Интервью с Илоной Орел, директором галереи Орел Арт в Париже.

489        2        FB 0      VK 0
31.05.11    ТЕКСТ: 
Ilona Orel Courtesy Stephan Grangier2

фото Stephan Grangier

Илона Орел рассказала, что ищут люди в эпоху кризиса и в чем конкурентная сила русского искусства. 

Ю.Г.: Илона, не могли бы Вы рассказать о Ваших первых проектах? Как я знаю, Вы стали заниматься русским искусством еще до создания галереи ?

И.О.: В 2001 году мы зарегистрировали нашу виртуальную галерею, еще не имея своего выставочного пространства. Нашим первым проектом была выставка Андрея Молодкина, Глеба Косорукова и Алексея Гинтовта в соборе Сальпетриер (Chapelle Saint Louis de la Salpetriere). Сами того не зная, мы сделали сейчас вошедшую в моду « pop-up exhibition ». Подобный концепт арт-галереи, без постоянной выставочной площадки, сейчас очень популярен в Лондоне, и, я смотрю, все больше и больше в Париже. Это такие выездные выставки, адаптированные к специфике того или иного места и момента.

Ю.Г.: Каким образом Вы выбирали Ваших первых художников ?

И.О.: Я ориентировалась исключительно на личный вкус, мало что зная о российской современной арт-тусовке. Хотя я с детства интересовалась искусством: окончила художественную школу, мама художник, в общем, привыкла вращаться в этой среде. Но после переезда в Париж я несколько потеряла связь с современным российским искусством. Конечно, у меня были некоторые контакты, например с Андреем Молодкиным, я купила несколько его работ. Изначально мне просто хотелось помочь этому художнику, не было ни галереи, ничего, для выставки в Сальпетриер я даже дала свой домашний телефон как контактную информацию. После открытия вышло неожиданно много публикаций в прессе, еще долго люди продолжали названивать мне домой…Это заставило меня задуматься, что в принципе интерес к русскому современному искусству есть. Я прошла по парижским галереям, посмотрела — никто не выставляет русских художников. Да, были шестидесятники, но из молодого поколения только один Кулик пожалуй. Так и получилось, что я приняла решение открыть галерею, а так как галерею для одного художника не открывают, стала искать других. Я поехала в Россию, встретилась с Дубосарским-Виноградовым, с Кошляковым, предложила им участвовать в проекте. В начале все было чистой авантюрой, я не знала, что из этого выйдет и выйдет ли что-нибудь вообще… Но художники соглашались на сотрудничество, так как мы были первыми в Париже, собственно другой альтернативы кроме нашей галереи не существовало.

Ю.Г.: Да, сейчас контекст изменился, открылось несколько галерей, специализирующихся на русском современном искусстве, многие французские галереи выставляют русских художников. А как Вы себя позиционируете в этой новой ситуации? Сложнее или проще работать?

И.О.: Сложность в начале была в том, что мы были абсолютно одни в данной области, этакий инопланетный элемент в арт жизни Парижа. Но были и преимущества: все знали, что за русским искусством надо идти в Орел. Да и сейчас этот имидж сохраняется. А то, что другие галереи занимаются русскими художниками, я считаю позитивным моментом. Благодаря этому мы заявляем, что русское искусство действительно есть, оно активно и достойно внимания. Кроме того, я не могла взять к себе всех художников, какие меня интересовали, и я рада, что они нашли себе место в других галереях.

Ю.Г.: А как поживает Ваш проект в Лондоне?

И.О.: Мы разошлись с нашими лондонскими партнерами…физически сложно работать на две галереи, да и видение общей стратегии развития проекта слишком разное. Было очень хорошее начало, которое, по несчастью, совпало с разгаром кризиса. Но все равно этот всплеск даст свои результаты, возможно в будущем мы еще реализуем совместные проекты.

Ю.Г.: Какая направленность у галереи? Я вижу, что большинство представленных работ это живопись…

И.О.: Да, у нас много живописи, но сейчас такой момент, что люди, на мой взгляд, возвращаются к вечным ценностям. Эфемерные инсталляции, зачастую не несущие за собой никакого ноу-хау, уже никому не интересны. Что ищут в эпоху кризиса? Ищут valeur. Valeur это ценность, умение художника работать, то, что мы называем словом школа.

Ю.Г.: Хорошая живописная школа, конечно, характеризует русских художников…

И.О.: В этом-то и наша конкурентная сила. Честно надо сказать, мы не очень сильны в придумывании каких-то глобальных концептов и инсталляций. Но a в живописи каждый художник вырабатывает свой почерк. Например, Иван Плющ нашел свой стиль, который его сразу вытащил наверх: сочетание реалистического начала и абстракции в одной работе с ярко выраженным социальным подтекстом. Смысл произведения искусства ведь в том, чтобы и через много лет оно не потеряло свою ценность.

Ю.Г.: Вернисаж выставки Ивана Плюща только что прошел в галерее. Я так понимаю, это Вы его открыли как художника?

© Orel Art

И.О.: Мне его порекомендовал Дмитрий Озерков в 2009 году, когда мы вместе готовили выставку Good news! в нашей лондонской галерее. Я попросила Диму показать мне работы молодых художников, среди них были и картины Плюща. Его работы мне сразу очень понравились, не всегда можно объяснить почему, своего рода интуиция… Потом кураторы и искусствоведы объяснят почему, а я доверяю собственному чутью, которое редко меня подводит. Об этом говорит успех первой Ваниной выставки, после которой его работы уже приобрели многие серьезные коллекционеры, что также подтверждает правильность моего выбора. После своей первой выставки он получил арт-резиденцию в Париже, и вот теперь мы подготовили новый проект под названием Shibari Translation, цикл Infinity. Поступило уже много предложений о сотрудничестве, одно особенно интересное — об участии художника в выставке, организуемой Монетным двором Франции (La Monnaie de Paris). Выставка под названием « Искусство и деньги, опасные связи » (Art & Argent, liaisons dangereuses) объединит художников, работающих над темой денег и денежных знаков. В списке художников всего два русских имени: Молодкин и Плющ. Остальные участники проекта : Andy Warhol, Barbara Kruger, Andreas Gursky, Tracey Emin, Joseph Beuys, Philippe Starck … Этот проект будет вначале существовать в виртуальной форме, в качестве сайта, так как Монетный двор закрыт на реставрацию. Но после его открытия выставка пройдет в реальности. Инаугурация проекта будет 30 июня этого года, его координирует известный французский куратор из Музея Современного искусства Парижа Себастьян Гокаль (Sébastien Gokalp). Плющ покажет работы из серии « Текущие деньги »: ироничные работы на тему нынешней экономической ситуации. Я думаю у Ивана очень неплохие профессиональные перспективы на будущее и он встанет в один ряд с известными художниками.

Ю.Г.: Есть ли у Вас другие проекты по сотрудничеству с арт-институциями? Продвигаете ли Вы своих художников вне рамок галереи?

И.О.: Конечно мы стараемся продвигать наших художников, но такой маленькой структуре как галерея не легко что-то сделать, слишком много бюрократических барьеров. В первую очередь должна быть поддержка Министерства Культуры. Например, что касается прошедшего года России во Франции и Франции в России: музыка, театр, балет, здесь нет никаких проблем. Но в отношении современного искусства было очень мало достойных мероприятий. Ни Центр Помпиду, ни Музей современного искусства Парижа не провели масштабных выставок, которых следовало ожидать. Пока еще россияне не поняли, что современное искусство это, в некотором смысле, лицо страны в области культуры. В Китае, например, поняли давно и активно инвестируют в эту отрасль, используя искусство для создания имиджа страны. Это ведь еще и очень мощное средство воздействия на общественное сознание.

Ю.Г.: Как быть со всеми клише, которые существуют в Европе относительно русского искусства: Ильич, Советская эпоха…и что нужно для признания русских художников на мировом уровне?

И.О.: Конечно есть клише, но это и понятно, так как люди очень мало информированы, ведь абсолютно нет англоязычной литературы на эту тему. Скоро, слава Богу, должна выйти книга Джоанны Викери (Joanna Vickery) по русскому современному искусству – первое издание, глобально описывающee этот период. Для продвижения русских художников на международном уровне необходима информация, нужны серьезные англоязычные публикации, написанные нашими великими критиками и искусствоведами. Галерея — это частная структура и область нашей деятельности ограничена, но мы пытаемся сделать все возможное с нашей стороны.

Интервью подготовлено Гарбузовой Юлией

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.