#Перформативность

Элитные рингтоны

340        0        FB 0      VK 2

Егор Софронов о событии «Больше твоих неистовых видений» Алексея Таруца, парадоксе сноба и сверхстимуляции.

08.06.18    ТЕКСТ: 

3

Синхронно с тем, как танцевальные вечеринки и музыкальная журналистика реабилитируют транс (направление электроники, популярное в Европе 1990-х [1]) — в критической теории происходит переосмысление феномена «кибер», а также рейвов. «Фармакосоциосенсорнотехнологическое приключение культуры рейва и препаратов» [2] (фраза Робина Маккея и Армена Аванесяна) снова стимулирует то направление мысли, которое приветствует технологическое отчуждение и его анестезирующий эффект, видя в них приходящее из будущего время: одновременно спасение и проклятие, близкое и жуткое, катастрофу и разрешение. Еще раньше этими вопросами занялось искусство.

Перформанс Алексея Таруца «Больше твоих неистовых видений», прошедший в черном ящике для исполнительских искусств (преимущественно для хореографии) в ДК ЗИЛ — это, по сути, концерт экспериментальной электроники с живым вокалом, но умело переделанный в качестве изобразительного искусства. Переделывание обеспечено характерным подходом к созданию гибрида выставки и перформанса, «события», как его называет автор, или «сценария» (как его называли Николя Буррио и Лиам Гиллик или, ближе по времени и месту, Кирилл Савченков). Событие разрабатывается специфически для конкретных времени и места, в которых материальность предметов и среды служат как реквизит в театре, — подпорки для действия, для тел и их обменов.

1

Таруцу преимущественно важен не физический предмет и не документация в качестве продукта, а, как он объяснял в интервью Александру Буренкову, «событие как комплекс действий, воздействующих на разные сенсоры» [3]. (Сергей Бабкин писал по-другому поводу: «Таруц как всегда успешно конструирует перформативное пространство» [4].) Этот подход также задействует межсубъектное измерение, но коллективностью его назвать нельзя из-за атомизированности, к тому же искусственно усиленной. Скорее, в этом вопросе Таруц пытается эстетически воспроизвести опыт отделения социального пространства, которые можно встретить в протоколах фейсконтроля, VIP вокабулярах показного потребления, а также в шифрованных кодах субкультур. Искусство Таруца — это искусство предельной аномии. Оно дает прочувствовать вплоть до мурашек парадокс сноба: это рейв, но скованный статичностью; субъект этого искусства — фланер, который хочет социализироваться, но с максимально возможной холодностью. Иначе предмет социализации — хороший вкус — окажется размыт. Больнее всего осознание, что стремление его поддерживать почти неотделимо от вульгарности как таковой.

Репертуар события в ЗИЛе исполняется Таруцем не в первый раз: в 2017 году он записал одноименный альбом [5], тогда же исполнил его в рамках мероприятия Rawgress в клубе «Рабица» (незадолго до налета на него полиции) и позже на открытии киевской галереи «Бурса» (где новшеством стал приглашенный вокалист guttural, рычавший как в death metal, появившийся и в прологе концерта в ЗИЛе). Художник всегда учитывает специфику конкретного места, поэтому каждое исполнение заслуживает внимания. В полутемноте зала в ЗИЛе на зрителей направлен красный и белый свет, они усажены на трибуны, со скамей которых сняты кресла. Свет на сцене проникает через неплотный дым. Гудящий столб из четырех аудиоколонок почти в центре сцены, подчёркнутый прожектором, обретает качество скульптуры, а сам Таруц все время за него прячется, удаляясь в глубину просцениума.

2 6

«Больше твоих неистовых видений» продолжает такие события как «Премиум класс триумф» (январь 2016 в галерее «Триумф») и «Ультраприсутствие» (сентябрь 2016 в «Науке и искусстве») в том числе потому, что конструирует ожидание события — саспенс не менее важен, чем само время его разворачивания. В данном случае этому способствовал ролик в соцсетях. Напомнивший мне видео о мегарейвах голландского художника Анн де Врис («Критическая масса: чистая имманентность», 2015), он коллажирует геймплей видеоигры, съемку нескольких мужчин со смартфонами и панорамную запись с огромного танцпола как раз в момент наибольшей музыкальной эскалации, которая так существенна для транса. Таруц цитирует ту или иную фразу из подобной электронной музыки, очищает и максимизирует ее через высокую громкость и повторения, вкрапляя в нее элементы надрывного хардкора вроде гроула. Стихи, спетые искаженным голосом (не сливочным автотьюном, а почти как в маскирующих идентичность криминалистических телепередачах), издалека, без жестов и экспрессивных движений — кроме разве что маски боли и тревожного дрожания, которые поворачиваются к зрителю спиной или покрыты кепкой (в помещении, где нет солнца) — тем не менее свидетельство уязвимой искренности, в самоироничной форме выдающие патологическое желание мужского ловеласа в строках вроде: «Я люблю тебя до слез, но хочу ебать других».

Отдавая должное обширному, хотя и фрагментированному набору текстов о Таруце, я возражу устойчивым, как мне кажется, толкованиям, которые помещают практику Таруца в линию нечеловеческой мысли, как это делал Бабкин [6], или в соответствии со спекулятивным реализмом, как это делала куратор Мария Крамар [7]. Я возражаю упору на неантропоцентричность данной практики и той однозначности причинно-следственных связей, которые ведут работы Таруца от теории к произведению. Во-первых, я считаю, что искусство зачастую автономно от теории передает насущные состояния и способы их концептуализировать. Во-вторых, в работах Таруца функционирует связанная с человеческим субъектом и его желанием машинальная репетитивность влечения ощущать крайний опыт — сексуальный, фармакологический, музыкальный, мечущийся в социальном разрыве между столичным успехом и маргиналиями — в массовых танцполах, где фабрикуется «преодоление стрессов повседневности за счет погружения в состояние еще большего стресса» [8] (или, например, как в новой волне хип-хопа с ее меланхолической отрешенностью при воспроизводстве олигархического неравенства). Так проявляет себя не столько внечеловеческое, а, путем операции анестезии через сверхстимуляцию или боль, и некое омертвление влекомого субъекта.

10 1

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Pasquier A. Angelwave is the euphoric future of moscow's rave scene // i-D, April 18, 2018, доступно по https://i-d.vice.com/en_us/article/ne95xg/angelwave-is-the-euphoric-future-of-rave-in-post-soviet-moscow. Ссылки здесь и далее приведены по состоянию на 4 июня 2018.

[2] Mackay R., Avanessian A. Introduction // #Accelerate: The Accelerationist Reader. Falmouth and Berlin: Urbanomic and Merve Verlag, 2014. P. 21. О связи теории и рейва в России того периода см. также Митрофанова А. Из истории киберфеминизма 1990-х: сетевой журнал Виртуальная анатомия // Художественный журнал № 105 (2018). С. 40–53; а также ранние эссе Стаса Шурипы.

[3] Буренков А. Интервью с Алексеем Таруцем // aroundart.org, 15 декабря 2017, доступно по http://aroundart.org/2017/02/15/portret-aleksey-taruts/.

[4] Бабкин С. Рецензия на выставку Алексея Таруца No Human Grace в галерее Триумф // aroundart.org, 30 января 2017, доступно по http://aroundart.org/2017/01/30/15-29-yanvarya/.

[5] Альбом «Больше твоих неистовых видений» (2017) можно прослушать в Саундклауде галереи ISS+MAG по ссылке https://soundcloud.com/issmaggallery/sets/aleksey-taruts-2017-bolshe-tvoikh-neistovykh-videniy. Трек «Царства» — потенциальный хит, цитатный комментарий к танцполам и «элитным рингтонам», который может сам вернуться на танцполы. Замечу, что еще до того, как стать видеохудожником, Таруц был музыкантом. Например, гитаристом в инди-коллективе «Я слева сверху».

[6] Бабкин выводит значение художественной практики как частное следствие более общей интеллектуальной ситуации: «В 2017 году на российской художественной сцене произошло накопление критической массы проектов, которые обращаются к постчеловеческому и нечеловеческому, новым онтологиям и темному витализму. <…> Познание нечеловеческого — не только интеллектуальное упражнение, но и особого рода опыт, который нужно не только прожить, но и пережить. Такую возможность дала No Human Grace, выставка Алексея Таруца на нижнем этаже галереи "Триумф"». Бабкин С. Алексей Таруц. No Human Grace, в «Работы года»: 2017 // aroundart.org, 22 февраля 2018, доступно по http://aroundart.org/2018/02/22/raboty-goda-2017/#taruts.

[7] Крамар еще более категорична в том, как следует истолковывать соотношение философских идей и их предполагаемых художественных воплощений: «Действуя строго в рамках спекулятивного реализма, относительно нового и модного направления в философии (как раз оперирующего антикантианской эстетикой), художник ставит под вопрос корреляционистские отношения зрителя и автора (а это имеет отношение к онтологическому вопросу и неодетерминистской теории, что в свою очередь связано с критикой антропоцентризма, что в свою очередь безусловно является сегодня серьезной темой)». Крамар М. Премуим класс Триумф // syg.ma, 28 января 2016, доступно по https://syg.ma/@triumphgallery/premium-class-triumph-2016.

[8] Из заявления на сайте ДК ЗИЛ.

Добавить комментарий

Новости

+
+
05.07.18

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.