#Открытия недели

Открытия недели: 22 июня – 5 июля

77        0        FB 0      VK 0

Советское неофициальное искусство, Франсис Алюс, Станислав Шурипа, коллективный проект в Доме Гоголя и юблейная выставка в pop/off/art, Группировка ЗИП, Сергей Катран и Илья Романов, Мария Агуреева, Алексей Ган и выпуск ФотоДепартамента

В очередном выпуске «Открытий недели»: исследование советского неофициального искусства в Музее Москвы, Франсис Алюс , Станислав Шурипа, коллективный проект в Доме Гоголя и юбилейная выставка в pop/off/art, группировка ЗИП, Сергей Катран и Илья Романов, молодые художники Мария Агуреева, Алексей Ган и выпуск «ФотоДепартамента».

«Духовка и нетленка. Фрагменты из жизни», Музей Москвы, до 30 августа

Выставка Оксаны Саркисян и Юлии Лебедевой продолжает линию архивных экспозиций, которые последние несколько лет – кажется, после успеха «Реконструкции» – появляются не просто регулярно, но постоянно. Будто каждая уважающая себя институция считает своим долгом предъявить собственный взгляд на историю русского современного искусства, причем чаще всего неофициального и чаще всего – начиная с конца 50-х. Месяцем раньше по соседству с Музеем Москвы в новом «Гараже» открылась сразу две подобные экспозиции – энциклопедический проект «Древо современного русского искусства» и выставка фотографий художника Георгия Кизевальтера «Инсайдер».

Выставка в Музее Москвы ставит своей целью рассказать о «жизни» неофициального искусства и местах его обитания – квартирах-мастерских, студиях и сквотах. От бараков в Лианозово до мастерских в Фурманном переулке, от начала оттепели до конца перестройки. Но амбиции сглаживаются методом: на выставке представлены в основном фотографии, причем только четырех авторов – двух фотографов, летописцев нонконформизма Игоря Пальмина и Валентина Серова и двух художников Игоря Макаревича и уже упомянутого Георгия Кизевальтера, каждый из которых фиксировал свое время и свой круг общения. Подобный взгляд превращает попытку объективного, большого нарратива в субъективный и фрагментарный, в рамках которого иерархия становится невозможна, и ее место занимает вязкая ризомная сеть, ощущение тесного и замкнутого круга. Это клаустрофобическое ощущение подчеркивается архитектурой выставки: она начинается с тесной маленькой комнаты, обставленной советской мебелью из коллекции Музея Москвы и увешанной работами из коллекции Михаила Алшибаи (60–80-х гг.), и продолжается черными деревянными конструкциями, которые формируют паутину, погруженный в темноту лабиринт. – Елена Ищенко

Фотоэкскурсия по выставке с подробными комментариями кураторов появится на сайте в ближайшее время.

Алексей Ган «Принцип формы», Галерея «Вертикаль», Санкт-Петербург, 25 июня — 2 июля

Снабженный почти дзен-буддистским кураторским текстом о пустоте, свете и Ничто (куратор Ксения Череповская), сайт-специфик проект Алексея Гана создает зыбкий и мерцающий образ: образ чего — трудно определить, уловить. Скорее, это размышление об образе как таковом, рождающемся из игры света и тени; жест художника визуализирован линией — это след маркера, прочерченный на полосе бумаги в процессе, когда художник поднимал ее на высоту инсталляции (галерея «Вертикаль» — уходящая на много метров вверх шахта лифта). С верхнего яруса открывается головокружительный вид в сияющее пространство света, а в цокольной части галереи мы видим, как свет пробивается через прорези фольги, колышимой движением воздуха, и мы можем созерцать эту материальную границу между светом и тьмой, а также слушать дыхание пространства, которое художник сделал видимым и слышимым. — Марина Русских

Франсис Алюс «За речкой. Афганские проекты», Центр Курехина, Санкт-Петербург, до 26 июля

Работа знакомого петербургской публике художника, впечатавшегося на прошлогодней Manifesta 10 на «копейке» в дерево во дворе Эрмитажа, успела объехать много мест по всему миру. Но в пространстве старого советского кинотеатра «Прибой», показанная на большом экране, она находит себе почти идеальное место для реализации. Сама по себе выставка, центральной частью которой является видео «Reel / Unreel» — метафора, в которую кропотливо уложены сразу несколько смысловых слоев — от прямой документации кабульского быта, одной из особенностей которого является постоянное присутствие войны, через демонстрацию того, как конструируется само произведение (зарисовки, черновики, раскадровки, инструкции к действию для главных героев) — к постановке вопроса о том, насколько кинематограф, растративший все свои способности отражать реальное, может стать инструментом фактографии. Франсис Алюс вызывающе иронично манифестирует: «Кино: все остальное есть воображаемое». В Центре Курехина «афганские хроники» выводят эту метафору на новый уровень — среди обломков советской киноиндустрии они, сливаясь с медиумом, прощаются с ним. — Никита Сафонов

Подробную рецензию на выставку читайте скоро на нашем сайте

«Общее воображаемое», ФотоДепартамент, Санкт-Петербург, до 31 августа

Одиннадцать слушателей программы «ФотоДепартамент. Институт» отправились на поиски коллективного народного бессознательного на сайт Авито.ру, используя любительские фотографии интерьеров, вещей, дач, лиц, желающих познакомиться, и прочих изображений сугубо прагматического характера с неизменным watermark’ом в правом нижнем углу в качестве строительного материала для своих собственных проектов. Изображения подвергаются коллажной резке, искажаются до абстрактной неузнаваемости или сополагаются друг с другом в сыром, необработанном виде, помещаются в сентиментальные рамочки или угадываются в авторской фотографии неявно, смутной отсылкой. Получается занимательное этнографическое исследование народа-обывателя, выполненное с долей здоровой, незлобивой иронии, весело и задорно. Но также это и внимательное, вдумчивое вопрошание: в каких отношениях находятся интимное и публичное? частное и общее? я и другой? «Общее воображаемое» — возможно, самая удачная из всех выпускных выставок образовательных программ для молодых художников, открывшихся в этом сезоне. — Анастасия Каркачева

Hello Temple, галерея Pop/off/art, Москва, до 13 сентября

Юбилейная выставка – галерее Pop/off/art в этом году исполнилось 10 лет – получилась звеняще точной и четкой. В небольшом пространстве галереи, выкрашенном в серый цвет, по воле анонимного куратора соединились пять, казалось бы, несочетаемых художников – Гор Чахал, Ольга Чернышева, Александр Сигутин, Марина Андросович и группа u/n multitude. Пространство получилось амбивалентным – то ли священный храм искусства, то ли пародия на него, сотканная из противоречий, оборачивающихся рифмами. На одной из стен – «Ослиная месса» u/n multitude. Никита Спиридонов въезжает на осле под шум подручных инструментов, произнося знаменитую речь Хрущева на выставке к 30-летию МОСХа. Рядом – «Прориси» Александра Сигутина, «Вход в Иерусалим» и «Евангелист Иоанн». Напротив – полотно Гора Чахала, золото на белом, посередине – как вбитый в землю крест – объект Марины Андросович, крепко стоящий на восьми ногах и напоминающий то ли колесницу, которая никуда не поедет, то ли орудие для экзекуций и убийств. За противоречивой экспозицией наблюдают «Охранники» Ольги Чернышевой, подчеркивающие неловкость подобных сопоставлений, но и сурово хранящие их равновесие. Они указывают зрителю на его фигуру и место, да и не только ему: галеристу галеристово, куратору кураторово и так далее. – Елена Ищенко 

Группировка ЗИП «Режим ожидания», Галерея XL, Москва, до 30 августа

Галерея XL, прослывшая как место выставок-инсталляций и прочих преобразований пространства, в этот раз неожиданно обзавелась вторым этажом. Он как раз встречает зрителя с порога — на нем условная имитация камня, в одной точке — грубое подобие фонтана, в общем — вполне себе лужайка. Основная часть работы внизу: чтобы ее увидеть, надо спуститься по лестнице слева и зайти в дверь с надписью «Режим ожидания. Вт — Сб. 13 — 20».

Одну из осевых тем для ЗИПов можно на шутливый манер назвать «приключениями культуры в России», сказ о судьбе которой они всякий раз слагают, сверяясь с ходом времени. Сообразно росту градуса общественно-политической шизофрении они совершенствуют орудия для культурного и гражданского выживания. Если в 2013 году они делали мобильные конструкции для протеста («Будка одиночного пикетирования» и «Режимный лагерь»), а в 2014 предавались утопическим мечтам о пространстве художника на необитаемом острове, где обитает разве что искусство («Лагуна»), то «Режим ожидания» — это подпольный культурный бункер времен воображаемой идеологической катастрофы, в котором только и может выжить культура (насколько катастрофа воображаема решает сам зритель). Здесь разыгрывают стратегические шахматные партии между казаками и грибами, рисуют портреты на поролоне, абстракции на металлических листах, создают соц-артистского свойства ироничные объекты.

В отличие от предыдущих работ здесь для персонажа-обитателя нет почти ничего бытового, это пространство сугубо культурных событий. Культура, загнанная в угол, или окоп, в котором выжидают удачного момента для марш-броска. Здесь художники развернули обширное поле легких намеков и прямых цитат из истории современного российского искусства — от советского неофициального до нынешнего. Тут и вышеупомянутые абстракции, которым в Советском Союзе, как известно, жилось несладко, и соц-аристский уголок с газетой «Правда», и бумажная архитектура, и ассамбляжи в духе «вещевых картин» Бориса Турецкого. На одной из выставочных полочек — бутылка воды, прямо как воздух из Третьяковской галереи Юрия Альберта. С одной из сторон — оборванный кусок холста с изображением коровы в рекламных ярких красках, не то Дубосарский с Виноградовым, не то афиша некой агитационной кампании Олега Кулика за «Партию животных». Поодаль совсем не заметно — панели советской мебели, которые стали вульгарным фетишем-маркером постсоветских художников, обращающихся к вопросам наследия. Встречает же зрителя цементная рука, торчащая из одной из опор, она собрана в кулак в жесте удара — тут можно вспомнить один из проектов Александра Повзнера, где подобные скульптуры стояли на полу.

Вся инсталляция сделана с изящной небрежностью и изобретательностью, свойственной ЗИПам. И здесь совсем нет места пессимизму, а есть живительный юношеский задор, который гибко будет гнуть свою линию в любых обстоятельствах. Ведь в соответствии с результатом шахматной партии казаки сдались, так что бункер — не более чем «предупрежден, значит, вооружен». — Ольга Данилкина

На сайте Planeta.ru вы можете купить работу группировки ЗИП и поддержать тем самым сайт Aroundart.ru

Интервью с художниками читайте скоро на нашем сайте

Мария Агуреева «Бинарные обещания», галерея Pechersky, Москва, до 30 июля

В проекте «Бинарные обещания» Мария Агуреева вновь исследует вопросы сексуальности и коммуникации. На этот раз – в арт-среде. Обнаженное тело художницы выставляется в качестве живой скульптуры и подвергается оценке на предмет физических недостатков. На видео оно отдано на суд представителям художественного истеблишмента, на выставке – посетителям вернисажа. Старый разговор о том, что место и роль женщины в искусстве определял и по-прежнему определяет сексуализированный взгляд, в проекте Агуреевой принимает новые формы – абстрактные флуоресцентные и очень конкретные – «слепки ожидания», когда заветная встреча с известным арт-деятелем еще не произошла, а ее сценарий уже известен. – Анна Комиссарова 

Подробную рецензию на выставку читайте скоро на нашем сайте

Сергей Катран и Илья Романов «Признаки жизни», пространство Галереи 21 и Галереи «Глаз», Москва, до 30 июля

Вторая выставка в новой жизни Галереи 21 и галереи «Глаз» поставила перед собой непростую задачу — объединить работы двух совсем разных по темпераменту художников под модной темой осмысления природы в современном мире. Катран использует природу как образ, отпечатанный в нашем сознании через массмедиа: гиганстские подсолнечные семечки, из которых доносятся всхлипы новорожденных детей, монохромные матрешки, складывающиеся в эзотерическую спираль, абстрактное видео, разрезающее изображение фрактальной геометрией, колесо с вставленным в него множеством песочных часов — все это не более чем игра с ментальным шаблоном, исследование того, как человек представляет себе природу. Романов на этом фоне выглядит пытливым исследователем с романтической устремленностью прорваться в реальное в бесконечном и преданном повторении подручными средствами природных форм и механизмов — в скульптуре, инсталляции, рисунках и живописи. Встречаются художники в продуктивном диалоге лишь однажды — в центральном зале, где на одной стене — дотошные рисунки и найденные природные объекты Романова, а напротив них — серия живописных полотен Катрана, созданных на стыке природного и человеческого. Катран оставил холсты гнить на даче, а потом — деформировал получившееся и покрыл лаком. Это тонкое сочетание взяло на себя бремя вытягивать всю экспозицию. В остальных ее частях соседство двух художников очевидно им вредит: за гигантскими скульптурами-семечками Катрана живопись Романова теряется и являет в себе грубую безалаберность, а рядом с принтами природных фактур и свисающими, подобно лианам, кусками материи Романова фонтан с зелеными ладонями Катрана выглядит беспомощным черновиком. — Ольга Данилкина

«Блок пространства отдан разуму», куратор Карина Караева, Новое крыло Дома Гоголя, Москва, до 16 августа

Относительно новое пространство Дома Гоголя, мягко говоря, в освоении довольно тяжелое: давящая галерея комнат с низкими потолками и узкими проходами, заканчивающаяся тупиком, накладывает серьезные ограничения на то, какое искусство может здесь быть выставлено. Эта выставка блестяще решает проблему: пять залов представляют из себя пять частей, первая и последняя из которых соединяются в смысловую связку и круг замыкается (что также выгодно работает на обязательный проход зрителя обратно к выходу, то есть, осмотр выставки задом наперед). Выставка открывается скульптурами-эскизами «стихий» Бориса Григорьева, дедушки художницы Марии Арендт, чье произведение зритель увидит уже в последней комнате. Далее линия скульптурной пластики продолжается в проекте Ивана Лугина, где многочисленных живописные изображения пластикового пакета соседствую с изъятой и перевернутой копией части скульптуры «Весталка» Клодиона — они рифмуются до абсолютной неразличимости. С подобной эстетизацией повседневности резонируют проекты в следующих двух комнатах — урбанистический видеопейзаж и зарисовки Николая Онищенко и вышедшие в объем за счет кубиков Lego живописные изображения спальных районов Павла Отдельнова. У последнего вступает в активное действие работа экспозиционного света — он создает буквально оптические иллюзии. Последняя комната отдана под инсталляцию Марии Арендт, которая намеренно работает с эффектами света и тени, буквально рисуя на стенах эфемерные миры. Эти миры — фантазии на тему скульптур дедушки художницы и воспоминаний, связанных с ними. Повседневное в них обращается в знаменательное так же, как публичное — в личное. Выставка изящно завершается, предоставляя зрителю возможность при должном усилии соединить все части воедино во время символического движения назад.

P.S. Разве что этому изяществу определенно мешают тексты экспликаций, в которых сквозит совсем неизящный нэймдроппинг, имеющий место, вероятнее всего, из самых лучших побуждений и понимания специфики площадки. — Ольга Данилкина

Станислав Шурипа «Сновидения толкований», ЦВЗ «Манеж», Москва, до 19 июля

«Сновидения толкований» Стаса Шурипы об упразднении медиа реальностью понятия времени. Современность невозможно ухватить из-за ее текучести и фрагметарности, каждую секунду мы одновременно находимся «здесь и сейчас» и в тысячи других времен и мест. В относительно старой работе «А1» хрупкие бумажные структуры одновременно присутствуют на наших глазах и в видео, то есть в медийной реальности. Важно отметить, что для экспозиции в Манеже Стас Шурипа использовал видео, применяемое для показа работы еще в галерее «Айдан», из-за этого бумажные структуры существуют одновременно здесь и сейчас и в прошлом — во время старого показа работы. Интерпретация «Победы над солнцем» превращает оперу авангардиста Алексея Крученых в зрелищную компьютерную игру, в которой время событий неизвестно, а все происходит в некоей альтернативной реальности — в будущем, придуманном футуристами. В «Перспективах» слова из теоретических трудов «медиум», «ризома», «другой», «идентичность», отделенные от контекста, превращаются в яркие рекламные лозунги, рассказывая, как и недавняя совместная работы Анны Титовой и Стаса Шурипы «Киоск Readymade», о перепроизводстве дискурсов, а хрупкие, двигающиеся в разные стороны бумажные стрелочки — об отсутствии центральной магистральной идеи, о децентрализации мира и времени в нем. — Саша Шестакова 

Фотографии: Ольга Данилкина, Елена Ищенко, Анастасия Каркачева, Владимир Михайлуца, Александра Шестакова, ФотоДепартамент, Центр Курехина

Добавить комментарий

Новости

+
+
21.06.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.