#Открытия недели

Открытия недели: 10 – 16 ноября

25        0        FB 0      VK 0

«Де-сериал» под кураторством Романа Минаева, серия открытий на «Винзаводе», Андрей Красулин в Музее архитектуры и совсем немосковская Галерея Татинцяна с проектом южнокорейского художника Ли Уфана.

17.11.14    ТЕКСТ: 

«Де-сериал» под кураторством Романа Минаева, серия открытий на «Винзаводе» (персональные выставки Анны Паркиной и Романа Сакина, коллективный проект про цензуру в пространстве «Культурный альянс»), Андрей Красулин в Музее архитектуры и совсем немосковская Галерея Татинцяна с проектом южнокорейского художника Ли Уфана.

«Де-сериал», ЦСИ «Сокол», до 30 ноября

Роман Минаев пытается приблизить будущее, заглядывая в прошлое: беря за основу дадаистскую случайность, он создает генеративное кинопроизводство. В этом ему помогает команда единомышленников из художников, актеров, режиссера и так далее: кто-то придумывает персонажей, кто-то пишет диалоги, кто-то обдумывает мизацнсцены, кто-то проговаривает абсурдные фразы, каждый раз выдавая новую эмоцию. Все это рандомно складывается в сценарий и подвергается дальнейшей экранизации с использованием хромакея. Получившийся проект напоминает и пародию на все современное телевидение и его безудержное потребление, а также закладывает надежду на то, что в утопическом и абсурдном будущем генеративного контента, где каждый станет автором, места для пропаганды просто не останется. — Е. И. 

Больше интервью с создателями проекта читайте по ссылке.

Роман Сакин «Афинская школа», Pecherskiy Gallery, до 15 января

Галерея Марины Печерской стараниями Романа Сакина превратилась в тотальную «Афинскую школу», где в трех комнатах разворачивается процесс формирования человека разумного (или просто разума, как пишет в своем тексте к выставке Валентин Дьяконов). Начать с азов, за которые отвечает комната-класс, с доской, с правилами на станах (о центре тяжести человека, читай  о поиске гармонии и равновесия), со своеобразными партами, напоминающими о Пифагоре, записавшем основы геометрии на песке, пройти сквозь столовую и комнату досуга (она вместила в себя, например, серию объектов Сакина «Скульптура для городов и населенных пунктов») ко сну, в которой «выучившийся» только и может обрести то самое равновесие, избавить разум от тяжести тела. Но «Афинская школа» это еще и романтический концептуализм с оттенком наивности: стены здесь желтые, зеленые и синие и выкрашены, как в инсталляциях Кабакова и советских учреждениях, где-то наполовину, чтобы вместить в себя среднего человека целиком, и обои в объектах-комнатах непременно в цветочек, с плакатами Цоя и котиков, детские кроватки — типично железные, с ватными матрасами в полоску, а рядом  советские кеды. Эта история уже напоминает не только об античных героях, но и о человеке, улетевшем в космос из своей комнаты, и будто в очередной раз доказывает, что все наше современное искусство тоже оттуда. Но несмотря на множество отсылок, «Афинская школа», в первую очередь, говорит о шатком здесь и сейчас, о бегстве в свой миленький уютный мир, где все объекты — отсылают ли они к античной гармонии или к знакомой истории искусств  вдруг обретают смысл и помогают найти хрупкое равновесие, а единственным способом сохранить разум остается наивность и, может, слабоумие. — Е. И. 

«Цензура шлюха-ха-ха», галерея «Культурный альянс», до 23 ноября

Любимое дело Марата Гельмана, особенно обострившееся после его изгнания из музея PERMM, — показывать язык чиновникам и делать выставки, которые, кажется, заведомо им не понравятся. «Цензура шлюха-ха-ха» — своеобразный ответ на закон о мате, вернее, «О государственном языке Российской Федерации». Тут и Авдей Тер-Оганьян с его матерными копиями классиков, и серия целующихся «Синих носов», и лозунги монстрации, и миниатюра знаменитого «Памятника» Леонида Сокова; в центре этого карнавала — «Папа Римский» Анатолия Осмоловского, как бы намекающий на то, что матерятся ведь, в первую очередь, власть имущие, но выходит у них это совсем не так изящно и остроумно, как у художественной братии. Вот такое художественное право на мат. — Е. И. 

Анна Паркина «ГлазА вместо глАза», галерея «Риджина», до 31 января

В резюме Анны Паркиной больше десятка персональных и групповых проектов в галереях Европы и США, в России же нынешняя выставка для художницы лишь вторая. Исследуя природу человеческого восприятия, Паркина собирает многослойные коллажи из черно-белых «нуаровых» снимков людей, природы, пустынных интерьеров. Некоторые из этих коллажей выходят в пространство, отчетливо напоминая о кубистах и их скульптурных экспериментах. Но в отличие от них, художница не раскладывает на визуальные уровни цельные изображения, а создает многомерную паутину неясных образов, будто сотканную из обрывков снов, домыслов, фантазий. И кажется, что ключ к разгадке этих таинственных ребусов таится в зеркальной поверхности, на которой установлена скульптура в самом центре экспозиции. Все ответы внутри: разглядывай коллажи, всматривайся в себя. — Яна Юхалова

Андрей Красулин «Место присутствия», Музей архитектуры, до 14 декабря

Андрей Красулин празднует в этом году круглую дату: 80 лет художника позволили освоить ему разные материалы  дерево, бумагу, металл, поработать с живописью, скульптурой, графикой. У многих его работы ассоциируются с европейским художественным течением arte povera. Выставка не является новым проектом или же, напротив, ретроспективным взглядом на его творческий путь. Скорее, это «тотальная инсталляция», созданная художником-куратором Николаем Наседкиным специально для этого проекта. Под холодными сводами Музея архитектуры можно увидеть «чрево» или «ядро» выставки, созданное из знаковых работ художника разных периодов жизни. Интересной находкой стало использование звукового ландшафта  на всей площади выставки слышен голос Красулина, его своеобразный диалог со своими же творениями. — Наталья Безрукова

Ли Уфан, галерея Гари Татинцяна, до 23 марта

Кажется, что Гари Татинцян вернулся на арт-сцену не Москвы, а Нью-Йорка. Он игнорирует не только московские арт-ярмарки, но, кажется, и весь российский контекст, предпочитая нашим художникам (из них только Евгений Чубаров и Илья Кабаков) проверенных мировых звезд, новоиспеченным арт-кластерам — потрясающее пространство ЖК «Артхаус», а дешевому красному — шампанское «Руинар». Вместе с тем, Татинцяну удается выставлять не просто вещи «на продажу», но привозить стоящие работы, интересных и малоизвестных авторов. Вот, например, Ли Уфан из Южной Кореи, основатель азиатского минимализма (по-японски «моно-ха», то есть бедное искусство), который в отличие от своих американских собратьев взял за основу не простейшую геометрическую фигуру, а камень, и научился стуктурировать им пространство — не хуже, чем Дональд Джадд. В этом году Ли Уфана позвали делать выставку в Версаль, и он превратил помпезный парк в сад камней. У Татинцяна лишь одна «каменная» инсталляция, два остальных зала отданы под своего рода монохромы — полотна с единичными мазками простых цветов. — Е. И. 

Фотографии: Анна Быкова, Елена Ищенко

Добавить комментарий

Новости

+
+
16.10.17
29.09.17
26.09.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.