#Есть мнение

Произведение в руках профессионалов

748        0        FB 0      VK 1

Валентин Дьяконов, куратор, художественный критик и наёмный работник Музея «Гараж», защищает целостность произведения, подвергшегося цензуре крупной институцией. Он обращает простой посыл фонду v-a-c о Никите Спиридонове: верните художнику произведение.

Попутно он задаётся вопросом о колониалистской иерархии стоимостей имён собственных в зависимости от их оценки интернациональным рынком: авторкой может быть преимущественно условная «глобальная» художница (хотя всё ещё в подавляющем большинстве художник), тогда как местная и менее известная — лишь подрядчица, а её труд — не произведение, а гетерономный институциональный заказ; в руках квалифицированных профессионалов. Проектная логика их дела права и неоспорима. Она оправдывает себя в том числе идеологемами преодоления романтических заблуждений о творчестве; качества, то есть повышения уровня искусства до высоко спродюсированных и медиированных фикций.

Дьяконов, вопреки распадающемуся смешению или манипулятивной подмене, различает — тасуя — сообщество и коллектив, сотрудничество и диктат, профессиональную корпорацию и «просто колоду карт».

19.08.20    ТЕКСТ: 
Влад Чиженков. Скульптура у МГУ. Личный архив автора.

Влад Чиженков. Скульптура у МГУ. Личный архив автора.

Сразу скажу, что пишу не от лица какой бы то ни было институции, хотя в оценке ситуации и опираюсь на свой опыт работы. Желание прокомментировать историю с фильмом группы u/n multitude продиктовано исключительно внутренними противоречиями реакции Варвары Ганичевой и Никиты Рассказова на статью Никиты Спиридонова. Мной движет не чувство солидарности (идеологемы в моём тексте выделены курсивом) с той или другой стороной. Тут все молодцы, дело делают, но и лукавят, конечно же, поскольку художнику важно защитить иллюзорную стройность практики (не в том смысле, что стройность практики именно u/n multitude иллюзорна, а в том, что последовательность нам только снится), а заказчику — сомнительное решение вопроса. При этом оба текста вместе напоминают хрестоматийный рассказ Бальзака, в центре которого располагается «неведомый шедевр», в нашем случае — заблокированный юристами V-A-C фильм.

Нащупать трезвое отношение к этому конфликту невозможно без допущения о том, что существует произведение искусства. В наши славные времена, когда процессуальность и длительность (называемые перформативностью, диалогом, сотрудничеством, работой с сообществами, донорством — по Наталье Серковой[1]Серкова Н. Gallery Fiction: как сегодня распространяется искусство // Художественный журнал № 104 (2018). С. 56–61.) почти что справились с ужасавшей художни_ц конечностью высказывания, непросто объяснить, что такое произведение. Считайте его застывшей капелькой смысла в патоке дискурса, капелькой-линзой, уже пассивной материально, но способной усилить и поменять взгляд как на прошлое дискурсивного потока, так и на его будущее. Произведение как феномен и понятие — вещь немодная. Не потому, что дебаты о сделанности и политической ангажированности формы уже отгремели (тут аргументы всех сторон изложены давно), но потому, что наибольшей привлекательностью для читателей и зрителей обладают простые человеческие истории о правах творческих работников, принуждении к труду, прекариате и несдержанных обещаниях (гос)капитала. Произведение в таком контексте кажется каким-то стыдным секретом Полишинеля или бастардом: оно вроде есть, но какой ценой, для кого и когда?

Уникальность «проектной логики» V-A-C (и 6-й Московской биеннале, кстати, тоже) в том, что она направлена против произведения, то есть адекватна ультрасовременной степени недоверия к нему на фоне снижающихся после карантина доходов, автоматизации труда и разнообразия эфемерных практик. Ганичева и Рассказов хотели настоящего сотрудничества, а получили произведение художника, который, судя по всему, сатирически сталкивает любителей в их предпочитаемой среде и профессионалов искусства, вынужденных работать на строительстве институции в просторном опенспейсе. При этом ответчики от V-A-C крайне комично считают сотрудников институции сообществом, а не наёмными квалифицированными работниками. Но попадание работников V-A-C в фильм без их согласия названо причиной блокировки отснятого материала. Ну, если V-A-C сообщество, то у его членов, наверное, есть возможность просто не приходить на работу в день съёмок? Или место работы — это сакральное пространство сообщества, целостность которого u/n multitude колонизаторски нарушили, установив там неолиберальный и сексистский диктат «контекста, понятного только автору»?

Влад Чиженков. Фреска в МГУ. Личный архив автора.

Влад Чиженков. Фреска в МГУ. Личный архив автора.

А если бы автор был «глобальным» художником и настоял на том, чтобы снимать в офисе, его материал тоже заблокировали бы? Понятно, что такое развитие событий маловероятно, ибо «глобальные» художники, как правило, отличаются невероятным, на грани культа, уважением к труду работников институций и в очень редких случаях идут на то, чтобы каким-то образом комментировать их структуру (редкое исключение из правил — «Legendaries» Синтии Марсей[2]Gamedze T. Cinthia Marcelle, 10th Berlin Biennale.).

Тут вот какая проблема. Если считать сообществом любой коллектив, в котором сложились неплохие отношения, то мы придем к невозможности вообще любой критики, ни текстовой, ни художественной. Когда такой коллектив еще и защищён от критики идеологемой профессионализма, то его внутренняя и внешняя политика становятся абсолютно непроницаемыми, а нападки извне превращаются в месть халтурщиков, не понимающих, каким усилием приходится поддерживать такой уровень. Нет, в профессионализме нет ничего плохого, его невкусные, но полезные плоды питают инфраструктуры, которыми пользуются (почти) все. Но в том-то и особенная живость произведения искусства, что оно, помимо формальных аспектов и позиции автора, очень ярко высвечивает условия труда и степень образования предполагаемого зрителя. (Мне приходилось уже писать об этом в связи с «Веткой» Монастырского[3]Руки прочь от «Ветки» // Артгид, 21 февраля 2020.). Может случиться и так, что некий коллектив, столкнувшись с произведением, вдруг поймёт, что он далеко не сообщество, а «просто колода карт». Это травматично, я понимаю. У Бальзака и про это есть вещь — «Утраченные иллюзии».

Реконструировать фильм u/n multitude по развернувшейся вокруг него полемике художника и заказчика — занятие абсурдное. И увлекательное — в моей голове этот фильм уже стоит на одной полке с фильмом Алена Рене и Криса Маркера «Статуи тоже умирают» (его часть, посвященная колониальной политике Франции, тоже подверглась цензуре на несколько лет). Очень возможно, что я кругом не прав, и финальное произведение просто творческая неудача и/или психотическая манипуляция на уровне «Дау» Хржановского. Но тогда его можно спокойно отдать авторам, как это случилось с исследованием Глеба Напреенко и Александры Новожёновой, в конце концов получившим «Инновацию» (wink-wink). Короче, права надо передавать целиком, переступить через идеологемы сотрудничества и сообщества ради произведения.

Примечания:

Данный текст вступает в полемику с двумя публикациями этого месяца на портале:

Спиридонов Н. О чувстве неловкости: любительство против проектной логики институций // aroundart.org, 2 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/02/spiridonov-lubitel-protiv/.

Ганичева В., Рассказов Н. Ответ из фонда v-a-c: об отменённом фильме Никиты Спиридонова // aroundart.org, 17 августа 2020, http://aroundart.org/2020/08/17/otvet-iz-fonda-v-a-c/.

1 Серкова Н. Gallery Fiction: как сегодня распространяется искусство // Художественный журнал № 104 (2018). С. 56–61. Доступно по http://moscowartmagazine.com/issue/72/article/1548.

2 Gamedze T. Cinthia Marcelle, 10th Berlin Biennale, https://bb10.berlinbiennale.de/artists/c/cinthia-marcelle.

3 Руки прочь от «Ветки» // Артгид, 21 февраля 2020, https://artguide.com/posts/1933.

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.