#Молодые художники

Война и книги

22        2        FB 0      VK 0

Интервью с новым резидентом «Старта» Асланом Гайсумовым и куратором площадки Еленой Яичниковой

08.11.11    ТЕКСТ: 

27 октября программа «Старт» на «Винзаводе» начала свой третий «сезон», эстафету кураторства переняла Елена Яичникова. Первая выставка – «Без названия (война)» двадцатилетнего Аслана Гайсумова. На белоснежных подиумах расположены книги – всего их двадцать три, всячески изрезанные, напичканные посторонними элементами, лишенные заголовков, части страниц или вовсе содержания. «Книгами» назвать эти объекты можно только условно, исходя из имени первоосновы каждого: если в них текст и остался, то его точно невозможно прочесть. Читать зритель на выставке может разве что красноречивые подписи к работам, которые специально вынесены на отдельный лист – «Нет человека – нет проблемы», «8 голов», «Версий строить не будем», «7 лет» и т.д. AroundArt обратился за подробностями к художнику и куратору.

Ольга Данилкина: Расскажите о выставке – что она из себя представляет?

Елена Яичникова: Этот проект посвящен войне, в данном случае это Чеченская война, потому что Аслан Гайсумов – молодой художник родом из Чечни, он все это видел своими глазами. Здесь мы попытались выстроить инсталляцию как своего рода пейзаж, чтобы работы воспринимались как единое целое, но в то же время каждая работа в общем-то самодостаточна, ее можно разглядывать отдельно.
Говорить о войне очень сложно. Чаще всего люди прибегают к жанру документальной фотографии или видео, какой-то хроники, чтобы говорить о войне. Аслан выбрал другой способ: он привязан к объектам, ему помогают говорить о войне книги. Книги – это объект культуры, культурный человек обычно много читает, он начитан. Книги – это все знания мира, как говорит сам Аслан, мы узнаем мир из книг и в то же время пишем о нашем мире книги. Здесь это культурное наследие подвергается агрессивному воздействию, и мы прекрасно понимаем, чем это воздействие в контексте войны может быть.
Каждая из книг имеет отношение к каким-то событиям, но при этом можно их считывать или не считывать. Чтобы понять, лучше взять листок с названиями работ: мы специально не стали их подписывать, чтобы это не было похоже на музейную экспозицию, мы хотели, чтобы работы выглядели все-таки единым целым.

ОД: Что вас привлекло в этих работах?

ЕЯ: Мне показалось, что это серьезный цельный проект. Это очень серьезная сложная тема, о которой сложно говорить, о которой редко говорят. Это было достойно выставки.

ОД: Как вы преступили к этому проекту, как долго он создавался?

Аслан Гайсумов: Когда я делал эти работы, они не были нацелены на то, чтобы кого-то в чем-то убедить, показать их. Я просто их делал, потому что невозможно было не делать что-то. Когда в Чечне была война, я там жил и видел все это. К счастью, из моей семьи никто не погиб, но есть люди, у которых в семьях происходили страшнейшие вещи. Я оттуда, с той земли, я видел все это и имею возможность что-то говорить в отличие от некоторых людей, которым повезло меньше. Мне повезло в отличие от них: так получилось, что я могу что-то сказать, и я буду говорить об этом еще, еще и еще. Потому что это настолько сильное преступление и событие, которое происходило там в течение двадцати лет (до сих пор там не очень хорошие времена), что о нем молчать и не говорить невозможно. Я ходил на «Винзавод», увидел площадку «Старт» и решил попробовать, вдруг получится.

ОД: Почему в качестве основы были выбраны именно книги?

АГ: Потому что книги написаны какими-то людьми про каких-то людей и я выбрал книги потому, что это хороший способ передать что-то про каких-то людей. Все это можно и с другими вещами делать – красками, металлом. Однако если показывать войну через фотографию или видео, то люди не думают об этом, они пугаются, закрываются. Наверняка и других способов много, не только книги, но я решил сделать именно так. Я очень много времени о них думал. Не так, что я сидел, брал книгу и думал, вот если я вот так порежу, то будет лучше композиционно. Нет, я думал о каком-то событии, просыпался, ходил по городу, учился, жил, и эти образы сами приходят.

ОД: Получается, что каждый объект связан с каким-то конкретным событием?

АГ: Конечно, но в общем и целом – это одно событие. Тут двадцать три книги, а таких работ можно сделать сотни, тысячи, миллионы. Например, вот работа «Памяти А.П.», она связана со случаем Анны Политковской. Чуть дальше стоит книга «Способ замести следы» — она о том, как заметают, заматывают следы, когда происходят такие события в стране. Так впихивают людей, то, что не может уместиться, так показывают по телевизору, пишут в журналах, газетах и так далее. Я поражаюсь, когда люди, с которыми иногда знакомлюсь и недолго общаюсь, говорят, что не знают, что такое Чечня и что там двадцать лет была война. Это очень трагично. Именно из-за этого способа заметания следов люди не знают таких вещей. Поэтому об этом надо говорить. Я не имею в виду, что держу флаг в руках и говорю: «Нужно говорить, нужно говорить!». Я подразумеваю, что нужно говорить об этом не фотографиями событий, а другим языком, чтобы это не забывалось. Я не говорю, что в мире была только одна война и больше никаких не было, но там была даже не война, это было что-то странное.

Материал подготовила Ольга Данилкина

Добавить комментарий

Новости

+
+
25.07.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.