквальная потеря системы координат. Немногочисленные критики не всегда имеют возможность выйти на такой уровень общения с художником, хотя, на мой взгляд, именно этот момент разговора и понимания взгляда художника на происходящее позволяет более детально рассмотреть его деятельность и происходящее вокруг.

Можно сказать, что в целом ощущается некое разочарование, поиск иных путей присутствия себя на художественной сцене. Именно с этим я могу связать зарождающуюся волну самоорганизации — будь то мастерские, либо же независимые галереи, которых пока очень мало, но, предполагаю, что их количество будет расти. Это можно связать и с тем, что политика нашего государства заставляет художников более внимательно относиться к местам, где будут показаны их работы — кто-то уже принципиально не хочет выставляться в государственных галереях, а большие проекты арт-кластеров и их сателлитов-галерей смущают своим родством с большим капиталом или причастностью к сфере досуга и дизайна. И дело тут не в том, что авторы наполнены левыми идеями, скорее дело в их нежелании создавать для своих работ ненужных контекстов, которые сейчас набирают все большую силу.

Выставки двух авторов — Олега Фролова, которая проходила в галерее «Электрозавод» в июне этого года, и Яна Тамковича в ЦСИ «Фабрика» на первый взгляд абсолютно не похожи, но на самом деле на общих уровнях концепции можно увидеть много связей. Так, выставка Олега пропитана весьма неудобными комментариями о положении среднего класса — потребителей искусства, для которых создаются арт-кластеры и прочие места культурного досуга. Класс этот, как говорит Олег, отсутствует и является конструктом в головах людей, которые «здесь» хотят жить как «там». Его решение — создание выставки, основанной на современных рэдимейдах культуры потребления, в которой родители пытаются создать идеальные копии понимания себя — креативных, способных к «творчеству» детей, которые будут создавать будущее. Выставка Яна же напрямую связана с художественным сообществом, с засильем бесконечных выставок, в которых уже нет места «искусству», которое, по словам Яна, автору невозможно создать в постоянной гонке вернисажей. Ян сквозь коллекционирование пытается выстроить некую среду, капсулу времени, основанную на истории отцов современного искусства.

Ян Тамкович. Автономные реплики

Ян Тамкович. Автономные реплики. Фото: Ольга Данилкина

И действительно, можно согласиться с тем, что искусство сегодня все больше выступает как контент — оно не требует больших бюджетов и способно заполнять любое пространство. Вспоминая начало трансформации всевозможных советских ДК в культурные центры, можно сказать, что туда первым делом запускали современное искусство, потому что остальное — создание осмысленной культурной программы — требовало больше времени и денег. Сейчас аналогичную ситуацию можно видеть на примере объединения «Выставочные залы Москвы». Будет интересно наблюдать, как в будущем повернется лояльность муниципальных властей к современному искусству, и что придет ему на смену — провластные выставки, либо же что-то другое. Первые отголоски этого можно уже наблюдать на улицах Москвы — большие, ангажированные властью граффити — новая монументальная живопись в духе советского реализма. Можно даже рискнуть предположить, что власть может более детально подойти к этому вопросу и сделать такой извращенный вариант пропагандисткого искусства, который будет прикрываться визуальностью современного искусства — можно сфантазировать некий минимализм на тему великих побед великой державы. Тогда, конечно, наступит полная шизофрения. А пока до этого еще не додумались, можно посмотреть, как интерпретируется искусство с помощью СМИ. Так перформанс Кати Васильевой и Ганны Зубковой «Революционная ось», в котором девушки пронесли через всю Москву стальную трубу, на общее удивление осветили довольно широко. Он выступил своеобразной лакмусовой бумагой того, как журналисты пытаются найти удобные и продаваемые смыслы, — слово «революция» стало триггером, который полностью задавал тон всех интервью, и многие журналисты, несмотря на их причастность к государственным, либо свободным СМИ, попадали в эту ловушку.

Перформанс Екатерины Васильевой и Ганны Зубковой «Революционная ось»

Перформанс Екатерины Васильевой и Ганны Зубковой «Революционная ось» // Фото: Екатерина Исаева

Последний пример, на который я хотел бы обратить внимание — проект «Если бы», который проходил в заповеднике «Дивногорье» под Воронежом. Несмотря на мои личные впечатления как участника, я считаю, что подобного рода проекты могут создать необходимую дистанцию для наблюдения за процессами, происходящими на художественной сцене. Этот проект можно с легкой долей иронии интерпретировать как «если бы художники наконец распрощались со всеми галеристами, выставками и мечтами о карьере». Действительно, 18 участников из Москвы, Воронежа и Алма-Аты сосредоточились на самих произведениях, отключившись от жизни, наполненной бесконечными премиями, выставками и грантами.

Есть определенные авторы, чьи работы и чей метод мне близок — Евгений Гранильщиков, Оля Зовская, Настя Кузьмина, Николай Онищенко, Илья Романов. Каждый из этих авторов находится в таком, на мой взгляд, весьма верном положении по отношению к происходящим процессам, выдерживая грань политического и эстетического. Нельзя сказать, что язык, используемый ими, находится вне традиции — конечно, местами здесь есть и наследие условно усредненного варианта европейского искусства по версии ИПСИ, и кинематографичные элементы Школы Родченко. Это то, с чем стоит работать, воспринимать это как неизбежное наследие неопытности системы образования в России.

Они, тем не менее, выражают сами нечто более важное — свое присутствие. Обращение внимания на саму фигуру автора, его положение и отношение с внешним миром могут стать тем самым полем, где можно как-то помыслить современность. В их работах есть это столкновение, его ощущение вне каких-либо теорий и рецептов, как нужно сделать правильно.

Я считаю, сейчас самое время задуматься, что есть искусство в России сегодня, как оно интерпретируется, какова роль молодого автора. Сможем ли мы все-таки сказать что-либо значимое о времени, в котором мы живем, либо же останемся эффектами остатков капитала, вкладываемого в создание иллюзии европейской столицы с цивилизованными институтами культуры, Крымской набережной и прочими радостями. На данный момент единственный выход я вижу в продолжении усиленно работать на протяжении нескольких лет, поддерживать любые независимые инициативы, даже если они, на первый взгляд, вызывают сомнения — может быть, так удастся создать самостоятельную платформу для критического отношения не только к художественным процессам, но и ко всему остальному. Привлечение денег и вопрос, на что жить, только будет обостряться, и, скорее всего, мы снова получим «двойную жизнь», как это было во время московского концептуализма — утром на работу, вечером в свою небольшую мастерскую. Ну а дальше все, возможно, повторится — кто-то лет через 10 уедет и станет новым Ильей Кабаковым, рассказывая про ужасы путинского режима, кто-то останется и навсегда будет ассоциироваться со своими молодыми годами.

Все те выставки и авторы, о которых я говорил, скорее всего не представляют сейчас ценности в общем, международном контексте, как в общем и остальное современное русское искусство, но одно для меня очевидно — те движения, настроения, которые сейчас из очень разряженного воздуха разочарований формируются этими авторами, способны описать симптоматические процессы, происходящие в нашем обществе. Возможно, мы сами этого еще не замечаем, но порой самое незначительное может сказать о времени больше, нежели громкий выхлоп событий в истории.

Дима Филиппов. Письма из прошлого. Фрагмент

Дима Филиппов. Письма из прошлого. Фрагмент // Фото предоставлено автором

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.