#Открытия недели

13–26 марта

408        0        FB 0      VK 7

Авторы aroundart.org о впечатлениях прошедших двух недель:

Коллективные действия. Акция №145 «Подходящая»

14.03.17
Лосиный остров
Москва
408      FB 0   VK 7 

Текст: Валерий ЛеденевФото: Дарья Новгородова

Акция «Подходящая» состоялась в рамках 13-го тома «Поездок за город» «Коллективных действий». Она прошла в лесопарке Лосиный остров вдоль реки Яузы — локация, где акции КД проходят с 80-х годов. Участники акции: Андрей Монастырский, Игорь Макаревич, Елена Елагина, Сергей Ромашко, Мария Константинова и Сабина Хэнсген. Были также зрители-участники, перечень имен которых есть на странице акции.

Участники и зрители-участники собрались возле реки в районе 14.00. Пришедшим раздали полотнища размером 100 х 150 см с напечатанными на них белыми буквами, которые складывались в слово «Подходящая». Растяжки были развешаны на деревьях на таком расстоянии друг от друга, чтобы получившееся слово невозможно было прочесть с одного ракурса. По окончании акции все присутствовавшие получили заламинированные карточки. На одной стороне каждой была буква слова, на другой английские слова Аppropriate / Арproaching (оба означают «подходящая», но в разных смыслах).

Акции «Коллективных действий», с одной стороны, взывают к длительному и вдумчивому комментированию. Особенно принимая во внимание «возраст» группы, существующей с 1976 года, в силу чего контекст каждой новой их работы заметно раширяется. С другой стороны, автор этого текста застал деятельность КД на определенном временном этапе. В качестве субъективной «точки отсчета» я сам назвал бы осень 2014 года, когда мне самом довелось поучаствовать в акции «Лозунг-2014 (промелькнувший)». И потому отчет об акции вполне допускает такой же субъективный характер.

«Подходящая» являла пример давно забытого чувства времени в рамках художественного события. Времени растянутого, длящегося, движение которого ощущается в пространстве вместе с шагами и неспешными разговорами участников действия. Принимая во внимание modus operandi КД, такой комментарий прозвучит очевидным — еще первые акции группы в 70-е годы строились на эстетике «пустого действия», когда содержанием работы становились временные константы ощущения темпоральности и пространственности происходящего. Это решительно отличается от ситуации сегодняшнего дня, в которой время дробится на отдельные промежутки «нырянием» и «выныриванием» из очередного события.

Само действие акции было понятным, его структура угадывалась легко, а смыслы лежали на поверхности и вытекали из формальной организации самого события. Буквы «прилаживали» к лесу, цвет ткани полотнищ вторил — «подходил» — к тону весенней природы, а участники, чтобы повесить растяжки, сами подходили к деревьями. Но течение акции при этом создавало подобие пространственно-временной капсулы без признаков внешней реальности. Внимание участников и взаимодействие между ними сосредотачивалось на мелочах и деталях, что окружали собравшихся, которые в иной ситуации просто не стали бы обсуждать.

Антураж акции подчеркивался атмосферой места, в котором проходила нынешняя «поездка за город». А точнее «не-места», зависшего между железнодорожной насыпью, промзоной, переходящей в лесопарк, и почти фантомными следами присутствия города.

Ирина Грабкова. Digest

17.03.17–31.03.17
Арт-центр «Макаронка»
Ростов-на-Дону
408      FB 0   VK 7 

Текст: Лейли АслановаФото: Ирина Грабкова

Персональная выставка Грабковой — первое мероприятие Фонда современного искусства «Дон» из серии, посвященной участникам книги «2000» об агентах изменений художественной ситуации в Ростове-на-Дону в 2000-е годы. Цель данной выставочной истории — ликвидировать слепые пятна и осмыслить наследие недавнего прошлого. Несмотря на то, что Ирина Грабкова — художник с высокой работоспособностью, в таком объеме (почти 30 картин) ее творчество представлено впервые. Почти 70% выставки — это избранная живопись из серий, которые создавались в 2000-е годы в соавторстве с ее родным братом — Вадимом Грабковым.

В первые годы нового тысячелетия совсем юные художники Ирина и Вадим Грабковы, овладев ремесленными навыками и наигравшись с третированием местного выставкома союза художников, совершают первую осознанную поездку в Москву. В первый же день там они знакомятся с компанией: Константин Звездочетов, Александр Савко и Александр Петрелли, с которыми обнаруживают идеологическое и эстетическое родство. Старшие диву давались, как смешные квази-поп-арт картины Грабковых из серии «Реклама HAND MADE», аккумулировавшие образы мировой живописи и сорвавшейся с цепи коммерческой рекламы, могли случиться в информационной изолированности «диких» художников из Ростова вне их влияния. На драйве московской поездки Грабковы организуют в собственной квартире галерею «Кухня», на которой еженедельно собирается местная творческая и интеллектуальная тусовка. В настоящее время хроника «Кухни» представлена в проекте Музея «Гараж» «Открытые системы».

С пониманием обстановки в культурной и общественной жизни страны, где в то время был уже в самом разгаре скандал с выставкой Ерофеева и Самодурова «Запретное искусство» и запрещали гей-парад в Москве, антиконсюмеристкая рефлексия Грабковых сменяется озабоченностью вопросом цензуры. В серии LOVE PARADE, которую художники начали в 2005 году по мотивам одноименного фестиваля в Германии, они стали симулировать в черно-белой живописи цифровую пикселизацию изображения. Прием пикселизации художница в автобиографическом эссе для книги «2000» комментирует следующим образом: «Иллюзией вселенского счастья и радости светятся сексуальные меньшинства, улыбающиеся и целующиеся на наших картинах. Но это все очередная фальсификация. Ведь их лица также рассыпаются на пиксели, будто им есть что скрывать. А может и скрываться самим от пристальных взглядов общества».

Встречающая зрителя лента черно-белых пикселизированных картин из серии «Азов-сити» (2008) о красивых фантазиях российского Лас-Вегаса, что рисовалась после принятия закона о создании федеральной игорной зоны на границе Ростовской области и Краснодарского края, продолжается лентой работ из упомянутой серии LOVE PARADE. Черно-белые картины сменяются яркими живописными плакатами («Реклама HAND MADE», 2002–2003) и портретами двух поп-идолов своего времени — Дженифер Лопез и Эминема из серии Icon MTV (2003–2004). Вопреки тому, что экспозиция выстроена не хронологически, а подчинена пространственным параметрам выставочного зала, она производит впечатление битого документа «тучных нулевых». Эпоха больших, но неоправдавшихся ожиданий, которую в 2008 году Грабковы в соавторстве с художником Александром Сигутином интерпретировали через символичный лик писателя Александра Солженицына в проекте «В квадрате» для выставки «Яблоки одновременно падают в разных садах» (ЦСИ «Винзавод»).

Группировка ЗИП. «Остановка ДК “ЗИП”»

21.03.17–01.05.17
Московский музей современного искусства (Ермолаевский пер., 17)
Москва
408      FB 0   VK 7 

Текст: Анна БыковаФото: ММОМА

Четырехэтажная персоналка краснодарских ЗИПов в ММСИ в Ермолаевском — триумф самодеятельности с предложением оригинальной стратегии: сделай сам, много и вместе. Удивительно, как можно было, живя на Заводе измерительных приборов, не стать копией уорхоловской фабрики; «гуляя» по городу с лозунгами и инсталляциями наперевес, не слиться с лоскутовской монстрацией; сооружая фанерные автобусы и пестрые избушки, не спутаться с Кошляковым и Кориной. При том, что и сама «мифологическая система» ЗИПов с антагонизмом дельфинов и казаков успешно противостоит и кабаковскому бытовизму, и пивоваровскому сюрреализму, и пепперштейновскому утопизму. Что говорят ЗИПы? Они говорят о «территории свободы, где можно было отдохнуть, позаниматься искусством или спортом, почитать книги или просто поспасть». Позаниматься. Искусство превращается у них в деятельность безо всякой обязательности и конечного «шедевра» на выходе. Отсюда любимые бедность и мусорность. Отсюда сотрудничество с галереей XL, специализирующейся на инсталляциях, которые сложно продать, негде хранить и дешевле уничтожить сразу после выставки. Такая самостийная эфемерность, конечно, добавляет ценности происходящему. Протестная энергетика ЗИПов, все эти БОПы (будки одиночного пикета) и крабы-пропагандисты, разворачивается в логике артивизма, в российском искусстве последних лет имеющего явный перевес в сторону здорового юмора и вербального парадокса. Такая необязательность, открытость серий и мифологических систем, нарочитая незаконченность объектов, трэшовость и трогательность, самопальность производственных музеев, живых уголков и досок почета, пинг-понг-бар-заигрывания со зрителями могут раздражать и привлекать одновременно. При всей понятности слогана «ничего другого не остается» невыносимо больно вспоминать о том, как «важно быть серьезным», о силе одного образа и прямом действии. Но об этом тут же забываешь, потому что перед тобой вдруг вырастает другого уровня и размера пресловутая «аура». При всей селф-реди-мейд эстетике воспроизводимости (я прямо сейчас то же самое нарисую и еще одну лампу-червя притащу) ощущается ее совершенно по-детски искренняя и совершенно не техницистская природа. ЗИПовское приглашение к искусству следует читать буквально и ответственно, ведь это напоминание о советской утопии, которую мы потеряли, это проективная самоорганизация художнических коммун, которых мы не построили, это натуристское сопротивление злу дельфинами, это разглядывание в коробке красок Виталика, а в макетном ноже — Русика. Сама выставка превращается если не в портал телепортации в краснодарский «район гражданского сопротивления» или «цех, который борется за звание образцового», то в прямой эфир с трансляцией возможных ходов и выходов из нашего общего незавидного положения. Ни катарсиса, ни кайроса, ни синдрома Стендаля не вызывает, но горизонт — цеховой, площадной или БАРселонский — открывается.

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.