#Итоги года

Эмиграция работников искусства: итог 2021 года

1 295        0        FB 0      VK 0

Многие из участников списка в конце этой публикации отказались от комментариев или сказали, что переезд — их сугубо личное дело, и в подробности они бы не хотели посвящать никого. Точнее, они решили ограничиться скупой информацией об этом в социальных сетях.

09.02.22    ТЕКСТ:  и

Kudrina 1

По этой причине, для безопасности всех информаторов и поименованных, воздержимся от каких-либо публичных размышлений на тему связи нынешней политической ситуации или ситуации в искусстве и гуманитарном образовании в стране (тяжелой на наш взгляд) и отъездом общих знакомых. Отметим только тот факт, что массовую эмиграцию из России назвали в числе трендов уходящего года наши коллеги журналисты, освещающие почти все жизненные области. Переехавший в прошедшем году на время или навсегда друг, родственник или коллега есть почти у каждого. При всей распространенности идеи «внутренней эмиграции», часто подаваемой модным понятием «вненаходимости», эмиграция реальная только нарастает. Некоторые из известных деятелей искусства, при этом открыто указывают свой статус беженцев в прессе, рассказывают о полицейском преследовании или дискриминации на почве сексуальности, о сложностях с возвращением в Россию в ближайшем будущем. Кто-то, напротив, писал нам в личных сообщениях, что у них все хорошо, но пора завести семью, и она оказалась многонациональной, или пришло время повысить квалификацию, и нужное учебное заведение нашлось в другой стране. Исход свободолюбивых умов из страны — таков главный, по мнению редакции, итог года.

Редакторы составили не претендующий на представительность перечень эмигрантов, обусловленный их кругами знакомств. Часть списка мы попросили рассказать свои истории.

Юлия Вергазова, художница
Варвара Геворгизова, соосновательница Движения Ночь
Дарья Гетманова, критик
Анастасия Дмитриевская, критик, художница
Максим Дрожжин, участник студенческого фольклорного ансамбля, беженец по мотивам сексуальной дискриминации
Анастасия Дудукалова, работница культуры
Таисия Елина, художница, работница культуры
Александра Зайцева, искусствоведка
Анна Козонина, танцевальная критик
Варвара Койфман, художница
Ксения Кудрина, художница
Герман Лавровский, художник
Мария Иванова, художница
Тереза Мавика, кураторка
Саида Мейер-Саттарова, художница
Вероника Никульшина, участница Pussy Riot
Алена Папина, хореографическая кураторка
Александр Софеев, участник Pussy Riot
Анна Стрельчук, кинокритик, философ
Анастасия Суханова, фотограф
Николай Ульянов, художник
Иван Шатравин, куратор
Андрей Шенталь, художник, критик, философ

Юлия Вергазова

Пространство Zeche, New Now Festival, Эссен, 2021

Пространство Zeche, New Now Festival, Эссен, 2021

Привет, я Юля Вергазова и сейчас я учусь на втором курсе магистерской программы Кельнской Академии Медиаискусства.

При этом не могу сказать, что я уехала из России – сейчас меня связывает с российскими институциями, проектами и людьми не меньше, чем было до этого, а Алиса читает каждое утро новости Раша тудэй, потому что это весело и страшно. С академией все получилось легко, почти случайно. После выпуска из Школы Родченко я попала в резиденцию в Дюссельдорфе. Во время нее мой друг, Валя Фетисов, показал мне академию и рассказал, как там все устроено. Я вернулась в Москву за месяц до дедлайна подачи заявок на эту программу, быстро собрала и отправила необходимые документы, особо ни на что не рассчитывая — это была моя первая в жизни попытка попасть в зарубежный вуз. Внезапно мне предложили пройти личное собеседование. Можно было сделать это по зуму, но я решила полететь в Кельн и встретиться с комиссией лично. Это были уже последние рейсы между Германией и Россией перед самым первым локдауном. Потом пришло второе письмо, с просьбой подтвердить мое согласие на зачисление. Поступление было самой легкой частью квеста, вообще незаметной на фоне всего остального. Мне повезло с академией, они, например, не требовали сертификат сдачи экзамена по немецкому, поэтому я сдала только ielts, чтобы сделать визу.

Дальше пандемия портила мне абсолютно все. Академия закрылась не успев открыться, весь первый семестр я сидела на зум семинарах из Москвы. Весной у меня заканчивалась виза, сделанная для выезда из России, и я приняла очень плохое решение поехать в Германию, чтобы сделать вид на жительство. В итоге я просидела еще один семестр зум семинаров, но в условиях паралича всех окружающих систем и бюрократического бытового ада. Помимо прочих приключений у меня даже один раз не получилось сделать плоскую выставку на окнах галереи внутри академии из-за того, что я попыталась поставить перед стеклами трехмерный объект – как мне объяснили, он трансформировал ситуацию демонстрации изображений в ситуацию выставки, которая могла привлечь избыточное количество зрителей, тогда это было больше двух человек. В обществе инструкций и безопасности очень легко получить нервный срыв.

Сейчас с такими вещами стало легче, хотя с 13 января я снова не могу зайти в музей или кафе, не сдав тест, потому что у меня российская вакцина и европейский бустер, вместо нескольких шотов европейской вакциной. В целом, если следовать местным биополитическим порядкам и научиться быстро показывать qr-код и айдишник на входе в магазин, то все неплохо.Как говорят все остальные, возможностей и финансовой поддержки для художников тут несравнимо больше, чем в России. Часто возможность подачи заявки связана с городом или землей, в которой живешь, от нее как правило и можно получать поддержку. Есть городской студенческий союз, в который можно обращаться в случае любых проблем, в академии есть студенческий сенат и туда можно избираться.Заседания всего сената открыты для студентов и можно подключиться по зуму, отчеты про их содержание потом приходят на почту.Участие в проекте означает бюджет на продакшн и гонорар художника, в зависимости от формата, стипендию и проживание. Но нужно уметь не впадать во фрустрацию от бумажной работы, подписывания контрактов, тщательного оформления каждого действия и исправления постоянных системных фейлов. И лучше не создавать системе прецедентов. А еще тут очень многое работает с применением бумажной почты и с соответствующей скоростью. Первое время после Москвы это ощущается как столкновение с айсбергом. Вообще в Москве был очень уютный тусовочный междусобойчик. И в голове все время крутилась мысль «ну а когда уже будет по-настоящему». А тут я, например, полгода борюсь с бюрократией за то, чтобы заставить работать домашний роутер. Думаю, что это и есть новый настоящий опыт.

У меня нет ощущения, что движение вообще линейно и что существует перемещение из точки A в точку В, или что я уехала откуда-то куда-то. Это просто логичное расширение зон и специфики практик.

Пространство Zeche, New Now Festival, Эссен, 2021

Пространство Zeche, New Now Festival, Эссен, 2021


Ксения Кудрина

Ксения передала в сообщении, что опыт переезда она еще не прожила и чувствует, что письменная реплика была бы преждевременной. Но она готовит работу с фотографиями всего пути, за время которого сумма ее пожитков уменьшилась в объеме от грузового контейнера до пары чемоданов. Часть серий занимают снимки, где Ксения передаёт старые «академические» полотна друзьям, чтобы те записали их, давая таким образом живописи новую жизнь.

Саида Мейер-Саттарова

Саида Мейер-Саттарова. Иллюстрации к серии «Поездки с гостем»

Саида Мейер-Саттарова. Иллюстрация к серии «Поездки с гостем»

Мой переезд в Люксембург пришёлся на начало пандемии.

Казалось в тот момент, что я не понимаю, где я. Бывает сложно ориентироваться, если ты ограничиваешься только домом, без привычных походов по выставкам, театрам и музеям, которые особенно важны в период адаптации, а мой переезд пришёлся почти на самый пик и начало пандемии в Европе. Практически через полтора месяца после того, как я уехала в Европу, здесь начался жёсткий «локдаун». В этот период я вовсе не выходила из дома, даже в супермаркет, а еду доставляли оттуда же.

В целом, это оказалось нелегким. Могу сказать по опыту, что для любого переезда нужно время и терпение. Это был второй раз, что я кардинально сменила место жительства. Первый был в 2014 году, приехала в Москву. Я родилась и выросла в Узбекистане, в городе Ташкент. Самое сложное, что оставалось и остаётся для меня в России, в Москве — это суровые погодные условия. Я постоянно ощущала нехватку солнца. В целом, я достаточно быстро адаптировалась, (в течение года) со временем нашла друзей, коллег, единомышленниц (с 2018 года мы выпускаем художественно-поэтический Зин «Женский голос» с Лизой Неклессой и Еленой Ляпиной). Мы принимаем участие в презентациях, ярмарках, поэтических вечерах. Мне нравится ритм Москвы, здесь никогда не бывает скучно: театральная, галерейная, музейно-выставочная деятельность очень активная. Только уже за это можно полюбить Москву, за ее возможности. Помню, что как-то около часа простояла в очереди в Третьяковскую галерею (хорошо, что можно сейчас купить билеты онлайн без очередей). Помимо погодных условий было трудно устроиться на работу. Система принятия иностранного гражданина (официально) на работу сложна.

Когда я собралась переезжать в совсем не знакомую мне страну, я пыталась договориться с самой собой, что этот раз должен пройти намного легче, потому что был опыт. Но на деле, я столкнулась с совсем другими проблемами, которых в моей первой смене дома не было. Разница между культурой, менталитетом, привычками и традициями всех трёх стран: в которой я родилась, прожила и проживаю, — огромная. На первый взгляд кажется, что особых различий нет между Узбекистаном и Россией в связи с тем, что Узбекистан входил в состав Советского Союза. Конечно, многим Узбекистанцам знакома кухня, традиции, фильмы, мы праздновали одинаковые праздники, русский язык — второй официальный, но всё же разница ощутима. К примеру, так же, как и жизнь в Королевстве Люксембург очень отличается от жизни в ближайшей Бельгии, Германии, или Франции. Здесь никто никуда не торопится, жизнь размеренна, а сами жители консервативны. Кафе и рестораны здесь работают не так, как мы привыкли из-за того, что персонал нанимать очень дорого: открываются только вечером с семи, и немного работают днем. В Люксембурге (и, кажется, во всей Европе) очень большая бумажная бюрократия: столько писем, уведомлений я никогда в своей жизни не получала. Здесь мало галерей, но есть художники, принимающие участие в выставках почти со всей Европы. Здесь много банков, которые выделяют средства и инвестируют в частную коллекцию. Конечно, в России, она тоже существует, но не думаю, что в таких масштабах.

На мой взгляд, выставочная работа галерей здесь ориентирована на продажу. Конечно, любая галерея старается окупаться, но в России ещё много выставок делают ради искусства, а художники — ради участия в выставках. Здесь же все без стеснения говорят о продажах и не колеблются с ценами, и работа между художником и галереей очень понятна и ясна. Мне нравится эта уверенность людей в своём искусстве и умение его правильно оценить. У нас гораздо больше сомнений. Мне удалось принять участие в двух выставках: в местной галерее и в не совсем выставочном пространстве, но в месте, подходящем под искусство. С последней моей выставки покупатель взял картину, даже не узнавая цену. В офисах можно встретить много искусства, где-то оно очень хорошее, где-то очень коммерческое. Я бы хотела развеять миф о том, что в Европе только хорошее искусство, и мы должны ориентироваться на них, так как сильно отстаём. Я знаю много талантливых молодых художниц и художников из России и Узбекистана, и эти ориентиры немного грустны. Я бы могла отметить европейских скульпторов. Материалы, которые они используют, изначально дорогие, и это сразу чувствуется. Размеренный образ жизни, неторопливость и степенность, долгий локдаун оказался одним из самых продуктивных периодов в моей творческой жизни. Я успела написать (ещё в процессе) поэму «Поездки с гостем», проживая в тихой и самой маленькой части Европы, о бурлящей жизни Мистера Вонга, завсегдатае Бара «Red Face», человека живущего в Азии. Также я возвращаюсь в своих работах к истокам традиционного узбекского текстиля.

Сейчас я думаю, что вполне возможно, это не последний мой переезд, но для себя я поняла, что какую бы ты страну или город ни выбрал, ты впитываешь и с удивлением узнаёшь культуру, людей, традиции и их мировоззрение, это долгий и интересный путь, но не нужно забывать за этим всем себя.

Серия «Поездки с гостем».

«Я никогда не упускаю возможности созерцать любимый Бар [Red Face] удовлетворить свои гастрономические пристрастия пропустив пару Сакадзуки наполненное до краёв Сакэ». Такая возможность у меня появляется Каждую субботу / Каждое воскресенье.

————————
Что думают о человеке который постоянно пытается заполнить пустоту Сакэ?

————————
«Редкие моменты уединения я испытываю в Баре [Red Face]
Я лежу среди водорослей на самом дне [словно камень] меняющий форму из-за Сакэ».
«Что означает быть собой?»

______________

//Рассеянность//

Каждый раз когда попадаю в Бар [Red Face] я обнажаю себя [без суеты проговаривал Мистер Вонг Кунгкит]
[Не подумайте превратно сейчас язык мой не заплетается от выпитого сакадзуки Сакэ]
Я просто говорю что снимаю «свои маски» в Баре [Red Face]

___________________
Я часто сажусь за своё привычное место и осведомляюсь что сегодня в меню?

___________________
Верхние клешни краба в кисло-сладком соусе
Сибас на пару
Хрустящий сибас с шиитаке и корнем лотоса

____________________
Если бы не моя рассеянность
Мой выбор несомненно пал бы на красную рыбу по рецепту императрицы Цин

————————
Если бы не моя рассеянность

Мистер Вонг Кунгкит!
Мистер Вонг Кунгкит!
Однажды за поеданием мной лапши «удон» обратился ко мне не знакомый голос из-за угла [самого крайнего угла Бара Red]
Соблюдайте золотое правило Сакэ
«Не смешивайте свои чувства с Сакэ»
Это перебивает вкус Сакэ!

___________________
С того дня я пытаюсь не смешивать свои чувства с Сакэ
И каждый раз я терплю неудачу
И каждый раз я терплю неудачу

Sattarova 2

Вы ничего не знаете обо мне если думаете что знаете [и так почти с каждым встречным на своём пути]
Если вы думаете что я посещаю Бар [Red Face] только из-за пару сакадзуки Сакэ
Вы должны понимать
Меня не интересует так более как атмосфера в Баре [Red Face]
//Я растворяюсь в ней//
Меня не интересует так более как парят
Обдуманные /Неуловимые движения
Eё рук
//Я растворяюсь в них//

___________________
Об этом мои истории
И не только

Sattarova 3

Стоит только спросить: «Как всегда Мистер Вонг Кунгкит?»
И после утвердительного кивка меня провожают на моё привычное место

__________________
Важно конечно не упиваться состоянием «дурман»
Но я упиваюсь сидя подолгу в Баре [Red Face] как я это сам называю до последнего «Эхо голосов»

_________________
До последнего «Эхо голосов»

Sattarova 4

Я уже кажется говорил что питаю нежность к «унаги кабаяки» в особенности к «унаги хицумабуши»
А к нему
Свежий приготовленный рис на пару
Перец саншо
Раскрашенные водоросли Нори
Листья зелёного лука

_________________
Все было бы хорошо
Если бы не забыли сладкий соус унаги

__________________
Ответ чаще всего лежит на поверхности

Постскриптум: два участника попросили убрать их из уже опубликованного списка. Это совершенно противоречит правилам работы любого средства массовой информации, но в силу того, что мы обслуживаем очень малое сообщество — пошли навстречу нашим героям. 

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.