#Коллекционеры

Игорь Маркин: «Я постоянно ошибаюсь»

78        0        FB 0      VK 0

Основатель частного музея Art4.ru о своем собрании, умении отличать хорошее искусство от плохого и нежелании показывать коллекцию большому кругу зрителей

25.08.15    ТЕКСТ: 
DSC_008589

Aroundart.ru продолжает рассказывать о коллекционерах российского современного искусства. Для сегодняшнего выпуска основатель частного музея Art4.ru Игорь Маркин рассказал о своем собрании, умении отличать хорошее искусство от плохого и нежелании показывать коллекцию большому кругу зрителей.

Фотографии: Анастасия Якименко 

Анна Краснослободцева: В 2007 году на основе собственной коллекции вы открыли первый частный музей современного искусства в России. Прошло достаточно много времени, как сейчас обстоят дела с этим проектом?

Игорь Маркин: Музей существует, но временные выставки я теперь не делаю – это большие лишние затраты. Вначале это был музей в классическом понимании: белые стены, большой поток посетителей. Музей был супероткрытым, в пятницу работал даже по ночам. Постепенно я стал отходить от традиционного формата: объединил музейное пространство с домашним, так что в одной комнате могли быть детская или стол для пинг-понга и там же проходила выставка. Сейчас я опять все переделываю: в пространстве музея появились домашние цвета и теперь сюда можно попасть только по предварительной записи. Возможно, музей ждет еще одна реинкарнация, и тогда я открою его уже в своем загородном доме.

АК: Фактически это уже формат квартирника. Значит, что до вас дойдет совсем мало людей. Какая сейчас посещаемость у музея?

ИМ: Где-то два раза месяц приходят группы людей. Когда музей превращается в квартирник, лишние люди мешают. Мне вообще не нравится суета, я в первую очередь коллекционер. Я показываю работы для тех, кто этим действительно интересуется, и для друзей, знакомых.

АК: Музейная деятельность – это не только организация выставок и постоянная экспозиция. Это еще и работа с архивами, которой вы также планировали заниматься. Например, несколько лет назад вы приобрели архив Михаила Гробмана. Что с ним теперь?

ИМ: Работа с архивами развития не получила. Когда я открывал музей, мне ошибочно казалось, что я иду по проторенной дорожке, и помимо архива Гробмана, я за огромные деньги купил фотоархив. Но потом выяснилось, что для исследования подобные архивы не особенно нужны – их масштаб оказался недостаточным. Архив Гробмана оказался практически пустым. Гробман – очень своеобразный человек, он собирал всякий мусор. Скажем, встречалось ему в стихотворении какого-то неизвестного поэта словосочетание «Шишкин лес», он тщательно его вырезал, подписывал и клал в архив на букву «Ш». Мы думали даже сделать выставку «Безумный архив» – про человека, который ничего не выбрасывает. Она бы пересекалась с инсталляцией Ильи Кабакова, но все-таки была бы скучной, об этом только говорить забавно. Так что этот архив лег мертвым грузом и не используется, хотя иногда что-то я из него отдаю для разных выставок. Например, на выставке Мастерковой в ММСИ была пара уникальных бумажек из этого архива.

DSC_0062

АК: От покупки архивов вы отказались полностью?

ИМ: Да, с архивами я завязал. Я думаю, что по поводу архивов ситуация в корне изменилась. Когда Гробман собирал архив, его интересовало буквально все. Сейчас же есть переизбыток информации, и ценно умение ее фильтровать. По-хорошему, такие «мусорные» архивы надо перелопачивать и выбрасывать.

АК: А что за второй архив, фотографический, он используется?

ИМ: Это архив фотографа «Известий» Вольфовича, там порядка 1000 слайдов, в том числе и большого формата. Все это было снято в 1970-е годы. Там есть довольно ценные вещи.

АК: Расскажите, а как вы начинали коллекционировать?

ИМ: Первые пять лет ушли на то, чтобы научиться отличать хорошее от плохого, сейчас я практически умею это делать.

АК: И как?

ИМ: Объяснить это невозможно. Нужно пять лет подряд день и ночь смотреть на произведения искусства, нужно разговаривать об этом с людьми, нужно об этом постоянно думать. Это трудно. Современное искусство должно обладать двумя качествами. Во-первых, новизной. Для этого нужно знать, что сделано в предыдущий период. Во-вторых, оно должно быть прекрасным, а это самое сложное для понимания. Кто-то видит, кто-то никогда не увидит. Но почему-то именно в современном искусстве даже стильные умные люди часто садятся в лужу. Подбирают себе красивые интерьеры, все тонко оформляют, но стены обвешивают каким-то барахлом. Кстати, у коллекционеров есть такой пункт: они привязываются к какому-то одному направлению, а остальное им сразу кажется мусором.

АК: У вас не так?

ИМ: Ну, в каком-то смысле так. Вот Эдуард Гороховский был долгое время моим любимым художником. У меня 20 его работ, но потом он растворился в коллекции. И зависимость от конкретного художника пропала. Теперь есть зависимость от новенького: обязательно нужно что-то свежее и интересное.

DSC_0107

АК: Раньше вы говорили, что, подбирая коллекцию, ориентируетесь как раз на знаковые имена в искусстве.

ИМ: Сейчас это уже не так. Раньше я пытался собирать музейную коллекцию. Это был такой менеджерский подход: вычислить, что лучше, и купить.

АК: А сейчас вы рискуете? Какие у вас есть открытия?

ИМ: Я не скажу про совсем молодых. Скажем, Горшков-младший делает хорошие объекты из железа. Назвал бы еще Анну Желудь, но она все-таки уже признана.

АК: Часто у вас бывает чувство неуверенности, когда вы выбираете произведения в коллекцию?

ИМ: Я постоянно ошибаюсь. Первое впечатление часто ложное. Вначале я очаровываюсь, потом работа несколько дней повисит и наступает разочарование. Тогда ее можно подарить или положить в кладовку.

АК: А сколько у вас сейчас единиц в коллекции? С какой регулярностью вы ее пополняете?

ИМ: Примерно 1200 единиц. В последнее время приобретаю очень редко, раз в месяц – из-за кризиса. Хотя, как ни странно, именно в последнее время я разжился шестью работами Дмитрия Краснопевцева. Это один из моих любимых художников. У меня уже около 20 его работ.

DSC_0027

АК: Считаете ли вы, что современное русское искусство локально? Или по сравнению с предшествующими периодами оно стало, напротив, ближе к миру?

ИМ: В советское время оно было герметичным. Появлялись такие феномены как Дмитрий Краснопевцев, Владимир Вейсберг, Александр Харитонов. Это были отдельные небольшие замкнутые миры, которые только здесь и были нужны. Затем с аукциона Sotheby’s 1988 года наши художники стали прорываться в мировое пространство. До 2008 года ситуация развивалась. Был пик, многие русские галереи ездили на мировые выставки. А потом начался спад. Это связано не только с кризисом, но и с тем, что новых талантов не появилось. Раньше локомотивом был Кабаков, но его время уже прошло. Русские стали немодными и неинтересными. Сейчас мы скатились в 1990-е. В конце того десятилетия тоже был похожий провал.

АК: А что дальше?

ИМ: Непонятно. Если будет «железный занавес», будет еще хуже, а если мы этого избежим, так молодые поедут работать на Запад, будут вынуждены пробиваться в другие страны и развиваться.

АК: Вы хотели бы приобрести для своей коллекции у зарубежных художников?

ИМ: Да, конечно, на Западе искусства больше, и оно лучше, но это очень дорого.

АК: Почему на Западе искусство лучше?

ИМ: Хороший западный художник лучше хорошего русского художника. Может западные художники в более правильной среде общаются. Важно, какое образование они получали. У них в старших классах школы, например, можно вместо математики изучать дизайн, искусство и кулинарию. Почему Моцарт написал в восемь лет симфонию? Потому что он только музыкой и занимался. А у нас, если у художника есть талант, то он тащит за собой еще целую бригаду художников. В художественной школе вместе с Кабаковым учился Олег Васильев, в мастерских на Сретенском бульваре обитал Булатов и другие замечательные художники. Это пример кластера, которые для художников очень полезны. Сейчас этого нет. А внутренний рынок всегда тянет своих: где деньги, там и художники.

DSC_0111

АК: Произведения изобразительного искусства по-прежнему преобладают в коллекциях современного искусства. У вас такая же ситуация?

ИМ: Соотношение особо не меняется. Видеоарт я не люблю, но у меня есть три работы – в музее всего должно быть по чуть-чуть. Но когда целая выставка посвящена видеоарту – это отвратительно. А графики, кстати, у меня даже больше, чем живописи. Хотя в живописи появляются новые технологии, возникают такие полуобъкеты-полукартины.

АК: А если говорить о самом изобразительном искусстве, как оно, по-вашему, развивается сейчас?

ИМ: Есть разные цепочки развития. В глобальном смысле, наверное, ничего не меняется. Сейчас время микрошажков, без резких поворотов. Раньше возникали великие стили: поп-арт, минимализм. Сейчас такого нет. Может, это и есть примета времени, что все буквально рассыпается на мелкие кусочки, а может – у меня было недостаточно времени для наблюдения. Серьезно за такими процессами я смотрю только восемь лет, а такие выводы можно было бы сделать лет за тридцать.

АК: Живопись прошлого вам интересна?

ИМ: Начинал я вообще с Саврасова, потом продал его и стал коллекционировать современное искусство. Сейчас я, конечно, могу задержаться в каком-нибудь музее у Саврасова или у Левитана подольше, Эль Греко мне нравится. Старое искусство я не стал коллекционировать, потому что на рынке несовременного искусства все очень вяло, вязко, там мало ценных работ, а когда собираешь современное искусство, чувствуешь динамику.

АК: Вы думали о том, что ваша коллекция может стать государственной?

ИМ: Я бы этого не хотел. У меня нет задачи показать искусство большому количеству людей. Кто хочет, тот увидит. И всегда есть, кому передать эстафету. Вначале я занимался популяризацией искусства, теперь этим занимается «Гараж». В Лондоне, например, большие выставки русского искусства делает Игорь Цуканов. В мире полно частных музеев. В России в XX веке их было около 20-ти, но все закрылись. Целая страна пришла в упадок. В таком случае выезжают только государственные учреждения. Но как? У Сергея Щукина все отняли, и он работал смотрителем при своей же коллекции.

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.