Институционализация протеста

159        1        FB 0      VK 0
30.10.13    ТЕКСТ: 
398309

Мелани Бонайо. Генитальная паника. За равенство полов, 2012. Выставка «Музей голландского протеста», Artplay, 2013 

В Центре дизайна ARTPLAY в рамках 5-й Московской биеннале проходит международный фестиваль активистского искусства МедиаУдар, объединивший несколько выставок–ассамблей «Феминистский карандаш-2», «Музей голландского протеста», и собственно большую выставку активистского искусства, включающую «Фрагменты истории самиздата», «Трафы» и т.д. О фестивале, в центре которого оказались приоритет коллектива и проблема социального действия, – Александр Колесников.

Историческая по жанру и активистская по содержанию выставка голландцев – главная коммуникация фестиваля. Она визуально скрепляет два других проекта, благодаря ей МедиаУдар обретает черты законченного произведения. Главные герои «Музея» – анархисты из «Прово» и феминистки из движения «Dolle Mina (Безумная Мина)». Эти мощные движения запомнились дерзкими акциями. «Прово» – в середине 60-х (так, на свадьбе принцессы Нидерландов Беатрикс с бывшим членом Гитлерюгенда Клаусом фон Амсбергом они взорвали дымовую бомбу), «Dolle Mina» – в 70-х. В лучшие времена каждая группа насчитывала более двух тысяч активистов. На выставке – документация их хэппенингов, перформенсов, акций, интервенций, социальные комиксы, журналы.

Заявленные «Прово» взгляды на искусство («искусство – это исключительно предоставление информации эффективным способом») и революцию («если бы мы только могли быть революционерами. Но скорее солнце взойдет на западе, чем революция придет в Нидерланды. Жили бы мы в Испании или Доминиканской республике, были бы ими несомненно. Сейчас мы можем быть только повстанцами, но даже повстанец не станет разбивать себе голову о гранитную стену махровой буржуазности») перекликаются с высказываниями российских активистов МедиаУдара.

b7_eva_besnyo

Участницы группы «Безумная Мина» с плакатами: «Женщина решает. Хозяйка в собственном животе», акция перед зданием суда в Гааге, 1974

Первый по счету МедиаУдар был выставкой, на которой показывали документации акций и перформансов. Рядом с ними многие задавались вопросом «Искусство ли это?». Теперь на повестке дня другие вопросы (на короновавшем анархию МедиаУдаре его участники и все желающие обсуждали путь к прямой демократии), но сказать, какой формат интереснее, сложно.

«МедиаУдар – это пространство для совместной деятельности. Мы попытались уйти от формы выставки, так как обычно она является способом деполитизации высказывания, – рассказал участник рабочей группы, исследователь акционизма Павел Митенко о том, чем МедиаУдар может быть интересен сегодня. – Часто на выставке ты попадаешь в ситуацию, где художник представляет искусство пассивному созерцанию зрителя, вместо того, чтобы иметь в виду его чувства, его способность к соучастию в производстве высказывания. Я не отрицаю такое искусство, но без открытости к участию оно не может быть политическим. Потому что зритель традиционной выставки оказывается не очень-то нужным элементом в игре художника, куратора, коллекционера или музея. Мы попытались противопоставить принципу репрезентации (художественной или политической) принцип участия. Наша задача заключалась в том, чтобы создать мастерскую, а не выставку; пространство участия, а не потребления. Для этого было придумано несколько ходов. Хотя в следующий раз их должно быть, я думаю, больше. Так или иначе, на МедиаУдаре любой желающий может издать книгу, брошюру. Это могут быть нарисованные комиксы, текст манифеста и так далее. Здесь проходят мастер-классы феминистского рисунка, социального комикса, уличного искусства. Еще важным элементом является ежедневная ассамблея. То есть мы сделали несколько ходов, которые ломают логику репрезентации и предлагают логику участия».

«Феминистский карандаш-2», вид экспозиции

Второй этаж оккупирован проектом «Феминистский карандаш-2» и носит скорее характер интервенции. Оценивать идею «ФК» можно только позитивно, учитывая огромные перспективы проекта, однако создается впечатление, что художницами не был затронут мощнейший потенциал современного искусства, не был отрефлексирован вопрос о том, как добиться изменений правил игры в арт-системе. Но если этого желания нет, то почему феминистки участвуют в биеннальном проекте? Некоторые из участниц «Феминистского карандаша-2», выдержав некую адаптацию, уже заняли место в биенальном движении и играют по этим правилам, некоторые – далеки от этого и говорят только на социальные темы, поэтому выставка получилось не совсем ровной. Она похожа на ультиматум, а не на пространство для диалога, при том, что именно за феминистками нет ни мощного движения, ни институциональной поддержки, ни винтовок, ни денег. И самое главное – в работах участниц нет заявленных организаторами МедиаУдара радикальных позиций. На это пыталась намекнуть художница Саша Галкина, подрисовавшая возле некоторых феминистских работ «хуйки».

«МедиаУдар – это выставка протестных штампов. Все очень прилизано и плоско, –говорит о выставке художник Денис Лимонов. – Если бы не история с Галкиной, вообще не о чем было говорить. Хотя «хуйки» тоже очень банальные, удивительно, что они кого-то по-настоящему задели. В идеале их надо было подрисовать так, чтобы никто не узнал, кто это сделал. Если авторство известно, то «хуйки» можно рассматривать с той же позиции, что и остальные произведения, против которых они направлены. Получается, что мы имеем дело с произведением в том же самом формате репрезентации, который, видимо, как раз не устраивает Сашу Галкину. С другой стороны, «хуйки» можно рассматривать как акцию, не очень удачную, поскольку она работает в искусственно суженном (как влагалище феминистки) пространстве. Другими словами, я не знаю и не хочу знать, что за дрязги в тусовке. Если это акция против всего МедиаУдара, а не против «Феминистского карандаша», то мотивы ее создания тоже неясны. Во–первых, это недостаточно емко, во-вторых – МедиаУдар никому не нужен, кроме его непосредственных организаторов».

1379713_588101341238540_328447149_n

Тем не менее, организаторы «Феминистского карандаша» иронично заключили «хуек» Галкиной в рамку, превратив в один из экспонатов выставки и снабдив не менее ироничной экспликацией. Это говорит о принятии критики в свой адрес. Этот жест также доказывает, что «Феминистский карандаш» стал самой живой площадкой фестиваля, на которой происходят конфликты и споры и разбита всякая попытка партийной организации.

Очевидно, что МедиаУдар переживает сложный период институционализации, как, впрочем, и любая модель контринформации внутри арт-системы. Возможно, в будущем фестиваль покажет, станет ли он мощным движением, независимой институцией, либо сольется с программными заявлениями биеннале. Время покажет, сможет ли он внести свежую струю критики, направленную на политизацию российского искусства, как это делали их старшие товарищи – акционисты 1990-х, группа «Война» и «Pussy Riot».

Фотографии Татьяны Сушенковой, Дениса Стяжкина

Добавить комментарий

Новости

+
+
18.08.19
28.07.19
21.07.19
01.07.19
24.06.19

Загрузить еще

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.