#Учеба и резиденции

Я не могу учиться, потому что у меня просто нет педагогов

58        0        FB 0      VK 0

Перипетии Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии им. А.Л.Штиглица

01.11.12    ТЕКСТ: 

Начнем с главного: завтра 2 ноября в 18.30 у здания Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии им. А.Л.Штиглица состоится митинг против увольнений, хотя, судя по поступающей из стен ВУЗа информации, увольнения это только вершина айсберга. На согласованный с городскими властями митинг могут прийти все неравнодушные к судьбе Академии, хотя костяк протестующих составят студенты и преподаватели, которых последовательно довели до таких крайних мер.

За последние несколько лет были уволены многие преподаватели и главы кафедр, упразднены кафедра иностранных языков, кафедра общей скульптуры, кафедра истории искусств и архитектуры. Вместе с увольнением В.И.Михайленко и В.М.Федосеева, проработавших в «Мухе» не одно десятилетие, были ликвидированы кафедры «Программного дизайна» и «Коммуникативного дизайна», которые они возглавляли (технически, на бумаге кафедры присоединили к кафедре «Графического дизайна»). Совсем недавно уволен глава кафедры «Художественной керамики и стекла» И.Б.Томский, при чем сделано это, как говорится в коллективной жалобе студентов, «в разгар учебного процесса, в начале учебного года, из-за этого без педагога остались студенты 2, 3, 4 курсов и 2 студента-дипломника».

Помещения Академии используются каким угодно образом, только не на пользу образованию: «В нашей Академии постоянно проходит широко известная выставка “Мир камня”. Под этой вывеской в помещениях Академии — “Молодежном зале”, рекреациях, на центральной лестнице, коридорах 2 этажа — каждый месяц торгуют не только ювелирными изделиями, но и нижним бельем, одеждой, обувью, зонтами, медом и прочими товарами, не имеющими отношения к названию “Мир камня”, не говоря уже об оракулах, хиромантах и гадалках, предоставляющих свои услуги. На “выставку”, а, по сути, на базар, приходит большое количество людей, что очень сильно мешает учебному процессу. Они несут с собой сутолоку и грязь. Фактически невозможно попасть во многие аудитории, вход в которые заблокирован, пользоваться туалетами и буфетом из-за больших очередей. Во время “Мира камня” у студентов воруют вещи, участники и посетители выставки курят и мусорят в стенах Академии. Мы на 4 дня ежемесячно становимся нежданными гостями в своем доме! В “Молодежном зале” на постоянном экспонировании с 2002 года находится копия большого фриза Пергамского алтаря (180–160 гг. до н.э.), это дар государственного Эрмитажа. На 3, 4 и 5 курсах в программе академического рисунка есть задание — длительный рисунок и зарисовки Пергамского алтаря, но выполнять их во время проведения “Мира камня” невозможно, так как алтарь закрывается торговыми местами. Также в эти дни невозможно выполнять задания, связанные с рисунком и зарисовками интерьера, которые входят в учебную программу 1, 2, 3, 4 и 5 курсов. Помимо этого в нашей Академии во время учебного процесса постоянно проходят различные мероприятия: детские утренники, выпускные балы, съемки клипов, увеселительные мероприятия, так же препятствующие учебному процессу». При этом доход от этих мероприятий уходит в неизвестном направлении: зарплаты у работников Академии низкие, а здание требует ремонта.

Студентов и преподавателей, активно выражающих несогласие с политикой руководства, отчисляют и увольняют. Эффект от жалоб и проверок стараются минимизировать, ведь мы же понимаем, что учитывать мнение широкой студенческой и преподавательской общественности и терять доходы от съемок клипов для Николая Баскова — это естественно большая угроза. В контексте общего консервативного поворота в стране и Петербурге в частности, в контексте социально-экономической политики, выраженной в Федеральном законе № 83 и прочих неолиберальных шедеврах, все это выглядит, к сожалению, закономерно и логично. И именно поэтому с этим стоит бороться. Участвовать в митинге 2 ноября собираются студенты и преподаватели «Мухи», активисты и художники. Событие названо арт-митингом: приветствуются плакаты, арт-объекты, художественные акции, любые формы самовыражения!

Один из организаторов митинга Ирина Разумовская пояснила ситуацию:

Были ли попытки бороться раньше?

Попытки были, но их жестко пресекали. Когда с двух кафедр, «Коммуникативного дизайна» и «Программного дизайна», уволили заведующих, ребята пытались бороться. Знаете, уволнения происходят, и точка зрения руководства выглядит абсолютно безукоризненно. Федосеев еще судится, Михайленко уже закончил, и ребята как-то поутихли. Им на обходах поставили троек и сказали: «Будете дальше бороться, будет вам плохо!», вот они и успокоились. Но периодически что-то происходит. Один мальчик лет пять назад писал письма — его выгнали. Моему преподавателю Сергею Рожнову не выплачивали зарплату за полгода, и он написал в организацию по надзору за трудом, за что его в этом году тоже хотели уволить, но в итоге, не смогли, потому что за него заступился заведующий кафедрой.

Ваш протест вырос из существующей студенческой организации, или объединение сложилось в процессе?

Наше объединение абсолютно стихийное. Началось с того, что Игоря Борисовича Томского уволили с кафедры «Художественной керамики и стекла». Мы сразу же запротестовали. Сначала мы только на нашей кафедре стали всячески жаловаться и писать бумажки, а потом совершенно неожиданно к нам на собрание пришли очень многие студенты и педагоги, стали нас поддерживать. Мы осознали, что в Академии творятся страшные вещи. И потом, чем дальше в лес, чем больше мы сталкивались с поведением руководства, с указами, которые были или не были выпущены, мы поняли, что произошедшее (увольнение Томского — прим.) не просто случай, а закономерное событие в ряду глупейших действий нашей администрации.

На наши собрания приходят по 150–200 человек, но еще очень много народа пишет нам и поддерживает нас — мне кажется, пол-«Мухи», даже несмотря на то, что их пугают администрация и педагоги. Многие боятся проявлять свою позицию активно, но негласно с нами очень многие солидарны, потому что так или иначе очень многие страдают. С самых первых дней нас очень сильно поддерживаетСтуденческий союз. Там тоже сплошные молодые ребята, которые хорошо разбираются во многих вопросах, в том числе юридических. Нам помогает студенческое движение. Я знаю, что, когда будет проходить наш митинг, в Москве состоится митинг от МГУ в нашу поддержку.

К кому вы уже обращались?

У Академии есть учредитель — Министерство образования. Мы обращаемся в министерство, но так же мы писали письма в разные инстанции: в прокуратуру, в Рособрнадзор, к губернатору, президенту. Нам ответил Комитет по высшей школе. От губернатора и президента нам писали, что отправили наши требования в Министерство образования. К нам недавно пришла проверка. Дело было в прошлую пятницу (26 октября — прим.). «Муха» опустела, никого не было. Студентам и педагогам сказали уходить. Мы случайно узнали о проверке, шли по коридору и услышали чей-то телефонный разговор: оказывается, приезжает проверка. Прибыл вице-губернатор Кичеджи и заместитель министра образования Камболов, были еще несколько высокопоставленных чиновников и кто-то из Совета ректоров. Они пришли разговаривать как будто бы со студентами, с нами, недовольными людьми, но, на самом деле, ректор позвал нужных преподавателей, а от студентов — одиозную фигуру Анну Осипову, председателя нашего студенческого профкома, которая якобы выражает мнение студентов. Мы встали у ректората, выпросили возможность поговорить с комиссией и высказали свои требования, а они обещали завтра (30 октября — прим.) провести проверку.

Вы боитесь реакции администрации?

Я участвую во всем с самого начала. Я не уверена, что репрессий в отношении меня не произойдет, что администрация поступит благородно, но я могу вам так сказать: я учусь на кафедре «Керамики», главы которой Игоря Борисовича уже нет, педагоги уходят, я сейчас занимаюсь у преподавателя, который тоже собирается уходить, — то есть, в принципе, ну да, отчислят меня, и я не получу диплом, но, с учебной точки зрения, я ничего не теряю. Я не могу учиться, потому что у меня просто нет педагогов. К тому же, если честно, почему мне бояться выражать свое мнение? Я ничего противозаконного не сделала, занимаю свою гражданскую позицию, я абсолютна чиста, но если меня выгонят, что поделать!..

***

Aroundart попросил Егора Кошелева, художника и преподавателя Московской государственной художественно-промышленной академии им. С.Г.Строганова, прокомментировать ситуацию:

Сказать, что ситуация в «Мухе» вопиющая — это почти ничего не сказать. При общем критическом состоянии нашего высшего образования, усугубляемом неолиберальными реформами последних лет, питерская Академия, судя по известным фактам, является сейчас совершенным воплощением этого кризиса. Я не знаю подобных случаев произвола руководства в российских художественных ВУЗах, и то, что студенты проявили волю и решили открыто отстаивать свою позицию, в данной истории является подлинно вдохновляющим моментом. В таких заведениях редко принимают ясно и звучно выраженную позицию — как педагога, так и студента — сразу говорят о выносе сора из избы и предательстве священного академического братства. Однако же, опыт показывает, что именно бескомпромиссное выступление убежденных в своей правоте и готовых идти до конца людей здесь оказывается наиболее эффективным — так что, ребята, Мухинцы, вы действуете единственно верным способом! Я в студенческие времена принимал участие в конфликтах с преподавательским составом — тогда нам удалось сменить многих некомпетентных и отличающихся хамским поведением педагогов, хотя это и потребовало недюжинных усилий. Но это частный случай, несопоставимый с ситуацией сегодняшней «Мухи». Пожалуй, единственный эпизод в истории отечественного художественного образования, который может быть сравним по своему значению и культурным последствиям — борьба студентов Суриковского института с ректором Модоровым и его приспешниками в 1950-х гг. Тогда отчаявшиеся добиться позитивных сдвигов в учебном процессе и презирающие сталинских «лакировщиков» студенты развернули настоящую атаку на ректора, сумев привлечь на свою сторону официального скульптора-монументалиста Матвея Манизера, занимавшего крупный пост в АХ СССР. Адвокатом студентов выступил также и видный турецкий поэт-коммунист Назым Хикмет, давший конфликту широкую огласку. В результате Модоров был снят вместе с целым рядом наиболее одиозных педагогов. Понятно, насколько труднее было бороться с зарвавшимся руководством советским студентам — и все же они вступали в борьбу — и побеждали! Даже один убежденный человек может многое сделать. Известен эпизод с Дмитрием Приговым, тогда студентом отделения скульптуры Строгановки — увидев, как вахтер-антисемит грубо оскорбил студентку еврейской национальности, он немедленно встал на защиту девушки, потребовав извинений. Итогом стала потасовка, но извинений принесено не было. Тогда Пригов направился к ректору — ректор Быков, обычный чиновник-перестраховщик, решил проблему по-своему, просто исключив из училища как Пригова, так и злополучную студентку. Пригов не унялся и стал обивать пороги комитета ВЛКСМ, редакции газет. В итоге ему удалось привлечь внимание — в «Московском Комсомольце» вышла статья под названием «И один в поле воин», в которой доставалось и ректору Быкову. Перепуганный Быков, телефон которого не смолкал от гневных звонков возмущенной общественности, был вынужден извиниться, призвать к ответу провинившегося подчиненного и восстановить студентку (Пригов же был восстановлен лишь через два года). В сегодняшней питерской ситуации — даже по обнародованным деталям это очевидно — полное моральное превосходство на стороне студентов. Я как-то случайно попал в «Муху» в один из дней упомянутого «Мира камня» и все не мог понять, как можно было допустить подобное в творческом ВУЗе — с одной стороны, молодые художники осваивают профессию, с другой — разгул торгашества — а это почем — а скидочку дадите — ну тысчонку сбросить можно и т.п… Или беспрецедентное упразднение кафедр — например, «Общей скульптуры» или «Истории искусства» — а это же для большинства специальностей базовые академические дисциплины — со стороны произошедшее выглядит каким-то фантастическим спектаклем — не может же, в самом деле, один из влиятельнейших художественных вузов РФ работать без этих и других кафедр, просто не может — и все! — потому что так не бывает, потому что иначе нужно вести речь о расформировании внутренней структуры ВУЗа, о его фактическом демонтаже. Как и многие сейчас, я искренне болею за студентов и желаю им закончить обучение по избранным специальностям и под руководством профессиональных и преданных своему делу специалистов. Тем не менее, при всей огромной важности данного случая, не могу не опасаться, что это еще лишь слабый относительно сигнал о надвигающихся в образовании проблемах. Система воспроизводит себя повсеместно — не логично ли выглядит местный произвол руководства Академии в контексте общего политического произвола последнего времени?




Все фотографии сделаны студентами в стенах СПбГХПА им. А.Л.Штиглица (источник фотографий)
Материал подготовил Сергей Гуськов


Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.