Поле молчания. Часть 1

101        0        FB 0      VK 0
19.03.11    ТЕКСТ: 

Выпускники разных лет Московской Школы фотографии и мультимедиа им. А. Родченко, ученики художника Кирилла Преображенского создали группу ВВЕРХ . Видео-артисты совсем недавно устроили выставку прямо в поле в Подмосковье. Aroundart взял большое интервью у всех участников арт-объединения. Перед вами первая часть беседы.

Как возникло объединение Вверх ?

Настя Дергачёва:
«Вверх!» — это часть перефразированного тезиса «Россия вперед!». Объединение возникло в среде учеников и выпускников Школы Родченко вследствие их взаимопритяжения и отталкивания. Появлялись фразочки, предметы, предложения по их использованию и начался диалог. Тезис мог следовать от кого-то одного, но впоследствии видоизменяться и по-разному осмысливаться остальными. Все это происходило год назад во время прогулок и выставок.

Даниил Зинченко:
Объединение ВВЕРХ возникло на дачной выставке в Хлебниково год назад. Само слово «вверх» — это часть выражения «Россия — вверх!» (обратное по смыслу «Россия — вперед»). Эта фраза была написана на серебряной четырехметровой стреле, торчащей посреди свалки на дачной выставке. И был еще лозунг «Достигнем левитации в Российской Федерации» — это фраза из первого видео в рамках объединения. Потом «Россия» убрали и оставили только ВВЕРХ, ибо название страны отсылает к политическим мотивам, от коих я с друзьями устал.

Михаил Максимов:
Первые ощущения, что наша деятельность может быть объединена одним вектором от земли в космос появились во время работы над «Некрофонией» — процесса прослушивания могил близких людей, нежных нам по духу. Затем был период кристаллизации названия группы, период подбора определения для неё, затем был шок и пауза… Эти ощущения + объединение закрепились после спонтанного, но интуитивно совершенно четкого решения Пети Жукова собрать «дачную» выставку под эгидой ВВЕРХ. ВВЕРХ — это не только направление, это также текущее время…

nastya.golovenchenko.01

Пётр Жуков:
Сначала была работа ребят “Некрофония”, где они записывали звуки из могил философов, поэтов, писателей. Потом, на открытии выставки “Sens and Sensebility” с участием этой работы, возникла фраза: “Россия вверх!”. Возникнув изначально как шутка и перефраз, она прижилась в нашей компании — ощущалось, что в ней наилучшим образом выражается экзистенциальная невыразимость не только и не столько российской и не только политической ситуации, но общемирового сициокультурного положения дел — когда единственным вменяемым движением становится движение в кардинально другом направлении, а космос осознаётся как последняя возможная утопия. Это было в начале весны 2010 года.
А 30 апреля состоялась дачная выставка, задуманная нами с Даниилом ещё в феврале. На ней и сформировалось объединение как факт, в определённом смысле, утвердившись текстом анонса выставки, и там же стало проявляться его смысловое и визуальное содержание, объединяющее идеи космизма, попытки выхода в реальность и переживания невозможного, etc.
Ещё немаловажно заметить, что хотя костяком “Вверх!” являются четыре человека, состав сообщества имеет открытый и динамический характер, на дачной выставке и на последующих к нам присоединялись и присоединяются множество замечательных художников, разделяющих наши идеи или же идею и ситуацию конкретной выставки.

Выставки проходят загородом — почему ? 
Настя Дергачёва:

Изначально такой эскапизм инспирирован желанием делать работы, отталкиваясь от пространства и из самого пространства. Насколько я понимаю, всех так или иначе привлекает в поселке Хлебниково ландшафт — его разнообразие и масштаб, абсурдное соседство таких вещей, как огромная свалка и яхты. Чего там только нет — река, белое поле на льду, местные жители и созданный ими рельеф, оставленные объекты. На первой дачной выставке многое было сделано из вещей, найденных на ближайшей свалке. В итоге часть из работ на этой же свалке и экспонировалась. А там прямо на куче мусора за разрушенным забором в каких-то развалинах жили люди . И они реагировали на работы, как негативно так и позитивно, являсь при этом сами экcпириенсом для пришедших гостей. Белым кубом так не инспирируешься. Однако, не все происходит за городом. «Финал», например, мальчики устроили в квартирной галерее Brownstripe. Хотя формально все происходило на поле, как и в «Поле молчания»

Даниил Зинченко:
Выставки проходят на природе. За городом — скорее география, а природа — состояние. В рамках объединения снимался в фильм в 300 км от москвы, поэтому «за городом» странновато звучит. Потому что там больше кислорода и не пахнет дешевым вином, как во многих выставочных местах. Ну а еще, потому что внутри объединения сквозная тема космоса и всего что с ним связано (люди, философия, литература), а под открытым небом в даже в десяти километрах от столицы лучше видны звезды и вроде как-то космос ближе.

nastya.golovenchenko.04

Михаил Максимов:
Места для выставок выбираются гетеротопически. Эволюционно нам необходимо перестроить географию выставочных пространств, что и делаем.

Пётр Жуков:
Правильнее было бы сказать, что выставки и акции проходят: в том числе за городом, — но не только там: так, например, выставка “Финал” проходила в моей квартирной галерее BrownStripe, а Настя в Волгограде принимала в члены движения Родину-мать.
По сути, выбираются “странные” места, позволяющие прорваться в видимое реальности — реальности, описанной Платоновым и экзистенциалистами, — а зрителям непосредственно воспринимать работы, как за счёт неразработанности конкретного пространства в художественном поле, так и за счёт труда, совершённого для достижения выставки.
В тексте к дачной выставке проводилась аналогия, что если в 70-е для полноценной работы было необходимо уезжать на дачу, то теперь для полноценного восприятия уже приходится там проводить выставки.

Происходит ли освобождение от смыслов вдали от города ?

Даниил Зинченко:
Смотря что под этим понимать. Вообще по итогам последней выставки на поле (на льду на самом деле), там были видео самоценные, которые могут показываться и самостоятельно вполне. Поэтому смыслы скорее пленят.

nastya.golovenchenko.03

Михаил Максимов:
Если речь идет об освобождении нас от смыслов, то да, происходит.

Пётр Жуков:
Вдали от города происходит освобождение от смыслов насыщенных в городе, что позволяет раскрываться смыслам другим и более тонким. например. Для нас тут важна ситуация культурных смыслов, которые в разработанной городской художественной среде функционируют и воздействуют установленными путями, аффектированным, к тому же, известными карьерными и экономическими стратегиями. Чтобы освободиться от этих лишних смыслов, в попытке создания новых, приходится искать или создавать новые пространства, в которых зритель будет их считывать “с нуля”.

Создается ощущение, что вектор смещается с самого искусства в сторону самого процесса его достижения ? 

Настя Дергачёва:
Если говорить о коллективных дачных выставках, то первостепенно взаимодействие объектов с пространством. Тут поездка в транспорте до платформы «Хлебниково» или ожидание не является частью работы, но позволяет приехать тем людям, которым это действительно интересно. А само чувственное и эстетическое происходит уже на территории поселка. Но чувственное, как вы заметили, может происходить и в момент создания. Порой это напоминает по структуре некий обряд или трудотерапию, но я бы не стала однозначно склонять вектор в одну сторону. Так, момент перформативности высок во многих видео, но не во всех он первостепенен. И это, кстати, предмет для внутренних споров.

Даниил Зинченко:
И то и другое и все одновременно и неотделимо, ибо зритель избалован и сам радуется, когда куда-то выбирается на выставку. Процесс нам в кайф так же, как итог. Документацию с выставки смотреть тоже интересно, как и делать выставку. А про само искусство — очень много работ делается не для конкретной выставки, а как в старые добрые времена, заранее, из-за чистого желания и потом просто встраивается в контекст выставки на природе.

Михаил Максимов:

Я вовсе не считаю, что места проведения наших выставок труднодоступны для зрителя. Хотя я понимаю истоки этого вопроса, но мы не собирались вычурно и открыто обрамлять трудностью достижения произведения само произведение. Мы просто хотели создать доступность иного порядка, отличную от кашеобразного стандарта.

Пётр Жуков:
Это, к сожаления, неизбежная ловушка в которую сторонний зритель может попасть сталкиваясь (не непосредственно) с нашей деятельностью, что обусловлено сложившейся в наших краях ситуацией, когда большая часть художественной практики сводится к обозначающим жестам, без особого интереса к их наполнению. Увы.
Но в нашем случае, процесс достижения, труднодоступность искусства — это только первый необходимый шаг, позволяющий непосредственно достигнуть возможности восприятия этого самого искусства. Это подобно длительности в видео — многие привычные к быстрому считыванию работ зрители отсекаются, но зато оставшиеся погружаются в работу глубоко — такой уход от ситуации плоскости (плакатности) и мимолётности искусства и смыслов в нём.

nastya.golovenchenko.02

Человек решившийся доехать до Хлебниково, да даже в Алтуфьево, и выделивший на это время, оказывается открытым для глубокого восприятия и погружения в — уже просто через другие временные масштабы.
видео с выставки
Продолжение

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.