#Портрет художника в юности

Света Шуваева

183        1        FB 0      VK 0

Героиня рубрики о молодых художниках – выпускница Самарского государственного архитектурно-строительный университета, организатор квартирной галереи «Светлана»

04.10.13    ТЕКСТ: 

Новая героиня рубрики о молодых художниках – выпускница Самарского государственного архитектурно-строительный университета, организатор квартирной галереи «Светлана».

ПОРТРЕТ #1

Света Шуваева, родилась в 1986 году в Бугульме, живет и работает в Москве
swetki.tumblr.com

Фото: Анна Быкова

Фото: Анна Быкова

Где ты училась? Как попала в Москву? 

Я училась в гуманитарной гимназии в Бугульме, в 10-м классе стала ездить в Самару по выходным, — нужно было ходить на подготовительные курсы в архитектурно-строительном институте. Бугульма от Самары — 5–6 часов на автобусе, в субботу уезжала — в воскресенье приезжала домой. В 11-м классе я переехала в Самару и продолжала ходить на курсы. В итоге поступила на дизайнера окружающей среды, у нашей группы были самые лучшие преподаватели, Сергей Алексеевич Малахов и Евгения Александровна Репина, я считаю, что нам повезло.

В детстве я ходила в художественную школу и мечтала поступить в художественный ВУЗ, но в Москву было очень дорого ехать. Сейчас я даже рада, что так случилось, что поступила именно в архитектурный. Примерно до третьего курса я прилежно училась быть дизайнером, но потом параллельно стала делать свои проекты, познакомилась с Вовой Логутовым в 2008-м. Он проводил мастер-класс в нашем университете: для меня это было что-то новое, интересное, как будто мозги стали по-другому работать. Меня стало затягивать современное искусство, которым я тогда мало интересовалась, со знанием современной архитектуры все было гораздо лучше. Мои познания в искусстве заканчивались Фрэнком Стеллой и другими американцами, а про современную ситуацию в России мне вообще ничего не было известно. В 2008-м Логутов собрал неофициальную школу современного искусства, куда ходило несколько его друзей, я была среди новичков. Занятия проходили в Ботаническом саду на скамейке, Вова давал домашние задания, раздавал листовки с лекциями Гринберга, Адорно. Было дико интересно и как-то волнительно. Тогда я узнала об Авдее Тер-Оганьяне, который тут же стал моим любимым художником.

Закончила институт в 2010-м. Моим дипломным проектом стала городская площадь. Проект стал рождаться после посещения нескольких маргинальных мест в Самаре, где мы любили гулять с друзьями. Стала собирать информацию, фотографировать, рисовать планы, заостряла внимание на деталях: стая собак, ржавая труба, куча гнилых яблок, пустой флакон «Боярышника», арматура, оконные проемы без стеклопакетов, котлован… Все элементы были сведены в таблицу, очищены от лишних деталей и фактур, проявились архетипы форм. По каждому «слову» из словаря был сделан макет, затем все «слова» после различных формальных перетасовок сформировали единый комплекс — площадь. Получился огромный белый монумент из ночного кошмара, где можно гулять, лазить, путешествовать, находить странные места, теряться. В общем, если такое место действительно построить, то оно могло бы успешно стать рассадником криминала в городе. Поэтому это был не совсем архитектурный проект, а скорее художественный, я отдавала себе в этом отчет. Но чтобы защититься перед комиссией пришлось пойти на компромисс — «достроить» площади пространство, которое бы являлось большим паркингом. То есть я защищала образ, а комиссия думала, что паркинг на большое количество мест.

Макет дипломного проекта // Фото предоставлено Светой Шуваевой

Как все началось?

Началось все с книги «Легенда». Я нашла ее у друга, долго смотрела на текст и понимала, что он мне совершенно не интересен, и мне хочется что-то с ним сделать. Сначала я подумала, что если просто оставить глаголы и существительные, типа «он пошел», «он ушел», чтобы все свелось к схеме действий, без всяких там «была прекрасная погода», без эпитетов и лишних романтических описаний. Потом стало понятно, что даже это неинтересно, хочется оставить какие-то отдельные слова, которые служили бы названием картины, а картиной стало бы закрашенное вокруг выбранного слова поле.

Легенда // Фото предоставлено Светой Шуваевой

Это концептуализм такой?

Ну концептуализма в этой работе мало, это скорее формализм. Наверно в течение года я закрашивала, придя из института, страницы этой книги. Давала просохнуть одному развороту, начинала следующий. Цвета не смешивала, брала сразу из тюбика. Появлялись разноцветные прямоугольники и г-образные формы с подписями. Так среди оранжевого прямоугольника могло поплыть словосочетание «рыжая толстуха» или «полное блюдо рубленого мяса с хлебом». Для меня это чистый формализм.

Каталог // Фото предоставлено Светой Шуваевой

А в Самаре ты выставлялась? Какая была первая выставка?

Никогда не думала, какая выставка была первой. Кажется, это была групповая выставка в рамках фестиваля «Арт-штурм», которую делал Вова Логутов в пространстве большого торгового центра. Художникам выделили холл среди понтовых магазинов, куда Логутов отобрал достаточно провокативные работы. Моя работа называлась «Сканы». Это серия отсканированных телевизионных изображений (клипы, телепередачи), распечатанных на ткани и натянутых на подрамник.

Сканы // Фото предоставлено Светой Шуваевой

В Москву ты когда приехала?

Три года назад, сразу после защиты диплома. Сначала устроилась как стажер в архитектурное бюро «А-Б студия» (бывшее «Арт-Бля»), проработала там 8 месяцев и ушла. Первый год в Москве для меня был тяжелый. Сейчас понимаю, что начинаю любить Москву, но город совершенно дикий. Люблю ее и ненавижу. Здесь невозможно сосредоточиться, слишком много событий происходит.

Кто нравится из художников?

Если я начну перечислять все имена, это будет длинный список. Назову только «наших»: из старшего поколения это, конечно, Авдей Тер-Оганьян и почти все художники товарищества «Искусство или смерть», Юрий Альберт, Михаил Чернышов, Юрий Злотников, Михаил Рогинский. Из моего поколения это мои любимые друзья — Давид Тер-Оганьян, Саша Галкина, Иварс Гравлейс, Жанна Кадырова.

Когда ты начала в айпаде рисовать?

Когда он у меня появился. Специально его купила, чтобы рисовать, у него удобный формат экрана. Меня тогда очень заразило рисование Давида Тер-Оганьяна на разных мобильных устройствах. Но если для Давида это такой глобальный проект, то к своему рисованию на айпаде я отношусь не очень серьезно. Это скорее проект для фейсбука, для френдов, не вижу смысла печатать эти изображения или слишком долго об этом говорить. Моей маме нравится, я видела ее лайк под альбомом в facebook.

Что ты обычно рисуешь в айпаде?

Да всё. Или рисую с натуры, или придумываю, иногда не нравится, что выходит, я бросаю, через некоторое время могу дорисовать. Ночью очень удобно рисовать, айпад светится, можно рисовать в клубе, в кафе.

Графика, 2011 — 2013 // Фото предоставлено Светой Шуваевой

Про театр расскажи, про «Узбека».

Спектакль родился в рамках театральной лаборатории «Разрушая границы» в Сахаровском центре. Режиссер и актер — Талгат Баталов. Все участники лаборатории были поделены на пары режиссер-художник. Я захотела работать с Талгатом. Думаю, все получилось классно, я не ошиблась. Когда мы думали над спектаклем, я хотела, чтобы зрители в этом спектакле стали заложниками, чтобы они не чувствовали себя комфортно, как на любом другом спектакле. Так появилась идея взять зрителей в кольцо и направить их взгляды от центра, чтобы все действие происходило вокруг этого кольца и при перемещении актера в другую точку зрителям бы пришлось вертеться или только слушать, что происходит. Весь спектакль, вернее уже стэнд-ап, как называет его Талгат, был наложен на карту московского метрополитена. То, что в пределах Кольцевой — зрительный зал, то, что за кольцом — сцена. То есть внимание зрителя как бы оттянуто с центра на периферию. Формально эта карта метрополитена выглядела как графика мелками на полу, актер скачет с ветки на ветку, рассказывая о событиях, произошедших с ним в разных местах. Это был эскиз, показанный по завершению лаборатории. В идеале, я хотела, чтобы эта карта стала видеопроекцией на пол, чтобы вся декорация могла уместиться на обычной флэшке. Но этого не случилось, «Узбека» «доводил до ума» другой художник. Мне до сих пор, кажется, что я что-то там не доделала. Потенциально я люблю театр, мне бы хотелось сделать что-нибудь еще. Но все-таки придумывать декорации это не совсем мое, больше всего мне нравится придумывать пространство, думать, что может являться сценой, а что залом, где начинается одно и заканчивается другое, или может это все перетекает из одного в другое. Вот это мне интересно, а вовсе не дизайн задника.

Спектакль Узбек // Фото предоставлено Талгатом Баталовым

Расскажи про платья, которые ты шьешь. Ты ходишь в них?

Мне кажется, что я уже всем, кому только можно, рассказала об этих платьях. Пришло время их показать! Кстати, я их не шью, их шьет швея, я делаю эскизы. Главное это даже не платья, это ткань и орнамент, из которых они сшиты. Можно я пока не буду говорить ничего конкретного? Этот проект находится в процессе. Сама пока не ношу, в Москве быстро стало холодно, а они летние.

Тебе больше цветы нравятся?

Цветы люблю, стыдно признаться. В любом виде — на ткани, живые, искусственные, завядшие, в салате, на могилке. Но вот вязаные или цветы-макраме это, конечно, мрак.

Любимые книжки, кино? 

Любимейшая книга на сегодня — «Антология черного юмора» Андре Бретона и «Улица с односторонним движением» Беньямина. Из фильмов — первое, что приходит в голову, это «Америка, Америка» Элиа Казана, «Маргаритки» Хитиловой, почти весь Ларс фон Триер, «Ангел-истребитель» Бунюэля.

Ходишь на выставки? Какие нравятся? 

Почти от всех выставок, виденных в Москве за последние два года, веет халтурой и имитацией художественного процесса. Инновация, Кандинский, биеннале — это вообще никак не хочется комментировать. Но интересные выставки и проекты все-таки можно найти. Очень запомнились ретроспективы Юрия Злотникова и товарищества «Искусство или смерть» в ММСИ, живопись Роуз Вайли в Риджине, персоналка Давида в МАMМе.

Где ты живешь??

Сейчас снимаю квартиру на юге Москвы, в Орехово. В это воскресенье в моей квартирной галерее «Светлана» будет выставка Иварса Гравлейса «Кто следующий». Галерея открылась в конце июня этого года, были выставки Сергея Сапожникова, Макса Роганова и художника из Самары Олега Елагина. В идеале темп должен быть активным: 2 выставки в месяц, не всегда получается этот ритм держать.

Продаешь свои работы?

Работы продаю, но нечасто. В основном проданные работы находятся в частных коллекциях, несколько работ купил «Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина», с которым мы уже год делаем проект, который я скоро хочу показать в Москве.

Что дальше?

Продолжать работать над проектами. Хочу уйти от декоративности, я знаю, в моих работах это есть. Больше экспериментировать, ломать себя. Никогда не нравилось такое понятие как почерк художника, когда ты можешь распознать автора работы, не читая экспликации. Узнаваемый язык, сложившаяся мифология — в этом очень мало от живого процесса творчества, на мой взгляд, но это, конечно, выгодно для карьеры. Карьера — это отвратительно. Я мечтаю о дерзком и духоподъемном искусстве, которое способно менять пространство.

Печерские бабки (1 — 2), Сигнальные ленты (3 — 4), Клеенка (5), Рисунки на аэйпэде (6 —20) // Фото предоставлено Светой Шуваевой

Добавить комментарий

Новости

+
+
13.11.17
19.10.17
16.10.17

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.