#биеннализация

Микробиеннале: устройства и фрустрации

862        0        FB 0      VK 4

Самокритика Виктора Жданова, инициатора Микробиеннале горизонтальных инициатив: из Белгородской области и далее всюду.

28.12.20    ТЕКСТ: 
acab

Возникновение Микробиеннале горизонтальных инициатив естественным образом совпало с волной новых самоорганизованных биеннале и триеннале середины и конца 2010-х. С 2014 года только в России их появилось свыше десяти. В 2021 году Микробиеннале горизонтальных инициатив пройдет во второй раз. В этом тексте я постараюсь уделить внимание ее устройству и трудностям организации основной программы 2019 года.

Устройство

Категорический императив Микробиеннале — самоорганизация и объединение художников как перманентный, самообновляющийся процесс в обход институциональной номенклатуры и сегрегации, навязанной рынком. Формат биеннале позволяет экспозиционно фиксировать текущий художественный процесс в регулярной последовательности с наиболее оптимальным коэффициентом изменчивости. К тому же Микробиеннале как самоорганизация вправе проводить мероприятия не только в период своей двухгодичной системы, но и вне ее. Недавним примером служит лабораторная выставка «Paranormal Activist», организованная при участии независимых паранаучных сообществ в рамках проекта-платформы «Группа поддержки». Также показательна существующая частично в теории так называемая «пиратская программа» Микробиеннале, предусматривающая участие ежевременно, так как не ограничена ни кураторским, ни галерейным регламентом. Она в целом отметает всякое основание администрировать деятельность художника в этой программе, оставляя ему право на всю возможную широту действий. То есть в данной ситуации это наиболее свободная, индивидуалистическая форма художественной кооперации. Название программы проводит параллель не только с «цифровыми» пиратами, но и с вполне реальными, историческими — так как подразумевает интервенцию, нападение и абордаж институционального судна. Не исключая всякого рода крайностей — участнику следует лишь обозначить: «Это было в рамках Микробиеннале горизонтальных инициатив», и чем бы это ни являлось, никто не сможет этого опровергнуть. Ни я, никто другой не наделяются полномочиями организатора этой программы, она конкретно нацелена на автономное воспроизведение художественного (и антихудожественного). «Пиратская программа» может явиться вдруг, всем чем угодно или даже ничем вообще — абсолютным нулем, строчкой в CV[1]Подробнее о пиратской программе: Жданов В. Взывая к духу пиратства: Микробиеннале горизонтальных инициатив. Часть 1 // сиг.ма, 17 сентября 2019.. В результате этих условий считаю разумным впоследствии уходить от колониального термина куратор в пользу термина инициатор. А точку отсчета процесса художественного действия именовать инициацией. В конечном итоге Микробиеннале должна будет отказаться от фигуры единоличного инициатора как такового, в пользу формирования независимой инициативной группы, состоящей из художников, инициаторов и теоретиков.

Формы художественной кооперации Микробиеннале.

Формы художественной кооперации Микробиеннале.

Также я не имею и пока не планирую иметь авторских прав на Микробиеннале. А значит, и не имею возможности отслеживать и контролировать использование всего, что будет называться ее именем в дальнейшем[2]В этом смысле весьма примечателен случай с самоорганизованной The Fen Drayton Biennale, которая, появившись на полтора года позже Микробиеннале горизонтальных инициатив, в своем Инстаграм-аккаунте указывала, что горда быть первой микробиеннале в мире. Впоследствии организатор изменил текст на «первой в Великобритании микробиеннале». Ни к первому, ни ко второму варианту текста я не высказывал претензии..

Коль скоро упомянуто администрирование, совсем иначе дело обстоит с основной и параллельной программами — в них существует и отбор проектов, и приглашение участников вне опенколла. В контексте параллельной программы инициаторский отбор играет роль только на первой стадии, только в позиции «да/нет», а за содержание художественных действий, выставок и иных мероприятий отвечают локальные инициативы. Так, например, функционировали выставки «В проеме», организованная независимыми художниками в Тобольске, «Прошел мимо» Владимира Могилевского в Симеизе, перформанс «Грусть победит печаль» Габбилена Галычева и выставка выпускников Британки «температ_YRA!_1.0» в Москве.

Говоря об основной программе 2019 года, темой которой стало «скромное искусство», хочется отметить важность понятия скромности как шага к умеренному потреблению. Это о потреблении и воспроизводстве искусства в том числе, но не о скромности как прерогативы морали. В традициях российского рынка вполне ожидаемы запросы на работы большого размера, часто живописи или скульптуры, реже графики, фотографий, инсталляций. Вполне очевидно, что концепция произведения для будущего покупателя будет играть вторичную роль. Первичным будет вкусовое предпочтение, даже отношение объекта к интерьеру. В этом контексте протест против монументальности есть неприятие произведения, функционирующего как фон для селфи, как элемент убранства.

Малый размер дает ряд преимуществ — в первую очередь, удобство при транспортировке и в монтаже. Миниатюрность независима и требует концентрации. Опенколл 2019 года шел под негласным принципом: биеннале, способная уместиться в продовольственном пакете. Ограничение в размерах работ, не более 12х12 cm — размера стандартной обложки CD-альбома, позволил прислать работы четверти участников почтой. Так, к московской камерной выставке смогли присоединиться художники из Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Воронежа, Смоленска, Беларуси, Испании, Германии, Китая и др. Некоторые художники частично или полностью обходили ограничения в размере, чему я решил не препятствовать. Поскольку я играл роль мягкого куратора, позволить себе контроль линейкой стало бы высшей точкой позиции угнетателя. Также в последний момент, в день финисажа, я решил не проводить «кураторскую экскурсию» по экспозиции, не присваивая всеобщего голоса. Вместо этого внимание придавалось тому, что сама ситуация состоялась. Художники вправе сами рассказать о себе.

Может показаться, что в самом названии «Микробиенннале горизонтальных инициатив» чувствуется предпочтение к взаимодействию с самоорганизациями, а не с художниками как таковыми. Это не совсем так. Микробиеннале — это общее поле для художников и представителей художественных самоорганизаций, разделяющих взгляды, близкие идеалам прямой демократии, способствующим введению как правило равноправного, горизонтального диалога. В проекте участвуют современные художники вне зависимости от их происхождения, гендера, возраста и заслуг. А самоорганизации выступают с позиции, в которой им предоставляется возможность рассказать о себе, поделиться опытом или провести мастер-класс. Так было на лекционной сессии 10 января, где о себе рассказали Spectate, фестиваль Плохого видеоарта, зин «Женский голос», студия 4413 и мастерская «Дай пять». Аналогичным правом могут пользоваться и художники. И наоборот — самоорганизации могут участвовать в качестве художников[3]Яркий пример: участие в лабораторной выставке «Paranormal Activist» в качестве художников — коллектив самоорганизованной Третьяковской премии..

aaab

Идея о низвержении авторитетов, как кураторских, так и художественных, закреплена в айдентике Микробиеннале. Два тотемных животных Микробиеннале 2019 года — змея и козленок (раз в два года символы биеннале будут меняться). Змея — это образ авторитарного куратора, козленок — невинного художника, отданного на заклание кураторским амбициям. К тому же змея ползет преимущественно по поверхности, горизонтально, что в принципе метафорично низовым инициативам и единению (змеиный клубок). А на первых веб-баннерах, объявляющих опенколл, использовались фотографии козла, скачущего горизонтально, будто парящего прямо относительно уровня земли.

На мерче, приготовленном для открытия основной программы совместно с иллюстраторкой Варварой Даньковой, мы подготовили два сюжета — сценка, в которой змея-куратор душит козленка по центру закругленного текста «All artists are bastards» («Все художники ублюдки»), и противоположный сюжет, в котором козленок повергает копытом змею, с надписью «All curators are bastards» («Все кураторы ублюдки»). Подавляющим интересом, разумеется, пользовался мерч с последним изречением. На флаге проекта мы изобразили более добродушную змею на фоне метафорического земного шара. Он подчеркивает интернациональный характер и тот факт, что на данный момент Микробиеннале — это one-man band, самоорганизация куратора-ублюдка. В момент, когда вокруг проекта соберется инициативная группа, вероятно, сменится и флаг.

Думаю, тут уместно будет также упомянуть термин «зона змеи», привнесенный режиссером-документалистом Мариной Разбежкиной из серпентологии. Зона змеи — это безопасное расстояние от змеи до человека, расстояние, которое не следует нарушать, чтобы не спровоцировать змею на агрессию[4]Разбежкина М. Зона змеи // Сеанс № 29/30, 1 марта 2007.. Возможно, боязнь нарушить зону комфортного сосуществования сейчас отдаляет проект от формирования инициативной группы.

Планы

Далее логично будет перейти от устройства к повествованию об организационной работе над основной программой. Но прежде этого хотелось бы упомянуть то, что планировалось сделать, но по тем или иным причинам реализовать не удалось.

Первоначально, еще до формирования основной программы и объявления опенколла, планировалось запустить выставку актуальной графики, ориентированную на освоение голубями. Выставка в двухэтажной голубятне, предложенной родственником одного из участников, должна была предшествовать основной программе и являться голубиной биеннале, развивавшейся параллельно основном событиям. В ноябре 2019 мы провели фотосет в самой голубятне для интервью журналу TATLIN[5]Яковлева У., Жданов В. Биеннале — это не обязательно про крупные институции и миграцию капиталов // Татлин, 26 сентября 2019.. Обязанности за ее курирование возложил на себя московский художник Михаил Доляновский, но в связи с некоторыми техническими трудностями и разъездами оного выставка до сих пор является нашим мифическим долгостроем. Надеюсь, ее получится реализовать в 2021-м году.

Также на первых этапах проекта планировалось учредить самоорганизованную карательную премию «За скромные заслуги в современном искусстве». В холщовом мешочке в качестве приза могла бы вручаться некая противная субстанция, отсылающая к творческому методу лауреата (как, например, голубиный помет в работах Алекса Булдакова). Однако поиск претендентов, причины номинации стали бы поводом для отдельной желчной дискуссии, которая шла бы вразрез с леймотивом солидаризации художников.

Микробиеннале старается находится в положительном диалоге с остальными самоорганизованными биеннале. У меня нет и вряд ли будет желание когда-либо конкурировать со схожими инициативами. В своей авторской лекции «Самоорганизованные биеннале. Локальный контекст» я регулярно рассказываю о самоорганизованных биеннале, о которых мне удалось узнать и в которых я успел поучаствовать как художник. Последнее время я собираю материалы об аналогичных проектах и в моих планах на ближайшее будущее создать виртуальную энциклопедию самоорганизованных биеннале/триеннале.

Злоключительная программа

Повествуя о перипетиях организации основной программы, я, к сожалению, не могу оставаться достаточно объективным. Рискуя оказаться в позиции жалобщика, я все-таки надеюсь, что нижеизложенное станет полезным предостережением кураторам, решившим пойти на сотрудничество с государственными площадками, далекими от современного искусства.

25 декабря на излете года свиньи в цокольном пространстве на Фрунзенской набережной, будни которого отводились по обыкновению организации досуга детей, открылась выставка основной программы Микробиеннале. Не найдя независимого пространства изначально, я вел переговоры с КЦ ЗИЛ[6]Культурный центр завода имени Лихачева., чей экспертный совет, не привлекая меня как организатора, обсуждал проект в закрытом режиме. Затем, измучив менеджера вопросами, получил отказ с комментарием по поводу небольшого размера работ, гипотетически не заполнявших внушительное помещение культурного центра. Тогда я обратился к заведующему арендой ДК РУТ (МИИТ)[7]Институт пути, строительства и сооружений Российского университета транспорта (МИИТ)., с которым уже были налажены некоторые договоренности[8]По договоренности, взамен аренды после финисажа я обязан был «подарить» арендодателям свою художественную работу. Чего я так и не сделал.. В распоряжении арендодателей имелось пространство на Фрунзенской набережной. Выставке основной программы, темой которой, как было сказано, стало «скромное искусство», было суждено скромно ютиться в полуподвальном помещении муниципального клуба для детей и подростков. По чистой случайности клуб находился через реку напротив новой Третьяковки, где на тот момент угасала Московская биеннале. Выставка в Детском клубе стала убедительной антитезой дорогому и пафосному событию.

Стоит отметить, что сам клуб, официально называющийся не иначе как РАО «Мастер-класс», с приходом арендодателей из МИИТа (а может, и ранее) стал выставлять в своих залах преимущественно деактуализировавшихся живописцев из Союза художников под вывеской «галерея “Всекохудожник”»[9]Всекохудожник — сокр. от Всероссийское кооперативное объединение «Художник», союз, существовавший в СССР с 1928 по 1953 год.. То есть с некоторой условностью помещение было подготовлено для выставок, и даже единожды в ней успели побывать выпускники ИПСИ с локальным проектом «NOTHING WORSE THAN I don’t care». Не знаю как с ними, но в нашем случае процесс взаимодействия с институцией осуществлялся не без критических моментов, таких, как порча произведений художников — в день после монтажа старательной уборщицей была разбита керамическая скульптура Екатерины Стерликовой. К счастью, работу удалось экстренно склеить. А незадолго до самого открытия были содраны со стен объекты Михаила Доляновского, созданные из субстанции, близкой по консистенции жевательной резинке.

В период, когда выставка уже шла, структура экспозиционного пространства с очевидной регулярностью нарушалась сотрудниками. Столы и иные предметы обихода появлялись, возникали и перемещались, создавая визуальный мусор в выставочных помещениях (несмотря на то, что остальные аудитории клуба были свободны). Работы сдвигались с их мест, будто кто-то незримый и злой давал понять, что произведения вокруг — нелепая случайность, окружение, недостойное автономии.

Не обошлось без эксцессов и во время монтажа — в результате попустительства арендодателя, из-за которого монтаж был отсрочен на несколько месяцев, один из дней монтажа странным образом совпал с корпоративом работников детского клуба. И приставание к монтировавшимся художникам подвыпивших руководителей кружков несколько развеяло дух совместной работы над экспозицией. Невозможно обойти стороной и особый флер пренебрежения, витавший при общении с руководством, иногда сквозящий в устной речи, иногда в мессенджерах, а однажды принявший форму словесной перебранки с оскорблением одного из художников. Поэтому, когда говорят о том, что основная программа на Фрунзенской набережной была своего рода панковской выставкой, в какой-то мере интервенцией — не верьте. Как организатор я был более чем угнетен сложившимися обстоятельствами и чувствовал угнетение каждым нервом. Весь вернисаж я панически боялся, что арендодатели создадут ситуацию, которая бы заставила меня краснеть.

Я сильно нервничал и ругал себя за то, что согласился пойти на сотрудничество с муниципальным/государственным объектом, за то, что поддался обстоятельствам и не последовал выведенным мною ранее принципам[10]Эмоциональный пост объявления первого опенкола, 01 июня 2019: «Микробиеннале может проводиться в независимых арт-пространствах, ЦСИ и галереях, библиотеках, квартирах, домах, дачах, гаражах, а также: в кладовках, погребах, подвалах, сенцах, антресолях, холодильниках, чемоданах, пальто, на сайтах, в мессенджерах и на страницах в социальных сетях».. Я тешил себя мыслями, что скоро все закончится. И сейчас убежден, что следующие биеннале должны будут проводиться в независимых пространствах.

Я сознательно ухожу от обсуждения и отбора работ. Должен сказать, что он был довольно спонтанным, так как ранее мне не доводилась обрабатывать большие количества заявок. Поэтому многим авторам я дал согласие сразу, не дождавшись совокупности заявок, чтобы рассмотреть их цельно и сформировать из них некий мудборд выставки. Это было вызвано боязнью не набрать достаточное количество материала (учитывая размеры произведений). К счастью, это дало мне возможность отнестись к аналогичной работе более структурировано в последующих мероприятиях.

Будущее

Как уже было сказано, вторая Микробиеннале должна будет пройти в конце или в середине 2021 года. В связи с эпидемиологической ситуацией довольно сложно прогнозировать, однако вполне очевидно, что выставка может перенестись в виртуальное пространство или принять форму мейл-арт проекта, интервенции.

Тема «Скромного искусства» была импульсивной реакцией на процессы, наблюдаемые в отечественном художественном сообществе: провал российского павильона на Венецианской биеннале, ориентация художников на коммерческие проекты, тщеславие и лицемерие старших коллег. Тема и место проведения основной программы 2021 года пока не обнародованы, однако позиция близкая отрицанию всякого рода авторитетов на пути солидаризации участников культурного процесса остаётся прежней. Формат и задачи, возможно, будут уже решаться коллегиально.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Подробнее о пиратской программе: Жданов В. Взывая к духу пиратства: Микробиеннале горизонтальных инициатив. Часть 1 // сиг.ма, 17 сентября 2019, https://syg.ma/@victor_zhdanov/vzyvaia-k-dukhu-piratstva-mikrobiiennalie-ghorizontalnykh-initsiativ-chast-1.

2 В этом смысле весьма примечателен случай с самоорганизованной The Fen Drayton Biennale, которая, появившись на полтора года позже Микробиеннале горизонтальных инициатив, в своем Инстаграм-аккаунте указывала, что горда быть первой микробиеннале в мире. Впоследствии организатор изменил текст на «первой в Великобритании микробиеннале». Ни к первому, ни ко второму варианту текста я не высказывал претензии, https://www.instagram.com/fen_d_b/?hl=ru.

3 Яркий пример: участие в лабораторной выставке «Paranormal Activist» в качестве художников — коллектив самоорганизованной Третьяковской премии.

4 Разбежкина М. Зона змеи // Сеанс № 29/30, 1 марта 2007, https://seance.ru/articles/zona-zmei/.

5 Яковлева У., Жданов В. Биеннале — это не обязательно про крупные институции и миграцию капиталов // Татлин, 26 сентября 2019, https://tatlin.ru/articles/biennale-eto_neobyazatelno_pro_krupnye_institucii_i_migraciyu_kapitalov.

6 Культурный центр завода имени Лихачева.

7 Институт пути, строительства и сооружений Российского университета транспорта (МИИТ).

8 По договоренности, взамен аренды после финисажа я обязан был «подарить» арендодателям свою художественную работу. Чего я так и не сделал.

9 Всекохудожник — сокр. от Всероссийское кооперативное объединение «Художник», союз, существовавший в СССР с 1928 по 1953 год.

10 Эмоциональный пост объявления первого опенкола, 01 июня 2019:

«Микробиеннале может проводиться в независимых арт-пространствах, ЦСИ и галереях, библиотеках, квартирах, домах, дачах, гаражах, а также: в кладовках, погребах, подвалах, сенцах, антресолях, холодильниках, чемоданах, пальто, на сайтах, в мессенджерах и на страницах в социальных сетях».

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.