#Переводы

L’1%, c’est moi

350        0        FB 0      VK 2

Теперь уже классическое эссе пионерки институциональной критики Андреа Фрезер «L’1%, c’est moi» (2011) было опубликовано за несколько недель до начала движения «Оккупируй»: проанализированные Фрезер крайнее неравенство и концентрация богатства в руках олигархии стали основной повесткой этого общественного движения, выражавшего гнев по поводу элитистского перехвата ответов на финансовый кризис 2007–8 гг.

Вы спросите, при чём здесь искусство? Читайте тонкие прозрения одной из самых визионерских художниц последнего полстолетия — об узле коррупции, неравенства и современного искусства.

18.08.20    ТЕКСТ: 
Рис. 1. Андреа Фрезер, «Индекс», 2011. Напечатано анонимно в: Artforum vol. 49 no. 10 (Summer 2011). P. 431. Произведено для «24 рекламных объявлений», проекта Якоба Фабрикуса. Помощь в рисовании: Сантьяго Перес Гомес-де-Сильва, мастерская Мануэля Радера.

Рис. 1.

Андреа Фрезер, «Индекс», 2011. Напечатано анонимно в: Artforum vol. 49 no. 10 (Summer 2011). P. 431. Произведено для «24 рекламных объявлений», проекта Якоба Фабрикуса. Помощь в рисовании: Сантьяго Перес Гомес-де-Сильва, мастерская Мануэля Радера.

ИНДЕКС МЕЯ-МОЗЕСА ® 2006 И ИНДЕКС СОВОКУПНОЙ ВЫРУЧКИ S&P 500 (1956–2006)

Тенденции в расслоении общества по неравенству дохода в США.

Доля богатства в руках богатейшего 0,01% населения, 1956–2006

ВСЕ ИСКУССТВО

S&P 500

Кем являются сегодняшние коллекционеры современного искусства? Список 200 ведущих коллекционеров журнала Артньюз является очевидным началом рассмотрения. Ближе к верху алфавитного списка — Роман Абрамович, чье состояние Форбс оценивает в $13,4 млрд. Он публично признал, что давал миллиардные взятки, чтобы завладеть активами в российских нефти и алюминии[1]Kennedy D. Chelsea Owner Admits He Paid out Billions in Bribes // Irish Independent, July 5, 2008.. Бернар Арно, занимающий четвёртое место в списке Форбс с состоянием в $41 млрд, контролирует концерн ЛВМХ, который, несмотря на долговой кризис, заявил о росте продаж на 13% в первой половине 2011 года[2]Clifford S. Even Marked Up, Luxury Goods Fly Off Shelves // The New York Times, August 3, 2011.. Управляющий инвестфондом Джон Арнольд, начинавший в «Энрон» — именно там он получил $8-миллионную премию прямо накануне банкротства компании — недавно вложил $150000 в организацию, которая стремится сократить пенсии[3]Evans W. CA Pension Overhaul Group gets Grant from Texans // San Francisco Chronicle, August 12, 2011.. Член попечительских советов МоМА, МоСА и LACMA Эли Брод, чьё состояние оценивается в $5,8 млрд, был членом совета директоров и крупным акционером Американской международной группы. Стивен А. Коэн, чьё состояние оценивается в $8 млрд — основатель компании «ЭсЭйСи Капитал Адвайзорс», находящейся под следствием по обвинению в махинациях внутренней информацией[4]Ahmed A. DealBook: SAC Capital Said to Face Insider Trading Inquiry // The New York Times, June 1, 2011.. Член попечительского совета Гуггенхейма Димитрис Даскалопулос, который также является председателем Греческой федерации предпринимательства, недавно призвал «современные частные инициативы» спасти провальную греческую экономику от «раздутого и паразитирующего» «государства, одержимого покровительством»[5]Annual General Meeting of SEV Hellenic Federation of Enterprises, adress [sic] by SEV Chairman Mr. Dimitris Daskalopoulos. May 24, 2011.. В 2007 году Франк Дж. и Лоренцо Фертитта занимали третье и четвёртое место в списке самых высокооплачиваемых людей в США по версии Форбс. Член попечительского совета Гуггенхейма Давид Ганек недавно закрыл свой $4-миллиардовый инвестфонд «Левел Глобал» после рейда ФБР[6]Ahmed A. Dealbook: For Level Global, F.B.I. Raid is a Final Blow // The New York Times, March 4, 2011.. Ноам Готтесман и его бывший деловой партнер Пьер Лагранж (также из списка Артньюз) заработали в 2007 году по £400 млн каждый на продаже своего инвестфонда «ДжиЭлДжи», оказавшись, согласно Санди Таймз, среди тех, «кто больше всех выиграл от долгового кризиса». Управляющий инвестфондом Кеннет Гриффин поддерживал в 2008 году Обаму, но недавно пожертвовал $500000 комитету политических действий, созданному бывшим советником Буша Карлом Роувом, и был, кроме того, замечен на встрече с популистами правого толка из организации братьев Кохов[7]Chicago Billionaire Leads Hedge Fund Shift Away from Obama // abcnews.go.com, December 7, 2010; Zernike K. Secretive Republican Donors Are Planning Ahead // The New York Times, October 19, 2010.. Выплата $100 млн в качестве зарплаты Эндрю Хиллу вынудила компанию «Ситигрупп» продать подразделение «Филбро» в 2009 году, где Хилл был основным маклером. Регулирующие органы настаивали на сокращении выплаты вслед за выдачей «Ситигрупп» $45 млрд помощи от федерального правительства США (позднее Хилл перевел компанию в офшор)[8]Dealbook: Ex-Citi Trader, Hall, Raises $1 Billion // The New York Times, June 21, 2010.. Дж. Томилсон Хилл — один из ряда руководителей высшего звена инвестиционной фирмы «Блекстоун», которые вошли в список двадцати пяти самых высокооплачиваемых людей в США по версии Форбс в 2007 году. Его зарплата в том году составила $46,3 млн. (Его коллега, сооснователь компании «Блекстоун» и член попечительских советов собрания Фрика и Азиатского общества Стивен Шварцман недавно сравнил попытки Обамы повысить налоговую ставку на долю дохода управляющих частных фондов прямых инвестиций, которая сейчас проходит под графой доходов с капитала и составляет 15%, с вторжением Гитлера в Польшу[9]DeCambre M. Blackstone Chief Schwarzman likens Obama to Hitler over Tax Rises // The Telegraph, August 16, 2010..) И не будем забывать про Дэмиена Херста, чье состояние газета Санди Таймз оценила в £215 млн. Питер Краус получил $25 млн всего за три месяца работы, когда его выходная премия была автоматически выплачена в связи с продажей банка Меррилл Линч Банку Америки с помощью средств федерального бюджета США[10]Moore H. N. Deal Journal: Merrill Lynch’s Peter Kraus Collects $25 Million, Then Resigns // Wall Street Journal Blogs, December 22, 2008.. Как сообщают, ежедневный доход Генри Крависа в 2007 году составил $1,3 млн[11]Dealbook: Henry Kravis in Focus as Buyout Backlash Spreads // The New York Times, December 6, 2007.. Его жена, экономистка Мари-Жозе Кравис, президент МоМА, сотрудница неоконсервативного Гудзоновского института, недавно высказалась в защиту «англо-саксонского капитализма» от «европейской политики социального капитализма» на Forbes.com. Дэниел Лёб, член попечительского совета МоСА и основатель инвестфонда «Терд Пойнт» с капиталом $7,8 млрд, направил инвесторам обращение в разгар последних переговоров по федеральному бюджету, которые привели США на грань дефолта. Он нападал на Обаму за то, что тот «настаивает, что единственное решение проблем страны …> лежит в перераспределении благ» (по итогам переговоров был серьёзно урезан бюджет, налоги повышены не были)[12]Ahmed A. Dealbook: Writing Again, Third Point’s Loeb Takes Swipe at Obama // The New York Times, July 24, 2011.. Димитрий Мавроматтис, управляющий активами из Греции, «живущий в Швейцарии», заплатил £18 млн за картину Пикассо на аукционе «Кристис» 21 июня 2011 года, когда греки бунтовали против мер жесткой экономии. И конечно же, нельзя забывать про Чарльза Саатчи, который помог в избрании Маргарет Тэтчер. Питер Саймон, основатель одной из крупнейших британских розничных сетей, получил в этом году дивиденды на сумму £16,4 млн от своей компании, штаб-квартира которой находится на Британских Виргинских островах, где нет ни налогов на прибыль капитала или предприятия, ни подоходного налога. В 2010 году фирма председателя попечительского совета МоМА Джерри Шпейера не выполнила обязательства по крупной инвестиции в недвижимость, потеряв $500 млн в ущерб Государственному пенсионному фонду штата Калифорния и не выплатив до $2 млрд долга, гарантированного федеральными агентствами США[13]Bagli C. V., Haughney C. Wide Fallout in Failed Deal for Stuyvesant Town // The New York Times, January 25, 2010.. Рейнгольд Вюрт с состоянием в $5,7 миллиарда, оштрафованный за уклонение от уплаты налогов в Германии, сравнил налогообложение с пытками[14]Ahlemeier M. Die Rache des Schraubenkönigs // Süddeutsche.de, December 18, 2008.. Недавно он приобрёл «Богоматерь милосердия» Ганса Гольбейна-младшего, заплатив самую высокую за всё время цену за произведение искусства в Германии и обойдя Штеделевский художественный институт во Франкфурте-на-Майне[15]Gropp R.-M. Deutschlands teuerstes Kunstwerk // faz.net, July 14, 2011., где это полотно выставлялось с 2003 года.

Ещё лет десять назад самым цитируемым текстом, написанным экономистом про художественный рынок, была статья «Неестественная стоимость: художественные инвестиции как запретная азартная игра», написанная в 1986 году Уильямом Дж. Баумолем. Баумоль проанализировал «несколько веков ценовых данных» и пришел к выводу, что реальная ставка доходности художественных инвестиций стремится к нулю — едва ли это хороший стимул для коллекционеров[16]The American Economic Review vol. 76. no 2 (May 1989). P. 10–14.. В 2002 году два экономиста из Нью-Йоркского университета, Цзянпин Мей и Майкл Мозес, взялись доказать, что Баумоль не прав[17]Art as an Investment and the Underperformance of Masterpieces // New York University Finance Working Paper № 01–12 (February 2002).. Они начали публиковать аналитические сводки результатов аукционных торгов, которые показали, что искусство превосходит многие другие инвестиции. Так было положено начало индексу Мея-Мозеса (и их предприятию по консалтингу в искусстве, «Бьютифул Ассет Адвайзерс» [рис. 1]), который стали часто использовать на веб-сайтах по инвестициям в искусство и в материалах таких изданий, как Форбс. Он стал играть заметную роль в развитии индустрии инвестиций в искусство.

Наконец, пару лет назад группа экономистов решила рассмотреть сравнительные индексы не просто как доказательства инвестиционной привлекательности искусства, но как способ объяснить структуру цен. Уильям Н. Гётцманн, Люк Реннебог и Кристоф Спаньерс предположили, что доходы фондового рынка на самом деле имеют прямое влияние на цены на искусство, увеличивая покупательную способность состоятельных людей. Они сравнили цены на искусство с показателями дохода. Как они сообщают в своем докладе «Искусство и деньги», их анализ не обнаружил взаимосвязи между искусством и «общими переменными дохода (ВВП или общим доходом физлиц)», а лишь с неравенством распределения доходов. Цены на предметы искусства растут не тогда, когда общество в целом становится богаче, а только тогда, когда увеличивается неравенство. Их анализ утверждает, что «если доход 0,1% богатейших людей увеличивается на 1 процентный пункт, то цены на художественном рынке взлетают приблизительно на 14%». Они заключают: «Именно капитал состоятельных людей двигает цены на искусство. А это значит, что мы можем ожидать ценовой бум искусства всегда, когда резко возрастает расслоение по уровню дохода. Кажется, именно это и произошло, когда стоимость предметов искусства сильно укрепилась в последний раз, в 2002–2007 годах»[18]Art and Money // Yale School of Management Working Paper № 09–26. Yale School of Management, April 28, 2010..

Рис. 2.

Рис. 2.

Коэффициент Джини — неравенство дохода со Второй мировой войны

0 — абсолютное равенство, 100 — абсолютное неравенство (т. е. весь доход принадлежит одному человеку)

На графике коэффициента Джини (рис. 2), который показывает уровень расслоения доходов по всему миру, видно, что в странах, переживших за последние двадцать лет самые значительные экономические подъёмы искусства, также наиболее сильно возросло неравенство доходов — в США, Британии, Китае и в Индии, стране, где произошел самый недавний рост спроса на искусство. По меньшей мере в США уже много лет наблюдается резкий рост неравенства. Экономисты и лауреаты Нобелевской премии Пол Кругман и Джозеф Стиглиц бьют тревогу по этому поводу в крупных массовых изданиях. Даже в журнале Экономист выразили обеспокоенность этим процессом. В свежих материалах излагаются новые данные — богатейший 1% получает 25% дохода и контролирует 40% всех материальных благ США, тогда как 25 лет назад эти цифры составляли 12% и 33% соответственно, а доходы оставшихся 99% не изменились с 1993 года. Таким образом, уровень неравенства в США вернулся к показателям 1929 года и приблизился к текущему уровню в Мексике[19]Of the 1%, by the 1%, for the 1% // Vanity Fair (May 2011)..

Тем не менее при рассмотрении художественного рынка исключительное внимание к 1% было бы обманчиво. В 2008 году в США порог совокупного дохода для причисления к статусу 1% был $380354 — эта сумма едва тянет на годовой заработок значимого коллекционера. Только у потолка 1% в $1803585 мы начинаем встречать наш класс меценатов. Как пишут Гётцман и другие, цены на искусство, как и на недвижимость в привлекательных городах, растут с увеличением экономического неравенства, поскольку богатые покупатели предлагают более высокую цену на редкую собственность, перебивая ставки друг друга. Резкое увеличение крупнейших доходов порождает такую же резкую инфляцию на товары и услуги, связанные с благополучием[20]Economics: Free Exchange: The Cost of Living Extremely Well // Economist.com, September 25, 2007., из-за чего ещё недавно считавшиеся обеспеченными уровни дохода теряют статус. В мире искусства это фактически вытеснило с рынка профессионалов (докторов, юристов и прочих) и другие традиционно поддерживавшие искусство социальные группы. В более широком смысле это создает искажения в восприятии богатства, так как входящие в верхние 20, 10 и даже 1% перестают воспринимать себя обеспеченными.

Рис. 3.

Рис. 3.

Число ЛКЧК по регионам (млн)

Северная Америка, Европа, Азиатско-Тихоокеанский регион, Латинская Америка, Ближний Восток, Африка

Бум художественного рынка последнего десятилетия во многом связывают с приростом ЛКЧК (high net worth individuals, HNWI, лиц с крупным частным капиталом [рис. 3]) или ультра-ЛКЧК (с состоянием в $1 и $30 млн соответственно). Это понятие, распространённое благодаря Докладам о всемирном богатстве, которые «Меррилл Линч» и «КапДжемини» начали выпускать в 1997 году. Эти доклады показывают, что совокупное состояние ЛКЧК резко выросло с $19,1 трлн в 1997 году до $42,7 трлн в 2010 году. Журнал Арт+Окшн недавно восхищался тенденциями, отражёнными в докладе 2011 года: число ЛКЧК, которое почти удвоилось между 1997 и 2007 годом с 5,9 до более чем 10,9 млн, оправились от провала 2008 года, достигнув предкризисного уровня. Что радует больше всего, так это то, что спрос ЛКЧК на «инвестиции по любви» — включающие автомобили, яхты, самолёты (29%), ювелирные изделия, драгоценные камни, часы (22%) и произведения искусства (22%), — также возрос над докризисным уровнем![21]Kraeussl R. Following their Passions // Art+Auction (Summer 2011).

Но не только рыночный сектор художественного мира выиграл от увеличения количества ЛКЧК. Поскольку государственное финансирование искусства в Европе и Северной Америке с 1980-х годов в основном сокращалось, необходимо признать, что растущая концентрация частного капитала прямо и косвенно способствовала в последние десятилетия обширной экспансии новых музеев, биеннале, образовательных программ по искусству, художественных публикаций, резиденций и премий и т. д.

В США, по крайней мере, причины роста неравенства относительно ясны: антиналоговая и антиэтатистская политика, которая обратила вспять прогрессивное налогообложение и привела к корпоративной и финансовой дерегуляции; политические и юридические нападки на профсоюзы, которые привели к падению зарплат и, вместе с дерегуляцией, упразднили какие-либо сдерживающие факторы против стремительно растущих зарплат руководителей высшего звена. Эта политика сопровождалась чрезвычайно успешной культурной войной, которая фактически отождествила классовую иерархию и привилегии с образовательным и культурным, а не экономическим капиталом для большей части населения США за пределами городских центров. Очевидно также, что финансовая дерегуляция сыграла решающую роль в ипотечном кризисе, так же как и дешевые займы, стимулировавшие потребительские траты и рынок недвижимости одновременно с тем, как реальные доходы снижались. И также несомненно то, что кризис суверенного долга, который последовал за кризисом ипотечного кредитования, будет только усиливать неравенство, поскольку меры жёсткой экономии вводятся для защиты банков и держателей облигаций. Ущерб от урезания бюджетов на культуру трудно сравнить с обнищанием миллионов людей из-за массовых конфискаций залогового имущества выкупа (выселений из ипотечной недвижимости); увольнений; банкротства пенсионных фондов; сокращения заработной платы в государственном секторе; урезания бюджетов в здравоохранении, на поддержку безработных и студентов; резкого повышения стоимости обучения и т. д. В любом случае мы всегда можем обратиться к ЛКЧК, которые по-прежнему получают докризисные доходы. И как показал данный обзор крупнейших коллекционеров, многие из наших меценатов прилагают все усилия, чтобы сохранить действующий политический и экономический уклад, благодаря которому их благосостояние, а также неравенство доходов будут расти ещё десятки лет.

Всем, кроме стойких приверженцев теории просачивания, уже должно быть очевидно, что то, что было хорошо для художественного мира, было катастрофой для всех остальных.

Рис. 4.

Рис. 4.

График 1

Один миллион новых Лиц с крупным частным капиталом (ЛКЧК) в 1999 г. (обладающих более $1 млн. финансовых активов).

Миллионы ЛКЧК по региону, 1997–1999

Африка, Восточный блок, Ближний Восток, Латинская Америка, Азия, Европа, Северная Америка

…суммарно 7 миллионов в мировом масштабе

Источник: Меррил Линч/консалтинговая фирма Джемини — Доклад о мировом богатстве, 2000.

Как мы можем продолжать рационализировать наше участие в таком экономическом строе? В США сложно представить какую-либо художественную институцию или практику, которая может существовать вне её. Частная некоммерческая модель, в которой существуют почти все американские музеи и альтернативные художественные организации, зависима от пожертвований богатых благотворителей и проистекает из антиналоговой и антиэтатистской идеологии XIX века, которая привела к нынешней ситуации: считается, что частные инициативы лучше удовлетворяют общественные потребности, чем государственный сектор, и что деньгами лучше управляют богатые. Даже во внеинституциональной ситуации художники, занимающиеся локальными проектами и общественной деятельностью на благо сообщества, в контексте сокращений бюджета являются, возможно, именно тем, к чему призывал Джордж Буш-старший, когда рисовал картину волонтёров и общественных организаций, распространявшихся как «тысячи источников света» после того, как он урезал поддержку из бюджета[22]Bush G. H. W. Inaugural Address, January 20, 1989..

Если наша единственная альтернатива — встроиться в эту экономическую систему или полностью покинуть поле искусства, то мы по крайней мере можем перестать рационализировать это участие во имя критической или политической художественной практики или — что ещё хуже — социальной справедливости. Любые претензии на то, что мы представляем прогрессивные общественные силы, в то время как наша деятельность напрямую спонсируется двигателями неравенства, могут только внести вклад в оправдание этого неравенства — это та самая (не слишком) новая функция легитимации, которую взяли на себя художественные музеи. Единственная «альтернатива» на сегодняшний день — это признать своё участие в этой экономической системе и сталкиваться с ней напрямую во всех наших институциях, включая музеи, галереи и публикации. Несмотря на радикальную политическую риторику, которая изобилует в мире искусства, здесь царят цензура и самоцензура, когда дело доходит до рассмотрения его экономических условий, за исключением маргинализированных (зачастую по собственной воле) зон, где нечего терять — и ничего не выиграешь, — говоря правду власти[23]Я начала это исследование весной 2010 года, когда Артфорум попросил меня написать текст для их летнего номера про музеи. Артфорум отказался печатать текст, который я прислала, — в нём я разбирала, как члены попечительского совета МоМА были замешаны в ипотечном кризисе. Это исследование превратилось в инициативу с названием «Искусствогархия» (Artigarchy), интерактивную интернет-платформу, которая отслеживает политические и экономические связи крупнейших коллекционеров и меценатов. Мне всё ещё предстоит найти культурное учреждение, которое захочет поддержать этот проект..

В США двуличность прогрессивных заявлений в искусстве, возможно, также способствует успеху воинственных культурных консерваторов и правых популистов в убеждении маргинальных в экономическом и культурном отношении групп вне городских центров в том, что прогрессивная политика — это всего лишь хитрый способ для культурной и образованной элиты сохранить свои привилегии. В нашем случае они, возможно, правы. Мне всё чаще кажется, что политика в мире искусства — это во многом политика зависти и вины или корысти, обобщённой во имя узколобой и привилегированной формы автономии, и что критика чаще всего прибегает к отрицанию во фрейдовском, а не марксистском смысле, скрывая прежде всего экономические условия и нашу в них нагрузку[24]См. Fraser A. Speaking of the Social World… // Texte zur Kunst vol. 21 no 18 (March 2011). P. 153–156.. В таком виде эта политика служит защитой от противоречий, которые иначе могут превратить наше продолжительное существование в индустрии искусства и доступ к её значительным вознаграждениям — благодаря которым многие из нас стали устроены в уютные 10, если не 1, а то и 0,1% — в невыносимый кошмар. В Европе, однако, может быть больше альтернатив, пока существует государственное финансирование. Долговой кризис вынуждает всё больше европейских организаций перейти на американскую модель. Британский министр культуры Джереми Хант недавно призвал к «культуре филантропии в американском стиле», которая поможет спасти искусство Великобритании от 30-процентных сокращений бюджета совета по искусству и 15-процентного сокращения финансирования музеев[25]Цит. по Higgins C. Will Philanthropists Save the Arts? // The Guardian, October 21, 2010.. Только не это! Пусть это повествование о неравенстве и кризисе в США будет предостережением. Вместо того чтобы обращаться к коллекционерам с просьбой спонсировать приобретение предметов искусства по смехотворно раздутым ценам, европейские музеи должны отвернуться от рынка, от искусства и художников, оценённых рынком. Если в таком случае публичные музеи станут меньше, а коллекционеры будут открывать свои собственные частные институции, пускай. Оставим частные музеи быть сокровищницами, развлекательными парками и экономическими ярмарками уродов, которыми многие из них уже являются. Пусть кураторы, критики, историки искусства, а также художники выведут из этого рынка свой культурный капитал. По крайней мере, мы должны начать оценивать, удовлетворяют или не удовлетворяют произведения искусства делаемые ими политические или критические заявления на уровне их социально-экономических условий. Мы должны настаивать: экономическая сущность произведения определяет его общественное и художественное значение. Я считаю, что широкомасштабный сдвиг в художественном дискурсе может помочь добиться давно назревшего откола от поля господства рынка и его галерей, аукционов и ярмарок. Пусть это субполе станет индустрией товаров роскоши, каковой она уже, по сути, является, поскольку то, что в ней обращается, имеет так же мало общего с искусством, как яхты, самолёты и часы. В европейских музеях есть потенциал после раскола стать местом рождения нового поля искусства, в котором могут сформироваться новые формы автономии. Не сепаратистские «альтернативы», которые существуют лишь в масштабных инсценировках магически мыслящих художников и теоретиков, а полностью институционализированные построения, которые смогут, при помощи «подлинно общественной магии институций»[26]Bourdieu P., Wacquant L. An Invitation to Reflexive Sociology. Chicago: University of Chicago Press, 1992. P. 117., производить, воспроизводить и вознаграждать особые и, будем надеяться, более равномерные по происхождению и распределению формы капитала.

Перевод с английского Лии Эбралидзе под редакцией Егора Софронова.

Примечания:

Благодарю Свена Люттикена за его ценные комментарии в процессе написания статьи.

Впервые опубликовано в Texte zur Kunst 83 (September 2011). P. 114–127. Перевод печатается с разрешения автора.

1 Kennedy D. Chelsea Owner Admits He Paid out Billions in Bribes // Irish Independent, July 5, 2008.

2 Clifford S. Even Marked Up, Luxury Goods Fly Off Shelves // The New York Times, August 3, 2011.

3 Evans W. CA Pension Overhaul Group gets Grant from Texans // San Francisco Chronicle, August 12, 2011.

4 Ahmed A. DealBook: SAC Capital Said to Face Insider Trading Inquiry // The New York Times, June 1, 2011.

5 Annual General Meeting of SEV Hellenic Federation of Enterprises, adress [sic] by SEV Chairman Mr. Dimitris Daskalopoulos. May 24, 2011, доступно по http://www.sev.org.gr/online/viewNews.aspx?id=1918&∣=&⟨=en.

6 Ahmed A. Dealbook: For Level Global, F.B.I. Raid is a Final Blow // The New York Times, March 4, 2011.

7 Chicago Billionaire Leads Hedge Fund Shift Away from Obama // abcnews.go.com, December 7, 2010; Zernike K. Secretive Republican Donors Are Planning Ahead // The New York Times, October 19, 2010.

8 Dealbook: Ex-Citi Trader, Hall, Raises $1 Billion // The New York Times, June 21, 2010.

9 DeCambre M. Blackstone Chief Schwarzman likens Obama to Hitler over Tax Rises // The Telegraph, August 16, 2010.

10 Moore H. N. Deal Journal: Merrill Lynch’s Peter Kraus Collects $25 Million, Then Resigns // Wall Street Journal Blogs, December 22, 2008.

11 Dealbook: Henry Kravis in Focus as Buyout Backlash Spreads // The New York Times, December 6, 2007.

12 Ahmed A. Dealbook: Writing Again, Third Point’s Loeb Takes Swipe at Obama // The New York Times, July 24, 2011.

13 Bagli C. V., Haughney C. Wide Fallout in Failed Deal for Stuyvesant Town // The New York Times, January 25, 2010.

14 Ahlemeier M. Die Rache des Schraubenkönigs // Süddeutsche.de, December 18, 2008.

15 Gropp R.-M. Deutschlands teuerstes Kunstwerk // faz.net, July 14, 2011.

16 The American Economic Review vol. 76. no 2 (May 1989). P. 10–14.

17 Art as an Investment and the Underperformance of Masterpieces // New York University Finance Working Paper № 01–12 (February 2002).

18 Art and Money // Yale School of Management Working Paper № 09–26. Yale School of Management, April 28, 2010.

19 Of the 1%, by the 1%, for the 1% // Vanity Fair (May 2011).

20 Economics: Free Exchange: The Cost of Living Extremely Well // Economist.com, September 25, 2007, доступно по http://www.economist.com/blogs/freeexchange/2007/09/the_cost_of_living_extremely_well.

21 Kraeussl R. Following their Passions // Art+Auction (Summer 2011).

22 Bush G. H. W. Inaugural Address, January 20, 1989.

23 Я начала это исследование весной 2010 года, когда Артфорум попросил меня написать текст для их летнего номера про музеи. Артфорум отказался печатать текст, который я прислала, — в нём я разбирала, как члены попечительского совета МоМА были замешаны в ипотечном кризисе. Это исследование превратилось в инициативу с названием «Искусствогархия» (Artigarchy), интерактивную интернет-платформу, которая отслеживает политические и экономические связи крупнейших коллекционеров и меценатов. Мне всё ещё предстоит найти культурное учреждение, которое захочет поддержать этот проект.

24 См. Fraser A. Speaking of the Social World… // Texte zur Kunst vol. 21 no 18 (March 2011). P. 153–156.

25 Цит. по Higgins C. Will Philanthropists Save the Arts? // The Guardian, October 21, 2010.

26 Bourdieu P., Wacquant L. An Invitation to Reflexive Sociology. Chicago: University of Chicago Press, 1992. P. 117.

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.