#Видеоарт

«Станция EА5» Василия Сумина

196        0        FB 0      VK 1

Видеоэссе «Станция EA5» Василия Сумина (2018). Художник рассказывает о произведении Андрею Герасимову. Зрительское впечатление Романа Балабанова.

16.06.20    ТЕКСТ: 

Андрей Герасимов: Твой художественный проект о станции ЕА5 завершился около двух лет назад. Изменилось ли твоё отношение к проведённому исследованию?

Василий Сумин: Как минимум после следующей работы я поменял своё отношение к научному языку, к этой форме познания как доминирующей над остальными. На данный момент мне бы хотелось обратиться к нетрадиционным дискурсам, отойти от научности.

А. Г.: Что это за связь науки и искусства, которую ты хотел предложить, делая проект про кавказский научный городок?

В. С.: Все началось с того, что часть моей семьи занималась наукой, в том числе — космической промышленностью. Поездка в космическую обсерваторию стала для меня возможностью попасть внутрь пространства, в котором находилась моя мама — этот интерес исходил из детства. Говоря в целом, наука решает вопросы, связанные с познанием, у науки интересная модель вычленения истины — состязательный механизм, — и для меня было интересно сравнить её с художественным языком.

А. Г.: Со временем ты стал более критично относиться к научному дискурсу, верно?

В. С.: Да, определённо. Наука на данный момент заняла место большого многообразия человеческих практик. Наука остаётся областью моих интересов и частью моей практики, но сейчас мне хочется искать пограничные зоны между наукой и чем-то ещё.

А. Г.: Какие отношения связывали тебя с недавно умершим героем видеоэссе «Станция ЕА5»?

В. С.: На протяжении полутора месяцев, когда я занимался проектом в космической обсерватории, я слышал много историй об Олеге Верходанове. На тот момент он был в отъезде. Я связался с ним сначала в сети, сказал, что нахожусь в Нижнем Архызе, что меня поселили в один дом с ним — он жил на два этажа ниже, чем я. Когда Олег приехал, в первый день нашей встречи я предложил ему принять участие в моей работе, «Станция ЕА5»: рассказать об этом месте, о том, как он себя здесь чувствует. По задумке это видео было частью антропологического центра, который я разворачивал в общежитии этого научного поселка. Мне хотелось через видеоработу показать, как связаны биология, идеология и наука. Олег согласился, и буквально спустя час после нашей встречи мы приступили к работе — мы сразу же поняли, что у нас легкий контакт. Олег начал рассказывать об этом месте, о том, чем он занимается, о своих взглядах — о трансгуманизме, о будущем. По специальности он доктор физико-математических наук, занимался реликтовым излучением. Один диалог с Олегом задал вектор моей жизни на больше чем полгода. Когда я узнал о реликтовом излучении, я сказал, что хочу поработать с этим феноменом, раскрыть его механизм через пластический язык. Олег, несмотря на огромное количество работы — научных статей, переводов и так далее, — согласился помогать мне. На протяжении полугода, пока я работал над своим дипломным проектом, у меня была возможность время от времени звонить Олегу и уточнять данные, которые я нашел. Он был для меня большим человеком, проводником в мир астрофизики, в мир высокой науки.

А. Г.: Расскажи, как реликтовое излучение связано со звуком.

В. С.: Реликтовое излучение связывает со звуком то, что оба явления суть волны. У микроволновой печи тоже есть определенный звук, просто мы не можем его услышать.

А. Г.: Вспомню слова Жиля Делёза о музыке: для него существует поток звука вообще, поток неслышимых сил, какие-то из которых композитор может сделать слышимыми.

В. С.: Реликтовое излучение имеет определенные частоту и гармоники — 12 основных гармоник. Это действительно объединяет это излучение [с тем, о чём говорил Делёз]. Это система внутри хаоса. И тональная музыка — это в некотором смысле система внутри хаоса звуков.

А. Г.: Как создавалась музыка для видеоэссе и других работ выставки?

В. С.: На выставке были аудиоинсталляция, в которой смешивались полевые записи, и сонификация данных, полученных на космической обсерватории.

А. Г.: Какие данные ты превращал в звук?

В. С.: Мне неинтересно заниматься переводом одних данных в другие, однако в контексте драматургии выставки это может работать. Так, в одной точке совмещались звуки записей большого азимутального телескопа с сонификацией данных о взрыве новой звезды, за которой он наблюдал. Я постоянно думал об этой взаимосвязи телескопа и звезды. Мне интересны импульсы, исходящие не от людей. В какой-то степени учёные в этом большом азимутальном телескопе были похожи на муравьев, которые сбегаются к муравейнику и делают дела. Я не хотел делать объектно-ориентированное исследование, но философ Грэм Харман вдохновил меня на пристальное внимание к объектам. В обсерватории передо мной вырисовывалась интересная картина того, каким было время много лет назад. Сейчас я не могу представить в России проект такого масштаба, как этот 800-тонный телескоп. В 2018 году они пытались просто поменять зеркало в этом телескопе: зеркало поцарапали, и в конечном итоге оно было хуже, чем зеркало, которое сделали в конце 1960-х.

А. Г.: При этом в твоем проекте можно прочесть критику модернизма.

В. С.: Я бы не стал говорить так прямолинейно, но действительно была одна точка, в которой полевая запись птиц, которые свили гнезда на вторичных зеркалах радиотелескопа, совмещалась с записью лекции о критике модернизма. Это не была критика модернизма для людей — скорее, это был мой способ провзаимодействовать с самим местом, которое застыло в том времени. Это было сообщение для птиц, телескопа и земли, на которой он стоит. В проект было вшито сообщение о проблеме сохранения памяти. Когда я искал архивы этого места, мне почти ничего не удалось найти. Это были в основном устные рассказы и минимум документов.

А. Г.: Что думал о ситуации с научным городком Олег Верходанов как человек изнутри?

В. С.: Олег горел своим делом, он был отстранен от слухов, от тусовки. Он работал над проектами, читал лекции, старался популяризировать научные знания, рассказывал о них как можно большему количеству людей.

Впечатление Романа Балабанова

Видеоработа Василия Сумина – это исследование, аналогию которому в античной натурфилософии называли макрокосмосом и микрокосмосом. Отношения человека и природы складываются во вселенский Порядок, где каждому отведено определённое место. Но плоская онтология видео нивелирует любые иерархии, превращая их в однопорядковые величины, которые могут быть переопределены. Допустим, художником.

Полиэкран задаёт общий дискурс параллельного монтажа, симультанности восприятия. Астрофизик, появляющийся в кадре позднее в качестве говорящей головы, обозначит его как «слияние с миром». Начав с общих планов природы и обсерватории, камера нас дальше ведёт всё глубже на территорию института. Интервью с ученым, Олегом Верходановым, ведётся рядом с частыми планами-деталями деревьев и одинокой прогулкой на лошади. Объединение с природой подчёркивается почти полным отсутствием людей в полукадре слева. Кризисные состояния личного характера опосредованы не в зрелище, а в созерцательность научного отрешения, аскезы. Деревья метафоризируют одиночество познающего и одновременно его включённость в мир — через корни, землю и грибы-трутовики. Тотальность мироустройства обозначается через абстрактные понятия, тогда как камера схватывает лишь частные случаи проявления природной индивидуальности, будь то растения, пробивающиеся сквозь камни, или папоротник у корня дерева. Символично, что видео заканчивается сценариями смерти человечества, потому что в контексте видео смерть отдельной личности нивелируется с романтического возвышенного до природного процесса и становится не таким важным, как жизнь всей биологической субстанции.

Выделю один план, который для меня явился пунктумом: это знак компании ЛОМО, которая делала оптику для одного из телескопов обсерватории. След советского государства как неожиданно появился, так же неожиданно и исчез. Появление по касательной этого знака, отсылающего к научному и, шире, социальному эксперименту, оставляет ощущение его силы и одновременно ветхости и невозможности распространить свои силы на всё. Вода камень точит. Выступив водоразделом между видовыми планами и интервью, знак компании запускает появление человека, более, чем тоталитарное общество, способного приблизиться к природе.

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.