Двойное сопротивление

46        1        FB 0      VK 0
09.10.12    ТЕКСТ: 
Тема выставки «Неоновый пейзаж» Павла Отдельнова — попытка продолжить живописную традицию понимания света в целом. Открытия световоздушной перспективы и сфумато Леонардо Да Винчи, кьяроску́ро Караваджо и визуальные опыты импрессионистов, — это все то, что составляет контекст данной выставки. Можно вспомнить менее программные примеры: волшебный свет Вермеера Дельфского, алхимию «Лунной ночи над Днепром» Архипа Куинджи. Становясь в ряд таких светопрактиков, невольно поднимаешь планку, по которой будут оценивать тебя.Начнем с того, что в названии допущена маленькая неточность, которая так характерна для обозначения явлений, которые по факту не подходят под определение — неоновый свет это только красно-оранжевый цвет, все остальные цвета возможны в результате использования других благородных газов или смесей с неоном. Неоновый свет — младший брат лампы накаливания, безусловно, является новым видом света и, конечно же, метафорой нового мира — неоновой цивилизации, несмотря на то, что был открыт и стал предметом массового использования достаточно давно.Свет солнца, свечи, лампы накаливания имеют свой очевидный источник излучения, а неон — нет. Он, как джин, готов принимать форму любого сосуда, его абсолютная аморфность — главное отличие от предшественников. Неоновый свет имитирует рассеянный комнатный, его падающая тень нечеткая и призрачная. Всех предшественников неона вместе можно смело назвать светом модернизма, это свет, который утверждал и диктовал линейную бинарность. Неон — свет постмодернизма, лишенный центра и границ, обволакивающий и спутывающий как иллюстрация делезовской ризомы.

А сейчас попытаемся вскрыть определяющие механизмы художественного процесса, в котором оказался автор выставки. Постараемся осмыслить архетип консервативного живописца на территории современного искусства. Это поможет нам нагляднее понять и значение позиции художника и тему выставки.

Павел Отдельнов — выпускник и аспирант МГАХИ им. В.И.Сурикова, член Московского Союза художников (секция живописи). Этот путь в биографии является определяющим, он мог бы быть таким у успешного советского художника, который в потенциале становится «заслуженным», а на склоне лет «народным». Отдельнов — ученик мастерской Павла Никонова. Суровый стиль, левый МОСХ — традиция, которая прочной пуповиной связывают Павла с этой важной главой советского искусства. Традиция, с которой Отдельнов не пытается порвать, которую он старательно продолжает. Этот багаж им переносится на территорию современного искусства, где он незамедлительно девальвируется, так как реалии, к сожалению, таковы, что все, что связано с академическим советским наследием, игнорируется без особенного изучения предмета. Есть емкое высказывание, которое определяет подобное положение дел: «Совок есть совок». Такой расклад толкает многих молодых художников на переосмысление своего академического прошлого и радикальный upgrade. Кто же остается работать «в традициях», превращается в «чужого среди своих», потому что, для того чтобы продолжать советские традиции живописи без оглядки на существующий контекст, нужно иметь серьезное алиби. Такие практики встречают двойное сопротивление: сначала к живописному медиуму, а потом к советскому наследию. Механизм определения «свойчужой» в современном искусстве работает давно и без сбоев. Эта аллергия на «совок» до сих пор не позволяет реабилитировать и переосмыслить многое из того, что осталось от прежней системы.

Советская система искусства, представителем которой является автор, важный фигурант этого дела. Сегодня это предмет, в лучшем случае, аукционных торгов, тогда как все его ныне живущие представители находятся за пределами современного искусства. Как сказал один деятель, «их просто отжали». Крушение прежней системы кардинально поменяло расстановку сил: официальное искусство превратилось в тлеющий анахронизм, его апологеты — в тех, кого «в будущее не взяли», а его молодые художники — в «обманутых вкладчиков». Актуальное искусство за последние пару десятилетий, наоборот, серьезно институционализировалось, самоидентифицировалось в сторону европейскости и оставило не у дел весь прежний художественный пласт. Это новый передел, который так характерен для времени революционных сломов, одним словом — прошлое «в топку»! Тем не менее, российское современное искусство до сих пор не является многополярным, в нем нет сил взаимного сдерживания, поэтому, к примеру, в ряд с искусством советского наследия можно легко поместить редкое высокотехнологичное и коммерчески успешное искусство, так как и те и другие пока воспринимаются у нас с одинаковым презрением.

Известно, что хорошая живопись не нуждается в пояснениях и проводниках-экспликациях, она сообщает пластическим языком. Здесь традиционный пластический язык, а он именно таков в работах Павла, иллюстрирует современную тему, но, как известно, «новое вино в старых мехах не хранят». Работы Отдельнова по своему содержанию лишены остроты переживания сегодняшнего дня, автора сложно обвинить в конъюнктуре или реакционизме, скорее наоборот, задачи, которые он перед собой ставит сугубо живописные, сюжеты, как правило, формальны и играют чаще вспомогательную роль в разработке цветовой и линейной композиций. Картины Павла наполнены спокойным созерцанием и медитативной отреченностью (работы «Взлет», «Nightlight»). Текстовые отметины на картинах «7x faster», «Uscita» и отражения в окнах вагонов метро, создают иллюзию дополненной реальности. Точка схода в работе «Переход», обнаруживаемая линиями поручней и люминесцентных ламп, небезуспешно спорит с огромной массой верхней половины картины. Это эстетство и даже бравирование материалом невольно делает акцент на исполнительское мастерство. В целом, живописное решение неонового света в меру обобщенное, в картинах нет скрупулезного исследования беспристрастного ученого-алхимика, кем были предшественники Павла. Здесь свет показан как неотъемлемая часть современного интерьера, архитектуры и ландшафта, он множится отражениями стеклянных поверхностей и именно так выявляет свою социальную природу — повсеместность.

Подводя итог, можно сказать, что эти практики пока не рисковые: они не проверяют на прочность существующие границы или контекст, не предлагают заглянуть за горизонт, а именно от обладателей такой родословной ждешь особенных свершений. Это пример уверенного традиционализма, который, кстати говоря, можно наблюдать и у многих молодых авторов, работающих в традициях московского концептуализма, и в этом между ними нет различий. Хочется списать это на период становления молодого художника, но больше и поскорей хочется увидеть новую надстройку, которую предложит поколение Павла, вышедшее из «суровых» мастерских.

Интервью и экскурсия по выставке с Павлом Отдельновым

Фотографии: Ольга Данилкина
Материал подготовил Владимир Потапов


Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.