Локальное и универсальное

168        1        FB 0      VK 0
04.09.13    ТЕКСТ: 
Фото предоставлено ГЦСИ

Фото предоставлено ГЦСИ

В московском ГЦСИ в рамках VII Фестиваля коллекций современного искусства открылась выставка «Армянское современное искусство: избранные работы» из коллекции Армянского центра современного экспериментального искусства (ACCEA/NPAK). Ольга Данилкина побывала на выставке и поговорила с со-основателем центра Эдвардом Баласаняном о его деятельности и армянском искусстве.

В большом зале на втором этаже ГЦСИ — около двух десятков работ. В основном это видео, разбавленное малочисленными объектами и инсталляциями. Эдвард Баласанян, со-куратор выставки поясняет, что привез сюда четыре «вида» искусства: видеоарт в чистом виде, видеоинсталляцию, документацию перформанса и традиционную инсталляцию. «Видеоарт — это абстракция в кино, как абстрактная живопись в живописи. — Рассказывает Баласанян. — Задача этой выставки — показать, что и в традиционной инсталляции, и в видеоарте присутствует общий дух современности, между ними есть преемственность, и в результате нет никакой разницы, каким образом художник себя выражает».

Выставка в московском ГЦСИ — первый масштабный показ армянского искусства в Москве. Отправляясь на любой смотр «национального» искусства, если и не ждешь чего-то экзотичного, то точно невольно выискиваешь особенность конкретной школы, интригу эво(рево)люции в решении художественных проблем и преемственность в рамках мировой истории искусства. Одна из инсталляций на выставке состоит из двух метровых скульптур и квадратного старого телевизора. Скульптуры напоминают набивные игрушки и покрыты пестрой тканью, будто смесь Луиз Буржуа и Леонида Тишкова, а по телевизору транслируется ритмичная видео-композиция с изображением рук вышивающего по ткани. Работа художницы Манан Торосян очевидно апеллирует к тематике женского труда и социального положения женщины. С ней соседствуют две видео-работы других художников, на одном — сцены импровизированной борьбы мужчины и женщины, на втором — абстрактные формы, в движении обнаруживающие изображение человека, который совершает агрессивные жесты. Как и другие работы на выставке, эти прилежно жонглируют сформировавшимися в западном искусстве проблематиками: феминизм, гендер, телесность, медиа-реальность. Эта однозначность создает впечатление искусства, которое занимается сухим воплощением методов, вычитанных в зарубежных хрестоматиях. Ситуацию обостряет обилие видео — одного из наиболее доступных и интернационально популярных медиа на данный момент.

Фото предоставлено ГЦСИ

Фото предоставлено ГЦСИ

Упор на видео имел место в политике центра отнюдь не с самого начала. Первый видео-проектор появился в центре в 1995 году, тогда в одинаковом почете были живопись, скульптура, перформанс, инсталляция и видео. «Затем мы пришли к мысли, что если работаем с передовым искусством, то стоит ограничиться самой передовой технологией — это видеоарт. Безусловно, существуют новые медиа, но это искусство еще не сформировалось должным образом». — Рассказывает Эдвард Баласанян. В вопросе о том, к какой традиции все-таки ближе современное армянское искусство, Эдвард придерживается нейтральной позиции, считая, что и советское наследие, и постсоветская ситуация, и западный современный контекст в равной степени имели влияние. «Мне кажется, что искусство армянских художников берет начало в двух базовых вещах: то, что происходит в обществе, и то, что происходит внутри человека. Первое является локальным, не всегда понятным другим, второе — универсально (от английского universal), понятно, общедоступно. Далее все зависит от того, каким образом художник выражает то, что хочет сказать», — дополняет Баласанян.

Армянский центр современного экспериментального искусства был основан в 1992 году Эдвардом и его женой Соней. Соня, по профессии художник, и Эдвард, архитектор, до распада СССР жили в армянской диаспоре в США, а сразу после решили вернуться и создать новую институцию из любви к современному искусству и потребности служить родине. Эдвард до сих пор не говорит по-русски — использует армянский и английский. «В армянской диаспоре очень остро стоит вопрос сохранения своей национальной идентичности и сильно развита традиция волонтерства. Наша главная цель — повышать статус своей страны», — объясняет Эдвард причины возвращения в Армению. Случай создания этой частной институции невольно напоминает московский пример ЦСК «Гараж», разве что в ереванском масштаб меньше и фокус местный.

ACCEA/NPAK до сих пор остался в статусе благотворительного фонда, не имеющего никакого отношения к государству (в отличие от своего ровесника — московского ЦСИ, в 1996 году получившем приставу «государственный»). Государство оказало помощь центру только один раз, но существенную — в 1995 в безвозмездное пользование им было передано пространство, по размеру примерно в два раза больше московского ГЦСИ. В остальном центр функционирует на личные средства Баласанянов, пожертвования попечителей и спонсорские средства. «Мы с Соней работаем в центре на волонтерских основах. У остальных сотрудников есть зарплаты. Конечно, они здесь далеко не космические. В Армении по-прежнему ситуация такова, что, например, художник, если он не продает работы, вынужден иметь дополнительную профессию», — комментирует Баласанян.

Arthur Sargsyan, Chairs, 1996 // Фото предоставлено ГЦСИ

Arthur Sargsyan, Chairs, 1996 // Фото предоставлено ГЦСИ

То, что за счет искусства себя не прокормишь, — не единственное общее у Еревана и Москвы. Примерно в одной ситуации находились советские художники в двух городах до 1991 года: «Будучи вполне информированными о том, что происходит за рубежом, через журналы и случайных приезжих, они не могли в открытую использовать эти альтернативные формы выражения из-за мощного идеологического гнета со стороны власти», — рассказывает Эдвард. С образованием республики «андерграунд» вышел на поверхность: «Внезапно художники стали осознавать современное искусство как средство выражения. Все, что нужно было сделать — это открыть ракушку и позволить таланту, которого в Армении очень много, вырваться наружу». Центр существует уже 21 год, за это время через него прошло три поколения современных армянских художников — от воспитанных советским образованием до рожденных в независимой Армении.

Центр начинал свою работу с одной выставки в год, сейчас их количество в лучшие времена достигает двадцати, их неотъемлемой частью стали образовательные программы. В центре в течении нескольких последних лет проводятся ежегодные фестивали новых имен, театра и видео. Не так давно благодаря грантам появилась возможность организовать образовательные программы в провинции. Местное сообщество реагирует на деятельность центра по-разному, но, по словам Баласаняна, в основном реакция положительная, а основные посетители центра — молодежь. С 1995 года при поддержке центра Армения регулярно участвует в Венецианской биеннале. «Мы проделали за эти годы огромную работу: у нас и наших художников есть международное признание, которым мы гордимся. — Рассказывает Баласанян. — Для нас важно, что художник в какой-то момент нас покидает. Это знак того, что он стал самостоятелен, что мы смогли его вырастить и теперь он действует независимо. Это показатель нашего успеха».

Четкого представления о том, что такое армянское современное искусство и куда его вписать, выставка так и не дала. Впрочем, это можно считать довольно естественной ситуацией для искусства, долгое время находившегося в изоляции, а затем рванувшего в сторону интернационального контекста — баланс локального и универсального здесь еще не установился. Хоть и нет в Ереване еще своего Музея Гуггенхайма, но вере в талант своих соотечественников армянских товарищей можно только позавидовать.

1 — Sona Abgaryan, Play, 1998, видео; 2 — Sonia Balassanian, Playground of Crosshairs, 2006, Mixed Media Installation; 3–4 — вид экспозиции // Фото предоставлено ГЦСИ 

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19
17.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.