#Открытия недели

16 июля – 18 августа

201        0        FB 0      VK 0

Авторы aroundart.org о впечатлениях последнего месяца:

«Гамлет». Режиссер-педагог Илья Козин

Группа авторов: Дмитрий Борисов, Светлана Сатаева, Мария Дорогова, Вячеслав Корниченко, Александр Новицкий, Денис Прутов

Премьера 13 июня 2019
Электротеатр Станиславский
Москва
201      FB 0   VK 0 

Текст: Лена КлабуковаФото: Олимпия Орлова

ELC_0010

Шесть участников режиссерской школы Бориса Юхананова МИР-5 адекватно и самоиронично соединяют классический театр и более-менее актуальные тенденции. Берется кучка переводов Гамлета, запоминается, готовится некоторое количество входов и сцепок, театральная постановка голоса и позы (здесь много драматично кричат), неплохие сценография и костюмы — и после этого начинается интересное.

Текст и общая известная история служат входом в интеракции, которые в каждом показе развиваются по-своему. Актеры играют своих персонажей, выходят из ролей, обсуждая происходящее и любые другие интересующие аспекты — актуальную политику, судьбы театра и России, качество игры и в целом получающегося спектакля, иногда подключают зрителей, меняются ролями. В свободной и живой игре с шекспировским текстом проявляют его в словесной весомости. Важнейшим аспектом здесь становится групповая динамика — отчетливо видимый глазом в маленьком зале процесс активного мышления на ходу, раскладываемый на развитие идей и эмоциональную составляющую.

В некоторый непросчитываемый момент происходит пик, самый яркий период обмена мыслями, после чего идет так же непросчитываемый спад в попытках выйти на еще хотя бы один пик. Усталость действующих лиц, невозможность выйти на новый победный виток развиваются параллельно с усталостью зрителя — и этот слой открытого, не-игры и является здесь главным событием. Доказательство жизни через провал, через усталость, через сравнительно (с собой же) слабые и утомительные попытки — такой же ценный аспект, требующий не меньше, а возможно, и больше времени и усилий, чем триумф — на сегодня является одной из важнейших функций искусства.

Плюс здесь происходит специфическое выравнивание зрителей и актеров — на уровне их разных, но одновременных слабостей: зритель, вынужденный правилами игры смотреть и ждать, и актер, не прикрытый готовым текстом или унитарной концепцией, зависимый от сиюминутного развития эмоциональных и интеллектуальных обстоятельств, своих и группы. Слабость живого человека становится спектакулярным элементом, оставаясь правдивой и сильной.

.

«Примерное время ожидания». Куратор Мария Сарычева


11.07–4.08.2019
Музей Сидура
Москва
201      FB 0   VK 0 

Текст: Зины РыковаФото: Иван Новиков-Двинский, ММОМА

В музее Сидура прошла выставка «Примерное время ожидания» —моей подруги кураторки Марии Сарычевой, посвященный процессам, связанным с состоянием ожидания.

Первый раз я видела выставку, когда на ней присутствовала сама Маша, которая после модерации дискуссии с художницами решила провести для меня и еще одного посетителя-перовчанина экскурсию. В какой-то момент, рассказывая об аудиоинсталляции, которая должна была быть произведена уже после окончания выставки, она сказала, что отсутствие этой работы не только соответствует тематике ожидания, но и дает ей возможность воспринимать проект (в котором его создательница, по всей видимости сомневалась) как незавершенный, а следовательно, не готовый для того, чтобы быть оцененным и раскритикованным.

В тот день сомнения и неуверенность Маши послужили для меня поводом слишком критично отнестись к ее работе. Я восприняла выставку как достаточно сумбурный проект, посвященный неохватной теме. Выбор произведений казался необоснованным, работы были посвящены совершенно разным аспектам ожидания и будто бы не составляли одну историю. Тогда я переняла от своей подруги критическую позицию, которую она одновременно и боялась, и проецировала на себя.

В следущий раз я посетила выставку несколько дней спустя, уже после того как Маша попросила меня написать текст о «Примерном времени ожидания». Я ехала в музей Сидура, как детектив на место преступления: казалось необходимым еще более внимательно изучить проект, сфотографировать все тексты, заново ознакомиться с работами и выработать чрезвычайно критическую точку зрения для того чтобы написать разносный текст, прямо как учили на курсах, куда мы вместе Машей ходили какое-то время назад. Тем не менее, когда я приехала на выставку одна и рядом со мной не было главного критика проекта (самой Маши) мне не удалось сохранить позицию инспектора, по чек-листу сверяющему насколько проект соответствует всем требованиям, которые художественная тусовка предъявляет кураторам.

Я очень давно не оставалась один на один (в том числе без внутреннего инспектора!) с чей-то работой и никогда не писала тексты, лишенные критической позиции, рожденной во время детективного расследования. И представляется очень тяжелой задачей передать ощущений от района Перово, от дороги вдоль трамвайных путей, исходящих от них звуков электричества, солнца и влажной травы; от встречи с добродушными сотрудницами музея, которые всегда скажут, если ты забыла зонтик; от (пере)просмотра видео Милды с невыговариваемой литовской фамилией Янушевичюте, запаха пачули и ковролина в кинозале; от того, что в факте размещения рисунков Юлии Косульниковой, я увидела Машин интерес к инклюзии, а в работе Юзефа Робаковского ее опыт путешествий по Восточной Европе. Я безумно рада видеть в «Примерном времени ожидания» отражение внутреннего мира человека, личности, замечательного куратора и своей подруги Маши; рада тому, что могу общаться с ней, и что теперь, посетив её выставку, написав сначала очень жесткий неудачный текст и поговорив с редактором Леной, я могу пытаться чуть менее по-судейски и снобски относится к искусству.

Алиса Олева. Walkshop


31.07.19
Резиденция «Однушка»
Ново-Молоково, Подмосквье
201      FB 0   VK 0 

Текст: Эльза АбдулхаковаФото предоставлены Алисой Олевой

В мае этого года с легких рук Лены Колесниковой, Елены Ищенко при поддержке Австрийского культурного форума бывший офис продаж жилищного комплекса «Ново-Молоково» стал культурным пространством «Однушка», если цитировать авторов напрямую, то — художественным проектом в форме социальной скульптуры — местом для встреч, разговоров и новых впечатлений. Занимая площадь, сопоставимую с размерами однокомнатной квартиры, т.е. самого распространенного и доступного типа жилья в большом городе, «Однушка» задумана как третье место для местных жителей — пространство размыкания пресловутых путей «работа-дом», а также как альтернатива Культурному центру ЖК, чья деятельность в основном сводится к детским мастер-классам.

С июня «Однушка» работает и как резиденция для художников, прошедших открытый конкурс. Примечательно, что среди резидентов большинство немосквичей. Так Алиса Олева живет и работает в Лондоне.

ЖК «Ново-Молоково» находится в Ленинском районе Московской области, через Каширское шоссе от МКАДа. Дорога пятничным вечером от Октябрьского поля занимает без малого два часа. Пространство, что ожидаемо для новостроек, максимально типическое: впервые попав на территорию, ощущаешь себя героем мультфильма, что предваряет «Иронию судьбы или с легким паром». Из неожиданного — ограниченный подземный паркинг. Там, где нет сетей корпусов, — есть сети машин. В итоге, несмотря на современный дизайн, яркие краски и
существующую инфраструктуру, общее ощущение складывается клаустрофобическое, и желания задержаться/остаться там не возникает.

Walkshop Алисы Олевой привлекал не только непривычным форматом, но и временем проведения — в пятницу, с 22:00 до 00:00. Разумеется, я не дала себе труд погуглить, что есть walkshop, решив, что это авторский кунштюк и ожидала каких-то инстайтов после опыта работы с пространством. Разумеется, вышло иначе: это не просто прогулка и даже не перформативная медиация, скорее, практика. Walkshop как слово образовано соединением walk и workshop — элементы прогулки и физических упражнений по заранее подготовленному маршруту.

Нам удалось присоединиться уже к начавшемуся walkshop во дворе дома 6 по Ново-Молоковскому бульвару. По прошествию нескольких дней мне удается вспомнить эти упражнения:

  • камера. Упражнение для работы с партнером в ограниченном пространстве, в данном случае, внутри двора. Два участника поочередно выполняют роли фотографа и камеры: у «камеры» закрыты глаза, фотограф направляет движение «камеры», следит за безопасностью и нажимает кнопку, кладя ладонь на левое плечо. Задача — схватить в кадр наиболее характерные пространству вещи; ожидаемый результат — разные кадры;
  • One Minute Sculptures. Практика присвоения пространства детской площадки через коммуникацию с рядом объектов на ней, замирание внутри/с на минуту; опыт выявления резонирующих форм/ цветов/вещей;
  • опыт соприкосновения с границами дома. Практика касания внешнего покрытия дома в группе, где ведущий сменяется один за одним. Мне запомнился момент потери интереса к покрытию, удивительно шершавому и ненадежному, как мне показалось, декоративному и — момент неприятия вынужденного подглядывания/ подсматривания за жителями ЖК;
  • опыт синхронизации в группе. Не сговариваясь, кто-то начинал движение до точки, в которой ему хотелось бы находиться, остальные должны были разделить присутствие в этой точке и далее кто-то вновь начинал движение. Интересно было пытаться угадать следующую локацию или инициатора движения. Даже сейчас я четко помню раздражение от поигрывания ключами одним из участников;
  • опыт секрета. Задачей было поменять единую форму — отрывного стикера — и найти ему место в пространстве. После можно было поделиться своей историей.

Шеринг был важной частью каждого упражнения, и уже знакомым друг с другом жителям ЖК было легко это делать, и это чувствовалось. Я часто ловила себя на ощущении трикстера: мне не хватило, наверное, опыта коммуникации в группе для более эффективной практики, ну и какой-то вводной части — но её я могла упустить из-за опоздания.

Правда, практика ночных блужданий была трикстерской и для большинства местных жителей. Помимо пристального внимания из окон, особенно бурную и активную реакцию вызвал опыт соприкосновения с границами дома — как положительную (сотрудники уже закрывшегося супермаркета широко нам улыбались), так и отрицательную — прохожие почти крича и достаточно резко допытывались, что же и зачем мы делаем.

Если резюмировать, то walkshop — это практика совместного изучения пространства, где зрителю отводится активная позиция, а позиция художника не жесткая и директивная, а мягкая, обозначающая направления движения. Важно отметить, что Алиса Олева предлагает несколько режимов работы с пространством и несколько walkshops. Помимо описанного выше, посвященного прислушиванию и касанию, состоялись ещё два — активный, с элементами паркура, об импульсах и сердцевинах и, наоборот, медленный вдумчивый,
рассчитанный на работу с партнером и слушанию пространства.

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.