#Открытия недели

30 марта — 12 мая

458        0        FB 0      VK 3

Авторы aroundart.org о виртуальных открытиях последнего месяца:

София Скидан. Пристрастие к становлению, пристрастие к не-становлению. Off the grid


12.04.2020
МСИ «Гараж»
458        0        FB 0      VK 3
Текст: Елена Ищенко
93225982_662787341212073_7830619043043213312_n

София Скидан. «Практику Пристрастие к становлению, пристрастие к не-становлению. Off the grid» // Скриншот: Саша Зайцева

— Представьте, что ваше теле покрывается нефтью, внутри и снаружи, внутри и снаружи.

Я лежу у себя дома, на полу, в позе нитки в иголке, мои глаза прикрыты, и кажется, что отдалённый голос, командам которого я следую, живёт у меня в голове.

Я участвую в практикуме Софы Скидан, который проходит в зуме и организован платформой Garage Digital — ответвлением музея «Гараж», посвящённым различным изводам цифровой культуры. Цифровое пространство — это то, что у нас осталось. Всё «перешло в онлайн», и любой выход во вне происходит через взаимодействие с интерфейсами наших гаджетов. Я «пришла» на практикум Софы (как и знакомые и незнакомые), перейдя по ссылке в письме, открыв конференцию в зуме. Со мной никто не здоровается (как будто я опоздала), я вижу художницу, которая лежит в шавасане и не вижу други участников — только имена как значки присутствия. Я тоже отключаю камеру — я буду присутствовать на практикуме в каком-то другом виде, не через свой привычный аватар, на котором обычно изображено моё лицо. В общем, практикум и не предполагает приветствия: его начало и конец маркированы отведённым для перформанса временем и отдалённым голосом художницы.

Как возможен художественный акт в онлайне, где медиум становится не просто пространством репрезентации, но его неотъемлемой составляющей? Не просто трансляцией работы, но тем, без чего работа, возможно, не состоится Я думаю об этом с начла карантина, когда все музеи начали активно создавать онлайн-контент, который был, скорее, развлекательным или образовательным, но не становился источником для разделения чувственного (о котором Рансьер пишет как о том, что рождает художественный акт).

Практикум Софы стал как раз возможностью для переживания именно такого опыта. В этом практикуме визуальное было полностью смещено в область воображаемого — он требовал прикрытых глаз или не сконцентрированного ни на чём конкретном взгляда. И вместе с тем он предполагал очень ясное физическое присутствие — ощущение собственного тела здесь и сейчас, на коврике для йоги, в прикосновении к нему, в касании прохладной поверхности пола или стены. И эта ситуация, почти невозможная в реальном пространстве (сложно отделаться от мысли, как ты выглядишь, когда на тебя кто-то смотрит), открыла, на мой взгляд, новые возможности для разговора о соотношении физического тела, нашего (воображаемого) представления о нём и его аватара, воспринимаемого другим в онлайн-пространстве — темы, с которыми Софа много и подробно работала и раньше. Её голос выступал в этом практикуме проводником воображения, которое складывало в странных конфигурациях нелинейную историю собственной телесности. Как соотнести воспоминание с частью тела? Что чувствует тело сейчас и как это чувство можно выразить? Как вообще представить себя, своё тело в постоянной незаконченности и становлении, в сотнях разных интеракций, пересборок и конфигураций, которую рождаются в каждом взаимодействии — движении, прикосновении, желании?

Голос проводницы исчезает в какой-то неразличимый момент, и отпуская эти мысли-чувства, возвращаясь к экрану компьютера, видишь стартовое окно зума — и весь прожитый опыт становится одновременно и воображаемым, и ясно ощущаемым физически. Что-то точно произошло и что-то точно изменилось, указав на незаконченность и текучесть всего, кроме самого художественного акта.

ШШШ. Десктоп-джем «Уязвимость/устойчивость/сейчас»


19.04.2020
Открытый онлайн-лекторий сигмы
458        0        FB 0      VK 3
Текст: Яна Сидикова

В середине апреля, в рамках шестой онлайн-встречи открытого лектория Сигмы в прямом эфире состоялся десктоп-джем от самоорганизованной группы художниц ШШШ. Виртуальный перформанс, в котором участвовали Настя Кузьмина, Аня Леонова, Ксения Нечай, Дарья Неретина, Дарья Орлова, Саша Пучкова, Ира Цыханская, Вика Чупахина, проходил на платформе Zoom, где при помощи различных инструментов, каждая из художниц в личном «окне» развивала свою сюжетную линию.

Общий визуальный ряд напоминал образ жизни в небольшом, но многоэтажном «цифровом доме». Саша коллажировала изображения, рассказывала про хороводы и давала советы, как можно расслабляться. Аня выступала в качестве диджея, миксуя грустные песни и липсингинг. Вика представляла разработки картографии группы и пела. Даша мимикрировала под фотографии, сделанные на карантине, а Настя показывала архивные видео и зацикленные фрагменты из фильмов. Обе много танцевали. Ксюша, как модный бьюти-блоггер, вела мастер-класс по нанесению на тело временных наклеек. Кажется, художницы нашли идеальный тип «соседства», когда все вокруг заняты своим делом и при этом не мешают друг другу.

В этом смысле Zoom можно рассматривать как комфортную онлайн-платформу для художественных коллабораций, где не смотря на общее единство происходящего, у каждого автора есть возможность сохранить индивидуальность и личное пространство для творческого маневра.

Однако не стоит думать, что художницы действовали обособленно, скорее наоборот − в виртуальной связке они пытались чувствовать друг друга. Несмотря на то, что формат джема предполагал импровизацию и жанровый микс, в конечном счёте зрители могли увидеть цельную историю, которая встраивалась в контекст последних событий, связанных с изоляцией, проблемами коммуникации и попытками людей перестроить повседневный режим по новым правилам. Не случайно, тема джема была озвучена как «Уязвимость, устойчивость, сейчас»: работая с разными цифровыми формами, художницы вступали в диалог с обилием информации и визуальных образов – то, с чем мы так часто сталкиваемся и так по-разному воспринимаем.

В сети сейчас много примеров, где «эксперты» или просто пользователи делятся списками ежедневных ритуалов, призванных наладить рабочий темп, заполнить внезапно освободившееся время и не увязнуть в рутине. В момент эфира действия девушек также были связаны с определенным телесным ритуалом: движением тела, правильным дыханием, касанием лица.

Звук «шшш», который художницы периодически воспроизводили, тоже не был случайным: с одной стороны, он соотносился с названием группы, с другой – мог считываться как определенная ASMR-практика, известная как особый механизм и звуковая фактура, используемая в блоггинге для усиления чувственного восприятия.

В период изоляции мы стали больше времени проводить в режиме «онлайн», поэтому трансляция джема выглядела как часть спланированной игры. Художницы, словно, пытались убедиться, что за последний месяц, из-за ограничения физической активности и постоянного виртуального общения они не превратились в своих цифровых аватаров (т.е. не лишились реальных тел).

Такие опасения вполне оправданы, ведь во время десктоп-джема на экране периодически появлялись «сломанные» изображения − своеобразные цифровые «видения», созданные с помощью различных инструментов в Zoom. Подобное визуальное решение напрямую связано с эстетикой коллажированности и эффектами глитч-арта и позволяет выдерживать определенную романтику по отношению к цифровому миру. Речь о недоступности виртуального образа, который в отличие от реального объекта находится по другую сторону экрана и всегда вызывает большое количество вопросов, и в частности − как на него смотреть.

Разговор о проблеме границ, которые возникают посредством цифровых экранов между реальным и виртуальным, продолжается достаточно давно, и в разных контекстах. Ввиду огромного количества медиа, которыми пользуется современный человек, можно наблюдать, как постепенно вырабатывались определенные алгоритмы просмотров и восприятия тех или иных цифровых изображений. Одни отождествляют эти образы с реальными людьми, другие не этих связок не чувствуют. Так или иначе, любой визуальный опыт предполагает наличие гаджета (экрана с трансляцией образа) и воспринимающего субъекта (зрителя), роль которого на момент трансляции остается неизменной.

Однако, во время проведения виртуального перформанса, благодаря интернет-платформам, привычная логика сработала иначе. Зрители десктоп-джема могли не только наблюдать за действиями художниц ШШШ в прямом эфире на YouTube, оставляя комментарии и отзывы, но и в определенное время − через конференцию в Zoom подключиться к джему в качестве участников процесса. В один клик по клавиатурной мыши или сенсору мобильного устройства человек мог переступить границу между реальным и цифровым пространствами и «попасть в экран».

Опыт десктоп-джема ШШШ подтверждает: цифровая Вселенная вполне обозрима и досягаема. Художественные эксперименты с платформой Zoom, которая за последнее время стала не артикулированным символом жизни в домашней изоляции, переоткрыли инструментарий и функционал этой программы c иной стороны. Художницы проверили, как на практике работают их методы, способные дать возможность зрителю совершить переход из статуса наблюдателя в роль соучастника.

Анастасия Кизилова. «Добрый вечер, Mr. Orwell!»


Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина
458        0        FB 0      VK 3
Текст: Анастасия Кизилова

«Добрый вечер, Mr. Orwell!» – онлайн встречи по вторникам и четвергам инициированные мной, художницей Анастасией Кизиловой при поддержке Фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина. Цель проекта – мобилизация и перераспределение ресурсов, запуск системы финансовой поддержки коллег художников, представителей российской культурной индустрии, где бы они не находились в эти сложные времена Карантина.

Я почувствовала кризис COVID—19 восьмого марта, когда за два дня до вылета в Хорватию отменили конференцию на которую я должна была лететь. В России на тот момент многие не верили в серьезность ситуации. Я закупилась крупой и санитарайзерами /спасибо двум годам исследовательской программы, посвященной памяти жертвам блокады Ленинграда/ и засела дома. Конференция в Хорватии – один из этапов полуторагодового европейского проекта Reshape. Задача максимум – осмыслить, отрефлексировать и предложить изменения для культурной политики территориальной и экономической Европы. Наша группа занимается разработкой альтернативных экономических стратегий в области современного искусства.

Меня, как и большинство художников как в России так и за рубежом ситуация локдауна застала с пустыми карманами, зависшей в невыносимой легкости бытия. Те, кто имел работу, не имели контракта, те, кто имел контракты, не могут преодолеть заблокированные границы, те, кто жил подработками заперты дома... Вирус пришел в нашу жизнь, принеся с собою кризис и разрыв физических, осязаемых социальных связей, которые мы ткали последние годы. Частые встречи, перетекания самоорганизаций, игры в со-настройку с Другим, социальная ангажированность, то, что формировало нашу гражданственность – вдруг подвисло в невесомости новой этики. Уже больше месяца мы парим в космосе и у каждого и каждой свой корабль, свое сопротивление, своя защита и точки отстройки. Коллективности осталась лазейка-окошко монитора, предоставляющая доступ к аватарам друзей, а чаще просто к черным квадратикам, у которых не всегда есть голос.

И тут все внезапно сложилось: аватары-мониторы, желание ловить и архивировать исторический момент, исследование в проекте Reshape, годы художественной практики, узелки дружбы и опыт работы с Фондом.

Затем пришло название – не только отсылка к известной дистопии и ирония над ситуацией, но и перефразированный эпизод истории искусств. «Доброе утро, Mr Orwell!» – телевизионное шоу и произведение видео-арта инициированное художником Нам Джун Пайком. Пайк и его круг: Джон Кейдж, Лори Андерсон, Йозеф Бойс, Мерс Канингем и многие другие вышли в эфир 1 января 1984 года для того, чтобы показать освободительный потенциал телевидения, чтобы превратить телевизор в произведение искусства.

«Добрый вечер, Mr. Orwell!» случился во времена новых медиа, новых инимных интерфейсов. Пространство наших встреч непричесанное и хрупкое, растянутое во времени, по карантинному необязательное. Цели форматировать полтора часа эфира под лекцию/конференцию/перформанс/концерт нет. Это время, прежде всего встреч и практики новой коллективности. Мы плывем по волнам цифровой реальности в прямоугольниках интерфейса. Мы вместе изучем этот медиум.

Художники по-разному обживают формат. Мы начали с бодрой акции от группы ЕлиКуки «Стол заказов». Зрителям предложили меню из опусов-шалостей, живых скульптур, звуковых действий. В режиме прямого эфира можно было получить заказ из списка. Так мы побывали на фабричной помойке, искупались в кипятке и спели вместе с Куковервым и Елисеевым под майонезным лицом. Под аплодисменты ягодиц и звуки психоделического участия художники исчезли из эфира совершенно неожиданно даже для самих себя. Аня Ротаенко провела сессию коллективной жалобы, создав онлайн-хэппенинг. Все желающие принять участие в сеансе рассказывали о том, что наболело/надоело за время самоизоляции. Фразы слились в пьесу заданных обстоятельств и правил матрицы. Роман Минаев прочел лекцию-рефлексию на ситуацию коммерциализации искусства в новых реалиях, обнажив либеральные, неолиберальные, реакционные ходы и предложив альтернативу.

Очевидно, еженедельные короткие встречи – лишь одна из форм финансовой и моральной поддержки художников в реальности коронного кризиса. Я надеюсь, что это лишь первые шаги со стороны Фонда, поддерживающего художников до, во время и, я надеюсь, после кризиса. Я считаю, нам нужно больше говорить о процессе пересборки, о потребностях деятелей культуры и искусств и, конечно делать шаги навстречу трудностям с целью изменить систему так, чтобы нам, художникам было возможно жить и работать.

Татьяна Кирьянова, Екатерина Соколовская и Наталья Тихонова. Справочник


ГЦСИ в Санкт-Петербурге
458        0        FB 0      VK 3

Текст: Наталья Тихонова

«Справочник» — это проект, который был инициирован независимыми кураторами — Татьяной Кирьяновой, Екатериной Соколовской и мной, Натальей Тихоновой, при поддержке ГЦСИ в Санкт-Петербурге.
«Справочник» — это платформа для обмена информацией, мнениями и помощью, которая по принципу «википедии» заполняется кураторами, участниками и анонимными пользователями.

«Справочник» работает на базе системы Confluence, использующейся в IT-индустрии для создания внутренней корпоративной документации. В случае, если информация открыта всем пользователям, производители Confluence предоставляет свои ресурсы бесплатно.

«Справочник» на базе Сonfluence

«Справочник» на базе Сonfluence

Идея создания «Справочника» возникла в феврале 2020-го года. Зимой мы пришли в ГЦСИ в Санкт-Петербурге с предложением организовать встречи для художников и кураторов на нейтральной территории, без заданного сценария и модерации — что-то близкое к клубу по интересам, где можно бы было в неформальной обстановке познакомиться и обсудить важные и беспокоящие нас проблемы — запустить процесс, близкий к «циркуляции». Так мы согласились два раза в неделю собираться на встречах, которые назвали «Естественной циркуляцией». Кстати, мы долго спорили, стоит ли называть встречи «естественной» или «искусственной», или вообще просто «циркуляцией», но решили исключить лишние каламбуры.

Тайная афиша к первой встрече

Тайная афиша к первой встрече. Автор: Наташа Хвоенкова

На первую, тестовую, встречу мы пригласили знакомых и незнакомых кураторов и художников, и предложили подумать о формате и теме будущих событий, в случае, если мы берем на себя функции кураторов, а ГЦСИ помогает нам с организацией проекта информационной поддержкой и делиться своим символическим капиталом. Во время первой встречи не то, чтобы произошло что-то неожиданное для нас, но подтвердилось, что не формат встреч, не общие темы, которые удовлетворили бы потребности всех участников сообщества, определить просто невозможно.

Мудборд с первой встречи

Мудборд с первой встречи

Предложения были максимально разнообразны в своих амбициях и масштабах — от необходимости создать или хотя бы начать писать устав профсоюза, запуска инфраструктурных изменений, запроса к доступу к информации — консультации юристов, кризис-менеджеров, дизайнеров, архитекторов, психотерапевтов, до желания просто собираться и общаться за чаем/кофе/пивом в неформальной обстановке.

Референс «Справочника»

Референс «Справочника»

После первой встречи мы взяли паузу в месяц.

Испытав некоторые раздумья и обсуждения, мы пришли к выводу, что хоть художественное сообщество и разрозненно, но всех, так или иначе объединяет общее состояние растерянности, разобщенности, недостатка информации и заботы. Таким образом, мы придумали, что осью, вокруг которой могут выстраиваться подобные встречи и завязываться разговор, может стать идея создания или написания «Справочника для кураторов, художников и всех участников художественного сообщества». Так, в процессе его сотворения, мы можем обсуждать практические, этические, философские и другие возникающие темы, параллельно наполняя «Справочник» полезной информацией.

Из проекта «Советы художнику в двенадцати insta-stories»

Из проекта «Советы художнику в двенадцати insta-stories» Натальи Тихоновой

Конечно, идея создания «Справочника» утопична, так же как идея создания встреч, свободных от институционального подхода и модерации, или возможность дать какие-то советы, или правила жизни/выживания.
Но, все-таки, мы надеемся, что «форум» может артикулировать проблемы, связанные с индустрией, воплотить идеи взаимообмена — знаний и ресурсов, и создать дополнительные возможности коммуникации через критику индустрии и институций.

«Справочник» — это проект, где соединилось множество подходов, развиваемых художниками и кураторами:

— онлайн-платформы как выставка-площадка коммуникации;
— педагогика как художественная стратегия;
— возможности взаимоотношений через критику системы искусства;
— попытка создания не маркируемых как искусство форм.

Проект, существующий в формате «википедии» — это синтез «эстетики взаимодействия» и технологического искусства, с фокусом на свойство технологии — интернета, как медиа.
В целом, использование технологии для обмена и создания коммуникации имеет уже долгую историю: на заре интернета у инженеров — FIDO, движение free software movement, у художников — net-art и тактические медиа. Онлайн-платформы, кроме поисков нового визуального языка , и создания и детерминирования аффективных состояний сегодня тоже используются художниками, кураторами и медиа-активистами по своему «прямому назначению» — как базы данных, архивы, форумы для заявления, распространения и хранения своих манифестов, проектов, политических жестов.

Кадр из фильма «Нефть», 2007 г.

Кадр из фильма «Нефть», 2007 г.

Можно предположить, что в этом случае в онлайн-среду легче инкапсулироваться проектам, которые используют ее основное свойство — возможность к созданию коммуникации и обмену. Несмотря на то, что «Справочник» задумывался безотносительно режима «самоизоляции», нам интересно проследить, как он встроится в существующую среду, сможет ли стать рабочей моделью и получить практическое применение, или так и останется в поле теорий, намерений и вопросов:

Можно ли создать проект внутри неолиберальной логики искусства, не обремененный финансовым или символическим капиталом?

Как при создании проекта, призывающего к «взаимопомощи», избежать расхождение маркетинговой стратегии «взаимопомощи» с реальным воплощением?

Если весь арт-бизнес встал на паузу, можем ли мы говорить о новой темпоральности для кураторов, художников, зрителей?

Позволит ли онлайн использовать принципы «медленного кураторства» — создание проектов вокруг их процессуальности и более внимательного отношения художник-куратор-арт-среда-зритель?

Можем ли мы говорить о глобальной тенденции к объединению и поддержке, и о пересборке моделей взаимодействия внутри художественного сообщества?

Оказалось ли российское художественное сообщество готово к повороту в сторону солидарности и объединения?

Текст про солидарность

458        0        FB 0      VK 3

Текст: Надя Стрига

В марте деятели культуры и искусства опубликовали открытое письмо солидарности против экономического кризиса и COVID19. Составители призвали правительство поддержать преимущественно прекарную сферу введением базового дохода, заморозкой платежей и предотвращением увольнений сотрудников.

Упущенные доходы и знания занятых в искусстве и культуре наглядно представлены в таблице с открытым редактированием. Согласно ей, на 4 мая 2020 года, отменены 424 мероприятия, на которых 60 работников и работниц могли заработать 4 миллиона 235 тысяч, то есть в среднем 70 тысяч рублей. Средний размер запрашиваемой у государства помощи меньше – 45 тысяч рублей. Территориальный охват таблицы с убытками преимущественно Москва и далее Санкт-Петербург, Самара, Ярославль. Мне было любопытно не встретить никого из Екатеринбурга в документе, хотя я тоже не записалась.

В конце апреля ГЦСИ в Екатеринбурге опубликовал первый выпуск подкаста «Станция дистанция». Авторы – занятые в искусстве и культуре — обсуждали проблемы работы на самоизоляции и упоминали инициативу самозанятых. Ребята отметили, что работникам культуры «пока ок» по сравнению с уволенными или сотрудниками непрерывно работающих организаций; «не ок» из-за постепенного истощения материальных ресурсов и перенесённых проектов. В текущей неопределённости становится чуть сложнее принять как норму сотрудничество институции с фрилансерами, в частности с художниками, по дружбе из-за любви к совместной работе. Чувствуется необходимость перейти от волнующих эмоций к ответственности друг за друга. Одна из ведущих подкаста Маша Домрачева видит решение в обоюдном воспитании художников и институций: если первые будут отказываться работать бесплатно, то вторые будут закладывать определенный гонорар в бюджет. То есть, поможет чувство солидарности, которое победит конкуренцию за строчку в портфолио и, может быть, оплату труда.

В связи с обсуждением прав творческих работников я в нескольких текстах встретила отсылку к «Первомайскому конгрессу», который проходил в Москве накануне Дня труда с 2010 по 2012 годы с целью объединения и мобилизации творческих работников в решении общих политических проблем сферы. О первом конгрессе 2010 года Мария Чехонадских пишет, что планируемые 48 часов беспрерывного обсуждения с общим сном, питанием и последующим выходом на демонстрацию не состоялись. В «общинных условиях» участники разных «цехов» жаловались друг другу на проблемы прекариата, не отождествляя себя с этим словом, а постоянное нахождение вместе в формате общежития скорее отдаляло, чем сближало. В результате между участниками выявились различия, они не стали одним сплочённым коллективом и пошли на Первомайскую демонстрацию отдельными компаниями. Тогда авторка текста предположила, что решению проблем художественного сообщества поможет более формальный отстраненный взгляд участников на себя со стороны, осознание себя как субъекта сообщества.

В условиях самоизоляции получается только мечтать о подобных массовых встречах. Эта запертость собрала нас вместе в интернете и, с одной стороны, подарила усталость от онлайна и физического одиночества, а с другой – дистанцию от обычной жизни и время заняться чем-то кроме (поиска/отдыха от) работы. Наконец-то не встречаясь в одном городе можно подумать над вопросом как (не)надо работать после самоизоляции и предпринять какие-то действия.

[коллективный виртуальный пленэр_(не)/своя комната]

458        0        FB 0      VK 3
Текст: Марина Пугина

В очередной раз разочаровавшись в институциях, и ещё до начала локдауна и запрета на встречи, мы с пермскими художниками практиковали «художественное гостеприимство»: устраивали домашние выставки, квартирные паблик-токи, стихийные воркшопы у себя в мастерских..etc. Тогда, казалось, это оптимальный уровень жизни художественного сообщества, который мы способны поддерживать самостоятельно, не прибегая к само- и взаимной эксплуатации.

Однако в апреле всё резко поменялось, какое-то время мы поиграли в постапокалиптическую выставку-игру, но коллективных практик и общения остро не хватало. Тогда, достаточно спонтанно, Лена Слобцева предложила встретиться в zoom(е) и коллективно порисовать. Тогда я как раз читала программное эссе Вирджинии Вулф «Своя комната», и концептуальная рамка события сложилась сама собой.

И вот уже второй месяц, примерно раз в неделю мы встречаемся в одной из виртуальных комнат в zoom(е) на дигитальный комнатный пленэр и рисуем то, что нас окружает посредствам очень условного словесного описания, как упражнениях для арт-терапии.

Общий принцип довольно прост: через «остранение» мы дистанцируемся от привычной среды обитания, описывая её через простые цвета и геометрические формы. Таким образом, по следам пленэра у нас остаются серии быстрых зарисовок комнат, сделанных разными художницами и связанные с ними ассоциативные тексты.

Формат комнатных пленэров стал для нас альтернативным способом коммуникации и художественной активности, способом быть вместе, оставаясь наедине, чувствовать коллектив, сохраняя индивидуальность. Будучи вынужденно запертыми в своих/чужих комнатах, мы использовали это стеснение как некий импульс. Встречаясь в виртуальном сообществе единомышленниц, мы в игровой форме перезахватываем и переприсваиваем себе окружающее нас пространство, наполняя его новыми смыслами через попеременную смену оптик и позиций. Это текучее художественное исследование, которое может длиться и приостанавливаться, пока мы не дойдем до какой-то предельной точки или, наконец, не покинем свои комнаты.

Участницы исследования – пермские и петербургские художницы: Елена Слобцева, Анна Андржиевская, Елена Рэмбо, Оля Голуб, Вера Плехова, Галя Фадеева, Наталья Михалева, Елена Тарарухина, Анна Гарсиа, Наталья Тихонова...и этот круг разрастается.

Новости

+
+
20.05.20

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.