К нам едет ревизор… Куратор Documenta13

185        1        FB 0      VK 0
08.10.11    ТЕКСТ: 

Незаметно пролетели 5 лет, и вот уже пора бронировать жилье в Касселе, чтобы увидеть Документу 13.

После огромного конкурса среди кураторов, комиссия из самых важных персонажей современного арт-мира (в ней были, кстати, Виктор Мизиано и Иосиф Бакштейн) выбрала Каролин Христов-Бакарджиеву, итальянку болгарского происхождения.

Каролин — куратор в Риме, Турине и Нью-Йорке. С отличием закончила факультет филологии и философии в Университете Пизы в 1981, по специальности история искусства. Дипломная работа была о связях поэзии и живописи.

Она организовывала выставки как независимый куратор, была старшим куратором P.S.1 Contemporary Art Center (филиал Moma). В 2001 году она была членом жюри 49-й Венецианской биеннале, в 2002 году назначена Главным хранителем и куратором Музея современного искусства в Италии — Кастелло ди Риволи. Первым ее проектом там стал Matrix 2 (Франсис Алюс) — система автоотчетчика для музея. Там же она сделала групповой проект I Moderni, который попытался рассмотреть модернистские перспективы в работах молодых видео-художников и саунд-артистов.

Заинтересованная в связях между историческим авангардом и современным искусством, она много писала о «Бедном искусстве» – Artе Povera. Книга была опубликована в 1999 году. Издавала монографии по работам южноафриканского художника Уильяма Кентриджа, о канадской художнице Джанет Кардифф.
Каролин делала персональные выставки таким художникам как Georges Adeagbo, Santiago Sierra, Michael Rakowitz, Nedko Solokov.

С кем Каролин только не работала, и вот она приехала в Москву, чтобы познакомиться с молодыми русскими художниками и не только. Встречу организовал Фонд Виктория в мастерской Кабакова.
В течении 2 дней и 20 минут для каждого выбранного заранее собеседника, возможно, у нее сложилось довольно поверхностное представление, что здесь происходит. Но такому профессионалу не привыкать работать в режиме «прием у врача». Тем более в России она бывает довольно часто.

Участники этой сессии не зря сравнивали встречу с экзаменом. В меру своей уверенности, расслабленности, подготовки и знания английского языка каждый пытался донести хоть какую-то информацию о своих работах. Это было проблематично, так как Каролин — очень специфический собеседник. Неожиданные вопросы совершенно из другой области, просьбы прокомментировать тему религии, философии искусства и политики. Для нее очевидно, что художник не должен быть роботом. Именно поэтому она делала такие проверки! Художник должен быть стойким и немного сумасшедшим. Алисе Иоффе Каролин стала рассказывать, как она стала куратором — монолог оказался столь долгим, что Алиса не успела показать свои работы; Давид Тер-Оганян, например, обсуждал возможности заработка для художника в России.
Также Каролин пригласила для общения ученых — микробиолог, физик-ядерщик, а еще мага! И каждого Каролин снимала на свою камеру.
Будем надеяться, что ресерч, который она проводила со своим помощником Раймондосом Малаускасом, прошел результативно и предстоящая Документа будет хороша. Утверждаю это независимо от решений кураторов именно по встрече с русскими художниками.

По поводу самой Выставки можно сказать, что она представит эко-феминистское, не логоцентричное видение. Художники, потенциальные участники, должны будут размышлять о вопросах и вещах, которые связаны с какой-либо идеей, но не подчинены ей. Это та область, где политика неотделима от чувственной, энергетической сферы, где пересекаются текущие исследования в науке и в искусстве, и другие знания, как древние, так и современные.

carolyn-christov-bakargiev

Foto > Ben Symons, Courtesy Biennale of Sydney

Напоследок, приведу небольшие отрывки из интервью газете «Ди Цайт»:

Каролин Кристов–Бакарджиев:

«… Прежде всего я хочу представить себе цель Документы. Для Арнольда Бодэ, первого директора Документы, целью ее являлось воспитание зрителей, но поскольку я лично ненавижу слово воспитание, мне хотелось бы поговорить об освобождении каждой отдельной личности искусством. Тот кто прочел Кафку, сможет жить свободнее. И даже если он продолжает работать в своей «офисной тюрьме», то своим освобожденным сознанием многое уже видит по–другому…

Возможность почувствовать, предоставленная зрителю, – это естественная цель следующей Документы. Я бы хотела пожелать себе, чтобы зрители покинули выставку изменившимися…

Выставка в силах это совершить: она «перевернет» их в положительном смысле, сделает их более чувствительными и ранимыми. И, в конечном итоге, возможно принесет им более глубокий контакт с собой…

Искусство меня порой трогает так, будто я влюбилась и многое, что было само собой разумеющимся, меняется. Собственная жизнь становится относительной и ты прикасаешься к подробностям жизни и привычкам других…

Мне бы хотелось избежать показа всякой пропаганды и нравоучнений. Тем не менее Документа будет настолько «неполитичной», насколько «неполитичны» Курбэ, Мане или вообще все импрессионисты. Их картины связаны с политикой формы или точнее сказать с формальным решением. В них действительность исчезающе подвижна – показано растворение момента статического взгляда на мир. А это, естественно, представляет собой общественно–политический жест… »

Добавить комментарий

Новости

+
+

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.